Животный мир Африки

 Дата публикации: 28.03.2011

Африка — континент, на котором тысячи лет назад возникла человеческая цивилизация, — в сущности еще 200 лет назад была неизученной, незнакомой землей. Европе были известны только узкая полоска побережья и устья больших рек, но, где их начало, откуда и куда текут, оставалось тайной. Знания европейцев об Африке ограничивались Сахарой, а на юге — Капской провинцией. Только на побережье возводились небольшие крепости, которые должны были обеспечивать безопасное плавание кораблей, направлявшихся за грузом индийских пряностей.

Животный мир АфрикиЖивотный мир Африки

В те времена Африка жила своей самобытной жизнью. Существовали хорошо организованные сильные империи. Сравнительно низкая плотность населения не могла представлять серьезной угрозы для африканской природы, которая сохранялась практически нетронутой до начала прошлого столетия, когда Европа приступила к постепенному открытию для себя Африканского континента.

Безграничное разнообразие животного мира, особенно множество крупных млекопитающих, положило начало новому «спорту» — охотничьим экспедициям в Африку. Считалось хорошим тоном привезти из Африки определенное количество трофеев, а по возможности установить «рекорд» по количеству убитых животных. И в чехословацких замках есть немало свидетельств увлечения подобным «спортом». Кажущаяся неиссякаемость животного мира Африки вела к абсурдному, бессмысленному истреблению животных. За это ничем не объяснимое и не оправданное поведение человека поплатился своим существованием ряд видов животных, например зебра квагга.

С приходом в Африку европейцев медленно и сначала незаметно богатства континента начали таять. В конце минувшего века разорение природы в некоторых районах было настолько открытым, что уже тогда начали раздаваться первые голоса в защиту африканской природы. Так, в 1898 году возникла первая охраняемая территория — Game Reserve — ныне национальный парк Крюгера. Но это не приостановило сокращения числа животных. Отдельные виды становились все более редкими, а где-то уже оказывались полностью истребленными.

В чем кроются причины? Как остановить этот процесс? Причин несколько.

Рост населения в африканских странах привел к тому, что понадобились новые пастбища и поля. Это в значительной степени способствует уничтожению лесов и саванн.

Местное оружие — луки и стрелы — не являлось серьезной угрозой для животного мира Африки. Даже первое огнестрельное оружие с большими интервалами выстрелов не представляло для животных особой опасности. Приход европейцев коренным образом изменил сам характер охоты. Появление полуавтоматических и автоматических ружей, способных поражать цель на значительном расстоянии, привело к массовому истреблению животных, а в руках отдельных людей такое оружие стало причиной гибели целых видов.

Развитие животноводства также способствовало нарушению экологического равновесия. Африканцы не приручили ни одно животное, обитающее в естественных условиях. В африканской саванне и особенно в лесосаванне отношения между растениями и травоядными настолько совершенны, что некоторые виды животных, живя рядом, не являются конкурентами. Зебры, например, съедают траву, геренуки объедают ветки кустов, а пища жирафов — листья деревьев. Равновесие в природной среде нарушается человеком, который разводит малопродуктивный скот. Для скота необходима определенная часть зеленой массы, а остальную он просто вытаптывает, нарушая структуру дерна, а тем самым и водный режим почвы. За короткое время цветущая саванна превращается в пустыню, а люди гонят свои стада дальше — уничтожать новые участки. Например, в результате этого Сахара каждый год продвигается к югу на полтора километра.

За долгие столетия жители Африки привыкли к тому, что достаточное количество животных — это нечто само собой разумеющееся. Затем появились европейцы и издали целый ряд запретов, которые африканцу были непонятны и казались бессмысленными. К числу таких «бессмысленных» и сегодня средний африканец относит, к сожалению, ограничение охоты, ведь она извечно была его правом и источником существования. Поэтому африканцы не считают браконьерство чем-то недозволенным. Они ждут, что этот «бессмысленный закон», ограничивающий охоту, будет отменен, как и ряд других, которые ушли вместе с колонизаторами. А браконьерство в Африке отнюдь не второстепенное явление, как может показаться на первый взгляд.

Все перечисленные факторы ведут к опустошению африканской природы. Уже сегодня исчезли крупные животные из целого ряда районов, а некоторые виды стали такой редкостью, что есть опасность их полного уничтожения. Значит ли это, что Африке и ее животному миру уже вынесен приговор? Пожалуй, нет. Человек стремится сохранить то, что еще возможно. Создаются национальные парки, которых сегодня в Африке 190, их общая площадь — 349 722 квадратных километра. Создаются резерваты, их — 202 общей площадью 366664 квадратных километра. Практически правительства всех африканских государств принимают на себя ответственность за охрану природы. Казалось бы, все выглядит вполне благополучно. Однако в действительности это не так. В ряде стран правительства хотя и заявили о своем намерении охранять природу, но у них нет достаточных финансовых средств, чтобы защитить природу, скажем, от такой «разрушительной силы», как браконьерство. Ведь только в 1957 году в Кении было конфисковано 11449 килограммов слоновой кости, 209 килограммов рогов носорога и множество так называемых отходов — хвостов зебр, жирафов, которые продаются в качестве сувениров. При этом каждый хвост — это погибшее животное. И это статистика ущерба, причиненного только пойманными браконьерами, а ведь в Кении браконьерство запрещено и наказуемо.

Очень часто резерваты создаются без соответствующей подготовки и предварительного изучения территории. Они в состоянии предоставить животным приют только на какую-то часть года, а на остальное время, в основном на период сухого сезона, животным приходится покидать резерват и вновь становиться мишенью.

Национальные парки и резерваты могут рассчитывать на успех только в том случае, если работа в них ведется постоянно. Достаточно, чтобы по такой территории пронеслась война, и тогда нечего будет охранять. А это еще одна из опасностей, которую в Африке, к сожалению, предотвратить пока не всегда удается.

Что же делать? Как спасти редких африканских животных и обеспечить им надежную защиту? Остается один путь. Непростой и недешевый. Это — разводить африканских животных не только в Африке, но и за ее пределами. Так, собственно, и возникла идея Сафари, созданного в городе Двур-Кралове над Лабой, в котором животных не только демонстрируют, но и разводят и сохраняют.

Африканский континент меняется, и меняется быстро, а эти перемены не всегда бескровны. Но над Африкой постоянно сияет солнце, постоянно падает на выжженную африканскую почву животворный дождь. Она готова питать растения и кормить животных. Все больше африканцев понимают истинную цену своих природных богатств. Африканцы осознают, что время неисчерпаемости природы безвозвратно ушло. Возможно, потомки животных, вывезенных из Африки, разводимые сейчас в различных зоопарках мира, дождутся возвращения на родину. Вновь наполнятся животными равнины и горы, саванны и тропические леса, буши и болота этого прекрасного континента, имя которому Африка.

Животный мир АфрикиЖивотный мир Африки

Животный мир Калахари

Вся юго-западная часть Африки занята пустынями или полупустынями. На этих широтах весь земной шар опоясывает выжженный пояс. Калахари и другие южноафриканские пустыни меньше и не так страшны, как Сахара, в основном потому, что здесь Африканский континент намного уже. Восточные ветры, приносящие дождь, влияют в этих местах на климат больше, чем на бескрайних, обширных просторах Северной Африки.

Самая большая пустыня Юго-Западной Африки — Калахари занимает территорию с севера на юг от Северной Ботсваны до реки Молопо и с запада на восток от холмистых равнин Намибии до лесосаванн ЮАР. Узкой полосой, шириной до 160 километров, почти вдоль всего африканского побережья Намибии протянулась пустыня Намиб — самая сухая пустыня Южной Африки. К югу от Оранжевой реки расположено засушливое плато Карру, поросшее низким кустарником. Зимой (с апреля по сентябрь) здесь больше осадков, чем в Калахари и Намибе. В целом в пустынных областях мало осадков, и они не регулярны. Часто тут дуют сильные ветры, и разница между дневной и ночной температурами очень значительна. Можно сказать, что южноафриканские пустыни несколько холоднее Сахары, а в Калахари и Карру зимой случаются даже заморозки. В этих пустынях большая нехватка источников воды, но ни одну из трех нельзя назвать пустыней в полном смысле слова. Это скорее полупустыни или опустыненные саванны. Здесь довольно много растительности, а значит, и животных.

Человек может умереть от жажды в Калахари так же легко, как и в любой другой пустыне, но обитающие там животные получают необходимое количество влаги из растений, которыми они питаются. Практически вся влага, выпадающая в Калахари в виде дождя, впитывается в песок, и ее поглощают растения. В этих краях нет скал, как в Сахаре, только песок и песчаные дюны; вода везде свободно просачивается в землю, а кустарники с длинными корнями и акации «выкачивают» ее из глубин, до которых корням травы никогда не добраться. Песчаные дюны Калахари окрашены в яркий розовый, красный, иногда красно-коричневый цвет; это результат окисления железа в почве. Вдоль гребней дюн растет жесткая трава, большей частью полевичка и аристида, которая в сухой сезон высыхает. На склонах дюн почти с равномерными интервалами друг от друга стоят колючие кусты, а между ними кое-где виднеется редкая трава. На дюнах растут жирафовая акация и акация с очень крепким и тяжелым красным стволом. Можно проехать по Калахари много километров и не встретить абсолютно голого пейзажа. Трава, кусты, деревья защищают песок от ветра. На кустах и деревьях листья и стручки, которыми питаются животные.

Типичными животными Калахари считаются южноафриканский орикс и спрингбок. Орике — прекрасная крупная антилопа с рогами длиной более метра. Она похожа на орикса бейзу, живущего на севере. Здесь обитают и голубой гну, канна, иногда большой куду, или конгони. Все животные в этой части континента в силу необходимости ведут кочевой образ жизни.

В Калахари живет медоед, который встречается почти всюду к югу от Сахары и в Азии. Длина его — 70 сантиметров. Питается он медом диких пчел, при случае не отказывается и от птичьих яиц, насекомых, мелких животных и, вероятно, от падали. У медоедов очень прочная шкура, которая выдерживает укусы пчел, и крепкие челюсти. Шерсть у них сверху черная, снизу сероватая, а кончик короткого хвоста голый. Именно он привлекает растревоженных пчел, но их укусы не причиняют животному неприятностей. Медоед никого не боится и оказывает сопротивление каждому; говорят, что он способен одолеть и крупное животное. Часто дорогу к пчелиному рою медоеду указывает птица медоуказчик. Люди тоже пользуются услугами медоуказчика. Они преследуют ее до тех пор, пока птица не сядет на дерево невдалеке от пчелиного роя. Собрав мед из сот, люди оставляют ей в награду личинки пчел, которые она любит больше всего. Чешский охотник Бедржих Махулка рассказывал об этой птице: «О медоуказчике ходит много былей и небылиц, основанных на правде и вымыслах. Если вы преследуете зверя с местными проводниками и они не голодны, можете быть уверенными, что они сразу вас покинут, как только вблизи раздастся голос медоуказчика. Они тут же последуют за ним, ибо знают, что он приведет их к диким пчелам, к меду, любимому всеми африканцами. Медоуказчик в глуши редко подает свой голос, и то пока к нему не приблизятся люди. Тут птица, чтобы обратить на себя внимание, начинает громко кричать, летать перед людьми, как бы призывать их следовать за ней к меду. Животные знают, что шумное поведение и далеко разносящийся голос медоуказчика всегда связаны с присутствием человека, поэтому они могут вовремя скрыться. Медоуказчик летает с дерева на дерево, показывая людям, идущим за ним, деревья с пчелами, затем садится невдалеке и ждет, пока пчел выкурят, выберут мед, а затем выгребут и личинки. Люди таким образом помогают ему добраться до пищи, которую медоуказчик сам бы не достал. Это в общем известно. Однако многое из того, что рассказывается об этой птице, интересно, но неправдоподобно, а именно: местные жители из каждого гнезда, которое им выдает медоуказчик, оставляют одну соту для него в знак благодарности за услуги. Обычно такая сота полна пчелиных личинок, которых эта птица поедает с большим удовольствием, чем мед. О подобных знаках внимания жители никогда не забывают, потому что верят, что птица может обидеться и отомстить: в следующий раз такого лакомку птица приведет не к меду, а к прайду львов, змеям или в другое опасное место».

Другое характерное для Калахари животное — земляной волк. Раньше его называли циветовой гиеной. Это животное длиной около 80 сантиметров похоже на собаку. Живет одиноко, дни проводит в норах, а ночью выходит на охоту. Земляной волк — родственник гиен и цивет, но его зубы способны пережевывать только насекомых. Питается он в основном термитами, жуками и кузнечиками.

Животный мир Намиб

Намиб совсем не похожа на Калахари. Значительная ее площадь занята песчаными дюнами высотой до 200 метров, а некоторые участки покрыты щебнем. Здесь меньше дождей и беднее растительность. В Намибе дожди идут редко, это выжженная пустыня, но она более холодная, чем Сахара. Большие дюны в Намибе называют барханами. Некоторые поднимаются одиноко, другие образуют сложное сплетение песчаных холмов и пригорков, форму которых постоянно меняет ветер. Местами барханы похожи на настоящие песчаные горы. Ветер сносит верхушки дюн, и движущийся песок создает впечатление курящихся сопок. Дюны покрывают каменистую почву между реками Куисеб и Оранжевой. Здесь много соляных бассейнов. Вдоль Куисеба и в долинах других рек растут большие жирафовые акации, тамариск и колючая паркинсония, акантосоциос ощетиненный (родич арбуза), основная часть которого остается скрытой в песке, наружу выходят лишь шероховатые побеги. На склонах некоторых дюн сохраняется небольшое количество жесткой травы, в основном же они голые, только иногда пустоту заполняют низкие кусты парнолистника. Кое-где встречается самое необыкновенное растение пустыни — мощная вельвичия, которую открывший ее немецкий ботаник Вельвич назвал mirabilis, то есть удивительная. Подобного растения в мире больше нет. Сначала у вельвичии появляются два обычных листа, напоминающих листья лилии. Затем образуется короткий ствол, листья увеличиваются и разделяются. Кажется, будто у растения листьев стало больше, но на самом деле это лишь те два первоначальных. Они сохранятся на растении в течение всей его очень долгой жизни, возможно тысячу

В дюнах Намиба довольно богатый животный мир, особенно много жуков и пресмыкающихся. Пищу жукам — кусочки растений, насекомых и даже птиц, которые умирают в дюнах, — приносит ветер. Воду они получают от туманов. Поэтому жуки и могут существовать в среде, где на первый взгляд нет никаких условий для жизни. В пустыне Намиб множество скорпионов, ящериц, зарывающихся ночью в песок. Здесь живет лопастехвостый геккон и даже крупный желтой окраски хамелеон, которого скорее можно было бы увидеть в тропическом лесу. Встречаются три вида змей и карликовый питон, хотя обычно питоны в дюнах не обитают. Ночью выходит на охоту огромный, быстро передвигающийся паук из рода Cerbalus, его называют «белой госпожой Намиб». Он ловит жуков и даже гекконов. До сих пор никто не был свидетелем того, как он это делает, но часто видели следы убегающих гекконов, а потом «ковыляющих» пауков. «Белая госпожа Намиб» на самом деле может наводить ужас.

Ящерицы передвигаются по песку так, будто они плавают, некоторые из них зарываются в него головой, другие боком. С одной стороны, им приходится прятаться в песке от хищников, которые подстерегают их всюду, с другой — они таким же образом спасаются от жары, которую плохо переносят. Змеи в песке передвигаются боковыми зигзагообразными движениями, сначала они продвигают шею, потом среднюю часть тела и затем уже хвост.

Морской прибой выбрасывает на берег все новый и новый песок, который ветер уносит в центральные районы континента. Все побережье, кроме нескольких лагун в устье Куисеба и других обычно высохших рек, где собирается большое количество фламинго и околоводных птиц, лишено пресной воды. В водах холодного Бенгальского течения в изобилии водятся микроскопические организмы, обеспечивающие жизнь большому числу рыб. Те в свою очередь служат пищей тысячам капских бакланов и пеликанов, чайкам и другим морским птицам, которые поддерживают жизнь южноафриканских морских котиков, встречающихся от Капской провинции до области тропиков. Котики живут и в других частях африканского побережья; предполагается, что их насчитывается более четверти миллиона. Обычно котики селятся на скалистых прибрежных островках, питаются они рыбой. Несмотря на то что взрослый самец весит более 200 килограммов, в день он съедает всего 2 килограмма рыбы. Бакланы живут на прибрежных островках или на больших деревянных площадках, специально устроенных для них. Они очень полезны, поскольку в местах их гнездований отлагается гуано, которое используют как удобрение в сельском хозяйстве. Вдоль атлантического побережья юга Африки можно встретить и пингвинов. Над морем летают альбатросы, а в течение зимы берега заселены перелетными околоводными птицами из Европы. Вокруг рек живут павианы и шакалы, питающиеся в основном различными ягодами. Когда-то здесь обитали малочисленные стада слонов.

Нас держали в карантине примерно в 20 километрах южнее порта Уолфиш-Бей, прямо между большими дюнами вблизи берега. Мы часто ходили купаться и ловить рыбу. Вода была довольно холодная. Несколько раз видели акул, однажды очень близко — трехметровую. Я испытал настоящее чувство страха. Местные рыбаки посмеялись надо мной: они утверждали, что в такой холодной воде акулы не нападают. Рыбы у побережья было много. Порт — центр рыбной промышленности, а в открытом море работали десятки рыболовных судов всех размеров под различными флагами.

На многих акациях, растущих в выжженном крае, видны целые пучки высохшей травы длиной несколько метров, и такие тяжелые, что кроны деревьев под ними прогибаются, а иногда обламываются и ветви. Это гнезда общественного ткачика, которые можно назвать одним из чудес света. Общественные ткачики — это маленькие птицы, селящиеся колониями. Сначала гнездо строят две-три пары, позднее их становится все больше — в каждой колонии оказывается пятьдесят, семьдесят, а иногда и более ста пар. Птицы начинают постройку с крыши. Они делают ее из колючих веточек, а под них укладывают большой слой сухой травы, в котором и располагаются многочисленные гнезда. Внутренняя их часть выложена перьями. Острые концы травы направлены вниз, чтобы внутрь не смог проникнуть хищник. К гнезду добавляется все больше и больше веточек, так что сверху оно покрывается многослойной колючей крышей. Никто не знает, почему эти птицы строят гнезда столь необычным способом. Другие виды ткачиков тоже строят висячие гнезда, но не делают их такими большими. В Капской провинции, где большие акации редки, ткачики строят гнезда даже на телеграфных столбах.

В Восточной Африке я наблюдал белозобого ткачика, который живет преимущественно на пастбищах. Его иногда называют алекто. Ткачики перескакивают с одного буйвола на другого в поисках паразитов, тем самым избавляя животных от их мучителей. Они еще и охраняют своих друзей и кормильцев, поднимая крик с приближением опасности. Тогда все буйволы тут же бросаются прочь.

На некоторых деревьях я насчитывал до восемнадцати колоний белозобого ткачика. Чтобы выдержать такое удивительное жилище, дерево должно быть большим. Если учесть, что ткачик — птица небольшая, то его гнездо, иногда достигающее в диаметре метра, — гигантское сооружение. Оно состоит в основном из веток колючей мимозы и прутьев. Ветки птица укладывает и переплетает так небрежно и беспорядочно, что можно даже заглянуть внутрь гнезда. Снаружи оно выглядит развесистым. Вход настолько просторен, что внутрь удается просунуть кулак, но постепенно отверстие сужается, пока не переходит в узкий «коридор», через который может проскользнуть только одна птица. Внутренняя часть колонии заполнена клочками травы и мелкими корешками. Дерево, покрытое гнездами белозобого ткачика, в определенное время года бывает заселено чрезвычайно голосистым обществом, на нем шум и беспорядок. Такое впечатление, будто на этом дереве собрались все птенцы, которые на нем вывелись, поскольку подобная масса птиц никак не вяжется с небольшим числом висящих на нем гнезд.

В южной части пустыни Намиб каменистых и скалистых участков уже больше. Песчаниковые скалы поросли редким колючим кустарником, между беспорядочно разбросанными каменными глыбами растет алоэ. Здесь протекает река Фиш, образовавшая скалистый каньон, глубина которого в некоторых местах достигает более 300 метров. Самая большая южноафриканская река — Оранжевая — течет на запад, к Атлантическому океану. Она несет свои воды по глубокому ущелью и обрушивается более чем стометровым водопадом у Ауграбиса.

Животный мир Карру

К югу от Оранжевой реки начинается полупустынное плато Карру. Собственно Карру — это скалистый бассейн, частично вулканического происхождения, бывший когда-то дном озера. В ледниковый период эта область была покрыта льдом. Лава образовала настоящие горы. Годовое выпадение осадков составляет 120-350 мм, а в некоторых местах не выпадает и половины этой нормы. Большая часть площади Карру поросла кустарником. Кроме акации карру, никакие другие деревья здесь не растут.

Чтобы хищники не наносили вреда стадам, люди истребили их с помощью отравленных приманок и ловушек. Когда были уничтожены хищные звери и птицы, особенно шакалы и орлы, начали размножаться грызуны и другие животные, служившие им пищей. Даманы расплодились в таком количестве, что оккупировали даже низменности. Мыши и белки стали настоящим бедствием.

Описание животного мира этого района было бы неполным, если не сказать о богомоле — насекомом длиной семь с половиной сантиметров, который складывает передние ноги так, что создается впечатление, будто он совершает молитву. Это и дало ему название. Богомолы играют важную роль в религиозных представлениях африканских жителей. Они очень прожорливы, могут съесть и небольших позвоночных, ящериц, лягушек и птенцов, а когда голодны, пожирают и собственных собратьев, прежде всего самцов. Самцу-богомолу действительно не позавидуешь. Перед ним стоит трудная проблема — заполучить самку и оплодотворить ее раньше, чем она его съест. Вот пример противоречия между половым инстинктом и инстинктом самосохранения. Но природа и в этом случае позаботилась, чтобы данный вид мог размножаться. Самку она наделила более слабым зрением, чем самца, и она замечает его только в движении. У самца же зрение отличное. Он медленно и осторожно приближается к самке, а как только она повернет голову в его сторону, самец замирает на месте и способен стоять так хоть час. Пока он не двигается, она его не видит. Когда же самец приближается к ней достаточно близко, он решается прыгнуть. В последний момент самка замечает это движение, хватает самца передними лапами и начинает есть его голову. Самец теряет голову в буквальном смысле слова, и от него остаются только крылья. Немецкий естествоиспытатель Вольфганг фон Бодденброк прокомментировал это так: «Преступные прихоти самок связаны с тем, что быстрое производство яиц вызывает потребность в большом количестве белка. Что же касается самцов, то они подтверждают древний закон: природа заботится только о виде, а не об отдельных его представителях. Как только самец выдал свой запас семени в нужном месте, он завершил свои обязанности по отношению к виду, и в нем больше нет надобности».

До прихода европейцев в Африку природное равновесие между человеком и дикими животными, особенно многочисленными в саваннах, не было нарушено. Техника охоты коренных жителей африканского континента не угрожала существованию ни одного вида животных, скотоводство же, единственно возможный соперник, развивалось более или менее интенсивно только в отдельных районах Африки, главным образом на востоке и в Судане.

Животный мир АфрикиЖивотный мир Африки

Еще в 1750 году, по свидетельству М. Адамсона, в долине нижнего течения Сенегала водились слоны и гиппопотамы (последние встречались в Египте даже около 1815 года). Ван-Рибек писал в 1653 году в своих записках, что голландские колонисты, высадившиеся на другом конце континента, в районе теперешнего Капленда, нашли там исчезнувшую зебру-кваггу, слонов, черных носорогов, гиппопотамов и бессчетные стада антилоп.

Экспансия европейцев сильно сократила численность дикой фауны Африки, которая в течение тысячелетий оставалась более или менее стабильной благодаря невысокой плотности населения, его незначительному росту и слабому развитию техники. Раньше и быстрее всего угасание животного мира наступило в Южной Африке. Расширение колонизации Южной Африки белыми очень скоро вызвало миграцию многих видов к северу.

Да, когда-то на великих просторах Африки — в джунглях, в саваннах паслись огромные стада слонов, зебр, жирафов, антилоп. Коренное население Африки охотилось за дикими животными, соблюдая исстари установившиеся обычаи. Сейчас редким зверем в Африке стал даже лев. Его можно встретить в основном только в парках. На снимке У. Шака вы видите льва, невозмутимо пересекающего оживленную автомагистраль в одном из парков Южноафриканской республики.

Колонизаторы нанесли неисправимый вред фауне Африки. Некоторые виды животных ими полностью истреблены. Охотники-колонизаторы уничтожали слонов ради их бивней; убивали львов, гепардов, леопардов ради шкур.

О том, что стало с фауной Африки, рассказывает известный английский охотник Д. Хантер.

События, свидетелем которых я был, вновь пережить невозможно. Уже никто никогда не увидит огромные стада слонов, никто не услышит воинственных криков копейщиков племени масаи, когда они прочесывали кусты, чтобы уничтожить львов, нападавших на их скот. Нигде в мире не было дичи, которая могла бы сравниться с африканской. Нигде в мире животные не был, и столь крупными, столь сильными и столь многочисленными. Теперь, когда все это уже почти ушло в прошлое, возможно, некоторые пожелают услышать о величайшей эре Охоты в истории земли.

Дальше Д. Хантер приводит следующий эпизод охоты американцев.

Каждый из нашей экспедиции, поднявшись наверх, останавливался, как вкопанный, глядя вниз на огромный кратер, достигавший пятнадцати миль в диаметре. Зеленые поля были усеяны огромными стадами животных, как-будто высыпанными из исполинской перечницы. Кратер буквально кишел ими. Там были зебры, жирафы, водяные, камышовые и кустарниковые олени, газели Томпсона, газели Гранта, страусы.

Так, вероятно, выглядели все африканские степи до появления белого человека. Этот изолированный.кратер являлся последним оплотом диких африканских,.животных. Американцы вели себя как дети, вдруг впущенные в кондитерскую лавку. Они стреляли, пока их ружья на накалились до такой степени, что стали обжигать руки. Не хватало суток для того, чтобы удовлетворить их ненасытный аппетит на шкуры и рога. Позже мне пришлось заметить, что это характерная черта свойственна многим американцам, впервые столкнувшимся с изобилием африканской дичи.

Колонизаторы не думали о коренных жителях Африки — настоящих хозяевах богатств природы. Безжалостное уничтожение диких животных ради наживы или ради редких трофеев привели к обеднению фауны Африки.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...