Белая куропатка

 Дата публикации: 08.03.2011

Белая куропаткаБелая куропатка

Три вида птиц средних размеров, ведущих в основном наземный образ жизни, населяющих открытые места с преобладанием кустарников и надевающих на зиму белый наряд, составляют род белые куропатки (Lagopus Brisson). Разноцветные сезонные наряды этих птиц, пестрые летом и белые зимой, явление уникальное не только для курообразных, но и для всего класса птиц. Эти три вида — белую, тундряную и белохвостую куропатку — объединяет еще одна особенность. На зиму по краям пальцев у них вместо роговых зубчиков отрастает густое оперение, которое, заметно утепляя пальцы, значительно увеличивает поверхность лапы, делая ее похожей на заячью. Раньше у них, как и у всех тетеревиных, были роговые зубчики, что доказывается их наличием, хотя и в рудиментарном состоянии, у белохвостой куропатки.

В истории белых куропаток, их эволюционном развитии еще много неразгаданного. Это самые северные тетеревиные птицы. Они приспособились к наиболее экстремальным условиям зимнего существования и поэтому, казалось бы, должны быть самым молодым родом в семействе, большинство родоначальных форм которого возникло тогда, когда тундры еще не существовало. Но глубина их приспособительных структур, особенности строения, заметная изолированность от остальных тетеревиных говорят, наоборот, о достаточной древности этой ветви. Словом, пытливым исследователям здесь есть над, чем работать.

Наши древние предки, которые постепенно продвигались на север из степных и лесостепных районов и были хорошо знакомы с серой куропаткой, при встрече с новой птицей сразу уловили определенное сходство между ними и в отличие от серой назвали эту птицу белая куропатка. Строго говоря, применительно к этому виду слово куропатка надо бы употреблять в кавычках, ибо куропатки — подсемейство в семействе фазановых птиц, хотя и родственных тетеревиным, но достаточно от них далеких. Вообще же человек познакомился с белыми куропатками гораздо раньше, когда он владел только грубыми каменными орудиями и вел трудную жизнь бродячих охотников. Многие стоянки людей древнекаменного века палеолита, раскапываемые сейчас археологами, содержат огромное количество костей этих куропаток. Несомненно, уже тогда белые куропатки в силу своего обилия и малой осторожности представляли достаточно легкую добычу. Присутствие их костей в кухонных отбросах палеолитических стоянок охотников за крупным зверем, и прежде всего за мамонтами, ясно указывает, что птицы благополучно жили бок о бок с этими громадными северными слонами, являясь характерным элементом мамонтовой фауны. И смело можно говорить, что белая куропатка наряду с живущим ныне северным оленем — одно из древнейших промысловых животных.

Внешний вид белой куропатки

Облик белой куропатки достаточно характерен: она плотно сложена, со сравнительно короткими ногами и небольшой головой, вооруженной толстым и коротким, слегка выпуклым клювом. Именно клюв помогает надежно отличить белую от тундряной куропатки, с которой она нередко встречается вместе. Окраска зимой почти целиком белая, черными остаются только клюв и перья хвоста. Но последние заметны лишь при взлете и посадке птиц, когда хвост раскрывается; у сидящей же на снегу куропатки они надежно скрыты длинными кроющими перьями хвоста. Поздней весной, летом и осенью окраска белых куропаток крайне пестрая, только у самцов на голове и шее преобладает коричневый цвет. Весенний наряд самца куропача очень эффектен: ослепительно белоснежное туловище и ярко- коричневые, кирпичного цвета, голова и шея, а на голове к тому же при токовании возвышаются ярко-алые брови. Эти брови, каждая из которых представляет собой лопасть с зубчатым краем, вроде петушиного гребня, наливаясь кровью и поднимаясь вертикально, заметно меняют профиль и анфас головы: спереди самец кажется рогатым. В спокойном состоянии бровь сложена и скрыта окружающими перьями, что далеко не излишне при морозной погоде.

Размеры и масса белой куропатки варьируют в широких пределах в зависимости от пола, возраста и подвидовой принадлежности. На огромном ареале эта куропатка образует много подвидов, различающихся окраской и размерами. Например, самцы белой куропатки в горах Алтая весят около 500 г, тогда как у самой крупной лесостепной куропатки бывают Самцы и по 900 г. Самцы из Большеземельской тундры весят в декабре в среднем 35 г, а в июне, в разгар линьки — лишь 568 г.

Белая куропаткаБелая куропатка

Распространение белой куропатки

Распространена белая куропатка по тундрам обоих полушарий, но, кроме того, широко представлена и в умеренных зонах. Самая обширная часть ареала расположена в Евразии, где этот вид встречается от побережья Северного Ледовитого океана до южных окраин таежной, а местами и лесостепной зоны. В Северной Америке ее распространение ограничено в основном тундрой и в лесную зону она проникает незначительно. Несмотря на столь протяженный ареал, белой куропатки нет на большинстве арктических островов, в том числе в Гренландии. Отсутствует она в Западной и Центральной Европе, за исключением Британских островов, а также в восточносибирской тайге от среднего течения Енисея до Байкала. Это замысловатое кружево границ ареала станет понятнее, если мы познакомимся с местообитаниями, которые предпочитает белая куропатка.

Эта птица у многих ассоциируется с тундрами, ледниками и прочими атрибутами Арктики. И можно понять тех специалистов, которые, реконструируя по остаткам животных и растений природу прошлых эпох, считали находки костей белой куропатки явным признаком существования ее в таких местах тундры. Но это далеко не так. Помимо тундр, и которых главное предпочтение оказывается кустарничковым тундрам,- белые куропатки обитают на верховых сфагновых болотах, вересковых пустошах, в разреженных сосновых лесах, лиственничных редколесьях, лесостепи, в зарослях ив и полярных березок в субальпийском поясе гор. Не менее обширен и спектр климатических условий, в которых живет вид. Это и мягкий океанический климат с почти бесснежной зимой Британских островов, и умеренно холодный климат Прибалтики, и резко континентальный климат с. жарким летом и морозной зимой от казахстанского до верхоянского вариантов, и экстремально холодный, с коротким летом климат арктических Новосибирских островов.

Столь разнообразные условия существования не встречаются, пожалуй, ни у какого другого вида семейства и говорят об очень высокой приспосабливаемое белой куропатки. Это и объясняет ее широкий ареал, особенно если учесть, что он представляет лишь часть того огромного пространства, которое вид занимал еще 20 тыс. лет назад. Тогда, в холодную (ледниковую) эпоху, белая куропатка населяла всю Европу вплоть до Испании, Италии, Молдавии и даже Крыма.

Белая куропатка — рекордсмен среди тетеревиных птиц и по уровню численности, точнее по тем максимальным значениям, которых она время от времени достигает.

Белая куропаткаБелая куропатка

Например, в Большеземельской тундре в годы подъема числейности можно насчитать весной на 1 кв. км до 262 пар! Множество белых куропаток, появляющихся осенью в такие годы в кустарниковых тундрах, откочевывает на зиму в лесотундру и северную полосу тайги, где активно промышляется охотниками. Но годы обилия довольно быстро сменяются падением численности, иногда настолько резким, что можно пройти по тундре десятки километров и не встретить ни одной птицы!

Такие резкие колебания численности и плотности населения бывают в основном только на севере, в кустарниковых тундрах и лесотундрах. Южнее большая численность временами отмечается на вересковых пустошах Британских островов и в лиственничных редколесьях Восточной Сибири: в Якутии, например, до 320 пар, а на Британских островах даже до 555 пар на 1 кв. км. Во всех остальных районах плотность населения ниже на несколько порядков и колеблется весной от 1 до 50 пар на ту же площадь, составляя обычно три-четыре пары. Но самая рекордная плотность гнездящихся птиц обнаружена в ряде мест североамериканской тундры, до 800 пар на 1 кв. км!

Это явление давно привлекло внимание ученых, но окончательной ясности до сих пор нет, ибо резкие колебания численности определяются очень многими факторами и спецификой разных природных областей. В результате периоды колебании на отдельных территориях различаются. На севере Скандинавии этот цикл — четырехлетний, на Британских островах он равен 6 годам, а на о. Ньюфаундленд — 10. На Северо-Востоке нашей страны А. В. Андреев после долгих исследований тоже обнаружил существование 10-летнего цикла. К тому же эти циклы перебиваются более короткими или накладываются на более длительные. Так, в Ленинградской области за последние 100 лет на общем фоне снижения численности ее подъемы происходят по затухающей через 20-25 лет. Такой разнобой в циклах обусловливается воздействием на популяции независимых друг от друга факторов. Там, где главный фактор один, циклы могут отличаться сравнительной регулярностью. В частности, в бассейне Колымы их длительность определяется запасами основного зимнего корма — молодых побегов ив. При вспышках численности громадные массы птиц в первую же зиму уничтожают все доступные ивовые побеги на обширных территориях и, оставшись без кормов, настолько истощаются к весне, что самки не в состоянии приступить к откладке яиц, особенно если и весна окажется поздней и холодной. В дальнейшем же нарастание численности белых куропаток растягивается на восемь лет.

Однако в ряде мест недостаток зимнего корма вызывает массовые перекочевки, а то и перелеты белых куропаток. Эти птицы вообще довольно подвижны, и строго оседлы лишь некоторые островные популяции. На севере Европы, в Скандинавии, зафиксированы случаи удаления отдельных особей на 400 км от места кольцевания. На обширных же пространствах тундр, белые куропатки совершают настоящие перелеты. На зиму здесь остаются, как правило, только опытные старые самцы, но в очень суровые многоснежные зимы покидают тундру и они. Основная же масса птиц передвигается к югу вдоль больших рек, текущих к северу, долины которых богаты ивняками. Эти перелеты хорошо выражены в Большеземельской, Малоземельской и Тиманской тундрах, на Ямале, Гыдане, Таймыре, а в Северной Америке — на Аляске.

Начало осеннего движения из тундры зависит от погодных условий, прежде всего от сроков выпадения снега и его количества. В теплую и малоснежную осень белые куропатки летят небольшими табунками, часто и подолгу задерживаясь в удобных местах для кормежки. При внезапном же приходе зимы с обильными снегопадами и буранами птицы, особенно если их много, летят быстро, сбиваясь в крупные стаи, и весь период миграции сильно сокращается. Массовые перелеты белых куропаток — впечатляющее зрелище: огромные стаи белоснежных птиц, по 250-300 особей в каждой, летят одна за другой в 20-200 м над землей.

Осенние путешествия белых куропаток по долинам крупных рек проходят сравнительно безопасно. Иное дело, когда таких дорог нет. В этих случаях курс движения стай часто меняется в зависимости от направления и силы ветра. Вблизи морских берегов это может обернуться большой бедой. Шторм порой сносит летящих птиц в открытое море, где ненастье резко ограничивает видимость, и в результате происходит массовая гибель птиц. Так, Д. Соловьев сообщает, что в 1915-1916 гг. погибшие в море птицы, выброшенные на берега Большеземельской тундры, образовали валы высотой до 2 м. При хороших же метеоусловиях белые куропатки не боятся лететь над морем, и А. В. Михеев сообщал, что при попутном ветре они перелетают с Кольского полу-острова на Канин, преодолевая 100 км над открытым морем. Он же слышал от промышленников, что в некоторые годы осенью белые куропатки, наподобие леммингов, устремлялись в Северный Ледовитый океан, где и гибли массами. Данные эти потом ни разу не подтверждались, однако в коллекции Зоологического института АН РФ есть экземпляр, на этикетке которого значится: 6 июля 1901 г. В море, в 100 верстах к северу от о. Колгуева. Это была самка, линявшая в летний наряд, летевшая явно к северу и решившая отдохнуть на судне Русской полярной экспедиции.

Что же побуждает лететь на север как одиночных птиц, так и их стаи? Я склонен объяснять это тем, что в последнюю холодную эпоху, 20 тыс. лет назад, во время крупной морской регрессии весь океанический шельф (материковая отмель) Евразии был сушей, очень обширной и простиравшейся на север от современной береговой линии на 700 км. В это время архипелаги островов Шпицберген и Земля Франца- Иосифа входили в состав материка. И нет ничего невероятного в том, что вид сохранил генетическую информацию об этой огромной приполярной суше.

Весеннее движение обратно тоже зависит от погоды. Оно никогда не бывает столь массовым, как осеннее, ибо очень много птиц за зиму гибнет, но в некоторых местах их концентрация может быть значительной. Весенний перелет нередко связан с миграциями северных оленей, которые движутся по определенным маршрутам, растягиваясь на многие километры. Известный полярный зоолог А. В. Кречмар хорошо описал эту красочную картину, наблюдавшуюся им на западном Таймыре: длинные вереницы бредущих на север оленей, издали кажущихся сплошными черными линиями на безбрежных снежных пространствах, и стайки белоснежных птиц, перелетающих вдоль стад и оживленно бегающих в поисках корма под ногами животных.

Образ жизни белой куропатки

Белая куропатка ведет преимущественно наземный образ жизни, находясь почти все время на поверхности снега или земли. Несмотря на то, что на ветвях деревьев птицы чувствуют себя довольно уверенно и свободно садятся в кроны лиственных и хвойных деревьев, как и на кусты, легко передвигаясь по тонким ветвям, делают они это только для кормежки, когда либо корма на земле не хватает, либо мороз слишком силен и заставляет поторопиться с добычей пищи.

Постоянно проявляется и стремление к обитанию в открытых местах. Птицы или обходят густые заросли, или используют для передвижения наиболее разреженные их участки. Во время кормежки куропатки периодически забираются на отдельные высокие кочки и, вытянувшись столбиком, осматривают все вокруг. Зимой, кормясь, они перемещаются по плотному снегу довольно быстро, проходя за час несколько сот метров. Летом при опасности птицы стараются незаметно уйти пешком, а зимой, наоборот, взлетают заблаговременно. По природе своей эти птицы мало пугливы и нередко подпускают человека почти вплотную, но при частом преследовании становятся очень осторожными. Они хорошо чувствуют степень соответствия окраски своего оперения окружающей местности. Если куропатки в белом наряде, а снег лежит далеко не сплошь, они стараются придерживаться белых пятен и, будучи вспугнутыми, опускаются только на снег. Большую часть года белые куропатки мало заметны и молчаливы. Лишь весной самцы становятся очень приметными и крикливыми. Тревожный крик, издаваемый самцом при взлете, это трескучий трехсложный звук карррр-ко-каррр.

Белая куропаткаБелая куропатка

Полет белой куропатки достаточно маневренный и быстрый. Она без труда может взлететь с земли в густых кустарниках и набирать высоту, лавируя среди деревьев. При перелетах в процессе кормежки птицы предпочитают держаться низко над землей и перед посадкой делают характерную горку, круто взмывая вверх и полого спускаясь вниз. При перелетах они перемещаются на высоте 100 м и более и могут преодолеть без посадки свыше 100 км. Взлетают они зимой очень тихо, а в период линьки шумно и тяжело.

Осенний период в жизни белой куропатки довольно растянут в лесной и лесостепной зонах и очень сжат в тундрах. И если Южнее Полярного круга стайки птиц, обитая примерно на одних и тех же территориях, без особых усилий переходят к зимнему образу жизни, то севернее, в тундре, наступлению зимнего периода предшествуют напряженные перемещения, о которых уже рассказывалось и на севере, и на юге осень максимально используется птицами для нагула перед зимовкой. Основу осеннего рациона всюду составляют ягоды, хотя уже в конце сентября, а в тундре и раньше, в суточной диете появляется все больше зимнего корма — концевых побегов, почек, сережек ив, карликовых березок, ольхи.

В августе и молодые, и старые птицы начинают перелинивать в белый наряд. Белые перья появляются сначала на брюхе, а когда оно побелеет полностью, то и на зобу, шее, голове, спине. Пегим наряд белой куропатки остается более месяца. Раньше всех сплошь белой становится нижняя часть тела, цветные же перья дольше всего сохраняются на голове, плечах и в области зоба. То, что первой линяет в белый цвет нижняя половина тела, а не верхняя, весьма смущает тех, кто считает белый наряд этой куропатки покровительственным, развившимся столь полно благодаря естественному отбору на маскировку. Но ведь иначе и быть не может! Чтобы полностью перелинять в белый наряд, куропатке нужно время, причем время именно осеннее, ибо зимой, как известно, птицы не линяют. Но что произошло бы, если бы первой побелела спина, когда вокруг нет еще и намека на снег? Такая птица издалека становилась бы заметной для любого хищника.

На огромных пространствах скованной зимними холодами суши — от Таймыра до Казахстана, от Норвегии до Камчатки, от Юкона до Лабрадора — жизнь белой куропатки почти одинакова. Ночь она проводит в подснежной камере, с рассветом выходит на кормежку. Птицы кормятся, передвигаясь стайкой от одного куста к другому и покрывая чистую поверхность снега красивыми узорами цепочек следов. Днем они отдыхают в поверхностных лунках или зарываются в снег, вечером снова выходят на кормежку, заметно активизируясь в сумерках, чтобы полнее набить свои зобы на ночь. Закончив вечернюю кормежку, вся стайка делает короткий перелет к месту ночлега, где и зарывается в снег. Этот перелет почти обязателен: птицы как бы чувствуют, что по следам, протянувшимся на сотни метров, их без труда разыщет какой-нибудь хищник.

От этого распорядка в зависимости от длины дня, погоды, состояния снега и степени обилия кормов бывает много отступлений. Вооруженная теплым оперением и великолепной пищеварительной системой, белая куропатка неплохо использует и свои умственные способности, пластично меняя поведение в соответствии с ситуацией. Например, на крайнем севере световой день в конце декабря составляет всего два-три часа и белая куропатка не может устраивать дневной перерыв: птицы кормятся все светлое время суток, когда освещение выше 2 люкс. Сильные морозы не смущают птиц, и они спокойно кормятся и при -50°С, хотя при этом так распушивают свое оперение, что становятся похожими на белые шары. Но в такие морозы кормежка возможна только при безветрии. Ветер, дующий со скоростью более 7 м/с, способен задержать выход куропаток на кормежку или прекратить ее, ограничив время кормовой активности до минимума. Б. А. Павлов, изучавший этих птиц на Таймыре, считает, что при сочетании ветра и мороза они могут оставаться в камерах под снегом двое суток подряд.

При обычном режиме расклад времени у белой куропатки в середине зимы таков: пребывание в подснежной камере на отдыхе — 17-18 ч, дневной отдых в той же камере или на поверхности снега — 2-3, пешая кормежка — 3-4 ч. На полет же тратится не более двух минут в сутки. Нетрудно представить себе, как сберегает силы и энергию отдых в подснежной камере, в условиях температурного комфорта.

Белая куропатка, наверное, единственный вид среди тетеревиных птиц, который из-за наземного образа жизни вступает в конкуренцию с млекопитающими, прежде всего с главными потребителями ивового подроста — лосями и зайцами-беляками. Местами эта конкуренция, особенно в конце зимы, бывает довольно сильной. Белые куропатки предпочитают побеги диаметром 0,8-1,5 мм. По мере истощения запасов таких веточек птицы вынуждены кормиться все более толстыми побегами, до 2,6 мм. А. В. Андреев как-то показал мне пробирки с образцами корма из зобов белых куропаток, взятыми на Колыме в начале, середине и конце зимы. Контраст был разительным. В последней пробирке лежали ровно нарезанные настоящие бревнышки, основная масса которых — негодная для питания сердцевина, а процент коры и камбия ничтожен. Нетрудно представить, как быстро расходуются самые тонкие веточки в ивняках, когда на них обрушиваются громадные массы зимующих куропаток. Птицы поневоле вынуждены поедать все более и более толстые побеги, по сути дела древесину, и к весне начинают голодать. При таком недостатке корма птиц не спасает даже то, что они кормятся в кронах ив и берез, как тетерева.

Размножение белых куропаток

В ходе весеннего токования существуют резкие различия между северными и южными популяциями, т. е. между сравнительно оседлыми и практически перелетными куропатками. Брачное оживление начинается довольно рано и у тех, и у других, и индикатором его служат первые ярко-рыжие перья, появляющиеся на голове и шее самцов. Белая куропатка — моногам, и на этом строится стратегия территориального распределения в брачный сезон. Основу ее составляет система участков, захватываемых и удерживаемых отдельными самцами, куда впоследствии привлекаются самки. В таежной и степной зонах, где количество куропаток небольшое, проблем у самцов с выбором и захватом участка не возникает. Если на каком-нибудь обширном верховом болоте в тайге гнездятся две-три пары, то они вообще не вступают в контакты. Там, где птицы зимуют в непосредственной близости от мест размножения, четкой приверженности к определенным участкам не наблюдается, и если пара загнездилась на каком-нибудь клочке болота, то это вовсе не значит, что на будущий год она устроит гнездо здесь же.

В тундре при низкой численности прилетающие весной куропатки также довольно спокойно распределяются по огромным площадям, выбирая для гнездования наиболее удобные места. Их участки в таком случае располагаются по тундре крайне неравномерно: обширные территории, где не увидишь ни одной куропатки, сменяются местами, где в непосредственной близости обитает несколько пар. Совершенно иная картина наблюдается при вспышках численности этих птиц, прекрасное описание которой дал А., В. Михеев в 1948 г. в книге «Белая куропатка».

На места размножения в родную тундру куропатки возвращаются очень рано, там обычно еще царит зимняя обстановка и снег не тронут таянием. Весеннее оживление у них начинается еще на зимовках, в стаях, когда самцы начинают токовать и преследовать самок. В тундре с удлинением дня и постепенным повышением температуры активность самцов все возрастает и их брачные крики слышны все светлое время суток. Самки же в это время заняты только отдыхом и кормежкой и всячески избегают преследований ухаживающих самцов. В бураны или при других ухудшениях погоды токование почти прекращается, птицы снова собираются в стаи, кормясь в ивняках, как и зимой.

Очередной этап размножения наступает в мае, когда появляются первые проталины. В это время начинается и распределение птиц по территории, и образование пар, что сопровождается невероятным оживлением. Дележ тундры на участки и формирование пар совершаются очень быстро, буквально в несколько дней — лето в тундре короткое и птицам дорог каждый час. Между самцами — хозяевами участков развивается резкий антагонизм, границы соседних владений становятся ареной постоянных столкновений. Оказавшиеся на участках чужие самцы мгновенно изгоняются, и ожесточенные драки, преследование соперников на земле и в воздухе сопровождаются непрекращающимся токованием. Самец круглосуточно находится в состоянии боевой готовности и не теряет бдительности даже во время коротких кормежек. При обилии птиц тундра оказывается поделенной между самцами до последнего клочка, и А. В. Михеев описывал случай, когда вспугнутый им с токового участка самец облетел все окрестности и нигде не мог присесть дольше, чем на секунду,- как только он опускался, на него тут же бросался хозяин данной территории.

Участок самца — это территория, которую он захватывает и охраняет не только для токования, но и для гнездования самки. Он может располагаться в ивняковых зарослях и на совершенно открытых местах, на вершинах холмов и в низинах, на сухой и сырой почве. Особенно ценится птицами кочковатый микрорельеф с обильной, но негустой растительностью из кустиков карликовой березы, багульника, с травяным и моховым покровом — и все это поблизости от густых зарослей ивовых кустарников, окружающих озеро или ручей. На каждом участке имеется сторожевой пост, устраиваемый на самой удобной для обзора точке, обычно на высокой кочке, а также одна-две выбитых в почве лунки, где птицы принимают пылевые ванны. Сторожевые точки отличаются большим постоянством. Благодаря удобрению почвы экскрементами здесь развивается богатая травяная растительность, привлекающая и других животных, прежде всего тундровых грызунов — леммингов, устраивающих здесь свои норы. А лемминги привлекают хищников — белых сов и песцов.

Ток белой куропатки очень своеобразен. Главным его элементом является специфичный токовой полет. Как ни удивительно, но подробное описание токового ритуала самца до сих пор отсутствует, и в научной литературе есть только общие характеристики его отдельных элементов. Исключение составляет британский граус (подвид белой куропатки,обитающий на Британских островах), токование которого дотошно описано англичанами.

Токовой полет совершается по сложной траектории и сопровождается характерными голосовыми реакциями. После взлета самец летит сначала довольно низко над землей, затем резко набирает высоту (делает горку) и, достигнув наивысшей точки, круто спускается на раскрытых неподвижных крыльях, слегка отставленных назад, с раскрытым хвостом и поднятой головой. Заканчивая спуск, он активно трепещет крыльями и пробегает по земле, как бы по инерции, еще несколько метров. Выполняя горку, самец два-три раза поднимает голову, прогибаясь в спине. Перед горкой он издает громкий отрывистый басовитый крик вроде «гок» или «гау», через секунду после которого следует раскатистый хохот из сливающихся коротких слогов «ке-ке-ке-ке-крррр», а затем, опять после паузы, издаются один за другим столь характерные для белой куропатки выкрики «кабао-кабао-кабао». Эта серия криков может рассматриваться как своеобразная брачная песня. Она же исполняется и на земле, когда самец сидит на сторожевой кочке. Высота токового полета бывает разной, от 8 до 20 м, а протяженность изменяется от нескольких десятков до 250 м. В среднем полет длится двенадцать секунд, из которых четыре с половиной занимает спуск на землю.

Выбрав участок вместе с хозяином, самка еще некоторое время усиленно кормится, не обращая на самца внимания. Только после того, как окончательно установится тепло и снег почти исчезнет, наступает короткий период спаривания. Самка к этой поре уже успевает надеть пестрый летний наряд в отличие от самца, который на весь период токования остается по-прежнему белым, с кирпичной шеей и головой. В разгар брачного сезона самцы токуют в тундре круглосуточно, но особенно активно на утренних и вечерних зорях. Когда же приходят белые ночи, то вечерний и утренний тока сливаются, превращаясь по сути дела в ночное токование. На юге, где белых ночей нет или они бывают лишь в июне, самцы обычно токуют в густых предрассветных сумерках.

Самка находит в пределах участка укромное местечко, где и устраивает гнездо под прикрытием одного-двух не слишком густых кустиков. Благодаря прекрасной покровительственной окраске она особенно не боится быть обнаруженной, а негустые кустики не мешают ей обозревать окрестности, вовремя замечать опасность и правильно рассчитывать момент взлета. Степень влажности почвы тоже важна, и самка старается выбрать место с грунтом посуше, но если такой возможности нет, то подстилка в гнезде делается более толстой. В лесной зоне на верховых болотах гнездо обычно устраивается во мху, а в лесу — и подветкой ели. В лесостепи птицы тоже стремятся располагать гнезда среди мелкого кустарника, но могут помещать их и на сельскохозяйственных полях. Здесь на сухой почве они часто бывают вообще без подстилки. И только на совсем влажных участках может сооружаться весьма основательное гнездо: оно вьется из сухой травы с толстым, до 1 см, дном, со стенками толщиной 2 см и диаметром около 18 см. Такие необычные для белой куропатки постройки А. В. Михеев находил в Тиманской тундре. В тундре самка норовит соорудить гнездо в непосредственной близости от прошлогоднего, а иногда и на том же самом месте.

Яйца белой куропатки чуть покрупнее рябчиковых. Бледновато- охристый основной тон их скорлупы покрыт бурыми пятнами разной величины. Только что снесенные яйца имеют сочный красноватый оттенок, который в процессе насиживания как бы выгорает, пятна же, наоборот, темнеют, и окраска яиц становится более контрастной.

Размеры кладки подвержены сильным изменениям даже в одной и той же местности. Среди главных факторов, влияющих на ее величину, первое место занимает степень полноценности весеннего питания самки. Так, например, было замечено, что в годы с низкой численностью птиц количество яиц в кладках становилось несколько больше, чем при высокой численности. Некоторые склонны усматривать в этом доказательство существования внутреннего механизма саморегулирования, но в действительности все гораздо проще. Чем меньше птиц, тем меньше у самки конкурентов, тем спокойнее, она может выбрать наиболее кормные места и без помех подготовиться к откладке яиц. И наоборот, когда . в тундре от обилия куропаток буквально яблоку негде упасть, отыскать достаточное пропитание намного труднее. В целом же размеры кладки колеблются от 4 до 20 яиц, хотя их обычные размеры 8-12 яиц. Если первая кладка гибнет, то в повторной яиц всегда заметно меньше. А повторных кладок бывает немало, особенно в тундре, где различные хищники, прежде всего песцы, разоряют до четверти всех гнезд.

В кладках, где более 12 яиц, они иногда лежат в два слоя, тупыми концами вверх. При вынужденном взлете наседки отдельные яйца выкатываются из гнезда, и самка по возвращении водворяет их обратно. В процессе насиживания птица регулярно переворачивает и перемещает яйца, добиваясь равномерного их обогрева. Чем ближе срок вылупления птенцов, тем неохотнее самка оставляет гнездо даже в случае опасности, а в последние сутки не отлучается и на кормежку. Неудивительно, что к моменту вылупления птенцов она теряет до 25% массы, тела. Птенцы выкарабкиваются из скорлупы обычно утром, дружно и тем быстрее, чем теплее погода.

Все три недели, пока самка насиживает, самец добросовестно охраняет гнездовой участок. Он либо находится на сторожевом посту, либо кормится неподалеку, ни на секунду не ослабляя бдительности. Когда самка идет кормиться, самец, сопроводив ее немного, возвращается назад, опасаясь за гнездо, но ближе 10 м к нему не подходит, дабы своей яркой окраской не выдать его местонахождение. Столь разумное поведение в сочетании с удивительной отвагой, с какой самец нападает на появляющихся вблизи хищников, во многом способствует успеху размножения. Более того, недавно было установлено, что в некоторых случаях самец может заменить погибшую самку и благополучно завершить насиживание. В процессе размножения самцы все же гибнут чаще самок. Будучи очень заметными на своих сторожевых постах, они вызывают огонь на себя, отводя опасность от гнезда подчас ценой собственной жизни.

Чем ближе время вылупления птенцов, тем более скрытным ста-новится поведение самца. Он начинает маскироваться и затаиваться, но при необходимости так же безоглядно нападает на врага. Как только птенцы обсохнут, самец присоединяется к выводку и сопровождает его вместе с самкой. В первые дни подвижность выводка очень мала. Мед-ленно передвигаясь компактной группой среди кочек и травы, он то и дело останавливается — птенчики дружно лезут под мамашу, чтобы подогреться, и сидят там, тесно прижавшись друг к другу, высунув головки наружу. Когда движение возобновляется, самка идет впереди, за ней тесной пищащей кучкой следуют птенцы, а самец гордо замыкает шествие. Скорость перемещения выводка без учета остановок может составлять около 160 м в час, хотя за первые сутки он успевает отойти от гнезда всего на 150 м.

С появлением птенцов у самца полностью пропадают территориальные притязания. Гнездовой участок выполнил свою роль, выводок его покидает, и бороться за территорию уже нет смысла. Взамен крайнего индивидуализма и собственничества у самцов развивается тяга к коллективизму (у самок, видимо, она никогда не пропадает). В результате нередко несколько выводков объединяется, что бывает особенно заметно, когда птенцы в них разновозрастные. Родители таких совместных детских садов или соседствующих выводков нередко сплачиваются для отпора различным хищникам, причем первыми по-прежнему нападают самцы. В конце первого месяца жизни поведение взрослых птиц меняется. Потревоженные, они молча улетают прочь, а птенцы разбегаются в разные стороны и затаиваются. После того как птенцы становятся летными, выводок при тревоге разлетается в разных направлениях. В случае гибели самки самец может один сопровождать выводок, а если гибнут обе взрослые птицы, то, как установил А. В. Михеев, происходит удивительная вещь: осиротевшие птенцы присоединяются к соседним выводкам, родители которых принимают их без колебаний. Нетрудно представить, какую выгоду приносит виду такой коллективизм!

Линька белой куропатки

Завершая жизнеописание белой куропатки, необходимо остановиться на очень сложном и до конца не изученном явлении — ее линьке. Все ясно только с предзимней линькой, когда птицы надевают белый наряд. В отношении же цветного наряда, надеваемого в теплое время года, картина оказалась более сложной. Изучая коллекции птиц, собранных в разное время, орнитологи обратили внимание на то, что каждому сезону года у самцов и в меньшей степени у самок соответствовал особый цветной наряд. Они так и были названы — весенним, летним и осенним. Перья каждого наряда имели свою окраску и рисунок, что и дало основание полагать, что белая куропатка с весны по осень линяет четыре раза.

Но здесь возникли сильные сомнения. Хорошо известно, сколько энергии требует линька. Некоторые птицы в годы интенсивной линьки даже не гнездятся, а тут — Три линьки за короткое полярное лето! Откуда столько энергии у белых куропаток, которым надо еще и птенцов вывести, и подготовиться к зиме? Ведь что такое линька? Во всех учебниках и справочниках линька до сих пор определяется как процесс выталкивания старого пера новым. Значит, каждый перьевой сосочек белой куропатки выгоняет по четыре пера в год? Факт, не имеющий аналогов в классе птиц.

Орнитолог С. И. Снигиревский обнаружил, что у тетеревиных птиц в начале лета выпадает много перьев без немедленной замены, т. е. происходит разреживание оперения на теплое время года. Это заметно выгоднее, чем специально перелинивать в летний наряд из менее теплых перьев. Иными словами, оказалось, что линька может идти и без выталкивания старого пера новым; перо выпадает по каким-то иным причинам, а перьевой сосочек продуцирует новое перо далеко не сразу. Этот механизм, несомненно существовавший уже у предков белых куропаток, и лег в основу того, что мы наблюдаем сейчас.

Большая часть перьевых сосочков белой куропатки продуцирует в год два пера — цветное и белое, а остальные — одно, когда белое перо сменяется снова белым. Ход же линьки таков. Весной часть белых перьев, особенно на голове и шее, вытесняется коричневыми весенними, но много их выпадает без замены, и их перьевые сосочки как бы дремлют до поры до времени. Одни из них пробуждаются летом и выгоняют летние перья, другие активизируются в конце лета и дают осенние перья. Их различная окраска определяется уровнем половых гормонов в крови. Летом он равен нулю, и растущие в это время перья очень похожи по окраске на перья молодых птиц. Осенью, при активизации гормональных желез, вырастают перья, похожие на весенние, но не столь яркие. Различия между весенними, летними и осенними перьями сглаживаются перьями переходного характера, факт наличия которых подтверждает, что активизация то тех, то иных спящих сосочков идет непрерывно все теплое время года.

Доказать эту схему осмотром птиц в природе довольно трудно, и мне пришло в голову другое. Если правы те, кто считает четыре линьки реальностью, значит, цветные перья выталкиваются цветными же и летом в тундре, где много куропаток, количество выпавших цветных перьев должно быть не меньшим, чем белых. И вот по моей просьбе собираются перья в Большеземельской тундре на участках гнездящихся куропаток каждый день вплоть до середины июля. Мне присылают в датированных пакетах массу перьев, и все они оказываются белыми. Цветных нет! И тем не менее точку здесь ставить рано. Остается непонятным сложнейший механизм линьки белых куропаток, точно определяющий, какому перу когда выпасть, а также каким пером и через какой интервал быть замененным.

Будущее белых куропаток

Каковы же перспективы на ближайшее будущее у этого вида?

Сейчас белая куропатка — единственный вид семейства, численность которого позволяет вести промысловую охоту. Такой промысел, правда, возможен только в узкой южной полосе тундровой зоны, в лесотундре и северной части таежной зоны, где начиная с поздней осени регулярно, хотя и не каждый год, скапливаются откочевавшие с севера птицы. На всей же остальной территории ареала белая куропатка может быть лишь объектом спортивной охоты, и то не везде. Сейчас этот вид находится на грани исчезновения в Прибалтике и Белоруссии, численность его резко сокращается по всему российскому Нечерноземью. И причиной этого является не только потепление климата и конкуренция с размножившимися лосями и зайцами, как считают некоторые, а прежде всего уничтожение традиционных мест обитания этих птиц — верховых болот. Остающиеся клочки пригодных территорий положения не спасают, ибо этот вид явно не способен существовать маленькими изолированными популяциями. Такие популяции неизбежно вымирают. Не может помочь делу и завоз белых куропаток, пойманных в других местах. Выпущенные на волю птицы в первые же месяцы разлетаются в разные стороны и бесследно исчезают.

На сегодня важнейшей мерой охраны белой куропатки там, где в этом есть необходимость, является, помимо полного запрета охоты, охрана верховых болот, с преступной бездумностью уничтожаемых мелиораторами. А чтобы исключить фактор беспокойства, требуется закрывать такие болота для посещения с апреля по июль включительно.

Первоисточник: «Семейство тетеревиных птиц».

Автор работы – Потапов Роальд Леонидович, гл.н. сотр. Зоологического ин-та Российской Академии наук, доктор биол. наук, профессор.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...