Канадская дикуша

 Дата публикации: 01.03.2011

При общем сходстве с нашей канадская дикуша (Falcipennis canadensis (L.)) отличается от нее достаточно хорошо. Прежде всего масса самцов и самок обычно не превышает 600 г. Однако, несмотря на меньшие размеры тела, канадская дикуша обладает более длинными крыльями и еще более длинным хвостом, вершинные пятна на котором не белые, а коричневые. Нижняя часть тела у нее хотя и покрыта белыми пятнами по коричневому фону, но пятна эти помельче и не имеют столь характерной для нашей дикуши сердцевидной формы. Черное пространство на груди самцов почти разделено на нижнюю и верхнюю части прерывистой полосой, образуемой белыми вершинами перьев. И наконец, форма перьев крыла, как у самцов, так и у самок, нормальная, без каких-либо заострений.

Канадская дикушаКанадская дикуша

Из трех видов рода канадская дикуша — самая распространенная и водится на всем протяжении североамериканской тайги, от Атлантического до Тихоокеанского побережья. В отличие от нашей эта дикуша проникает очень далеко на север, до последнего рубежа разреженной тайги. И дело вовсе не в ее большей холодостойкости, а в том, что леса здесь по северной окраине тайги представлены ее любимыми ельниками, а не лиственницей, как на нашем Северо-Востоке. По ельникам в низовьях р. Маккензи она почти достигает побережья Северного Ледовитого океана, далеко выходя за Полярный круг. Южную же границу этого вида тоже определяет распространение хвойных лесов.

Численность канадской дикуши довольно высока, а плотность населения в южных лесах заметно выше, чем в северных. В сосняках у Великих озер весенняя плотность достигает 15-20 птиц на 1 кв. км, тогда как в ельниках Аляски она обычно держится в пределах 9-12 птиц на ту же площадь, т. е. примерно такая же, как у наших рябчиков.

Канадская дикуша — птица оседлая, но, по крайней мере вдвое подвижнее, чем наши рябчики. Среднее удаление от места кольцевания может за год колебаться от 1 до 6 км, а максимальное перемещение молодой птицы в первую осень может достигать и 10 км, хотя обычно не превышает 2-3 км. Во всяком случае, кольцевание и миниатюрные радиопередатчики позволили выяснить, что подвижность молодых особей выше, чем взрослых. Была определена и величина индивидуальной территории, т. е. размеры пространства, которое используется особью в течение всей жизни. У дикуши ее площадь оказалась довольно различной, от 0,18 до 1,77 кв. км, и зависела не только от нрава отдельных птиц, но и от типа леса. Чем гуще, богаче и разнообразнее лес, тем меньше площадь, на которой дикуша находит всё, для нее необходимое.

К человеку канадская дикуша относится столь же доверчиво, как и наша, и так же спокойно, подпустив его вплотную, может позволить накинуть себе на шею петлю. Она живет тихо, неприметно, держится в основном на земле и перемещается обычно пешком, даже при опасности. Взлетает она только в случае крайней необходимости. Полет ее столь же шумный и маневренный, как у рябчика. Ярко выраженная молчаливость также способствует ее незаметности.

Питание птиц довольно разнообразно летом и состоит из одной хвои зимой. Летом канадская дикуша охотно поедает зелень, разные семена, цветы, ягоды, насекомых. Осенью особенно важны ягоды, но в конце этого сезона птицы переходят на хвойную диету, часто не дожидаясь снегопадов. По отношению к хвое канадская дикуша более универсальна, чем наша, и ест любую — пихтовую, еловую, сосновую, а осенью и лиственничную, пока та не опадет. Однако такая всеядность характеризует вид в целом, местные же его популяции в различных частях ареала обычно предпочитают что-нибудь одно: либо хвою сосны Бангса, как в районе Великих озер, либо черной и белой елей, как на Аляске, либо хвою индейской сосны, как в канадской провинции Альберта. Там, где главным зимним кормом является сосновая хвоя, канадская дикуша как бы занимает место нашего глухаря.

Токование самцов начинается в конце апреля, а разгар его падает на первую декаду мая. На севере ареала сроки токования и гнездования запаздывают почти на месяц. Молодые самцы прошлого года рождения в размножении участия не принимают — у них нет еще токовых участков и они бродят вокруг владений токующих стариков. Последние же, завладев участком, не меняют его до самой смерти, но тесно связаны с ним и защищают его от соперников только в период токования. Поэтому территориальная структура популяции весной выглядит как система токовых участков, расположенных небольшими группами на местности, по которой бродят самки и молодые самцы.

Общая скрытность канадской дикуши накладывает заметный отпечаток и на токование, поразительно тихое. Удивление вызывает то, как при такой незаметности и бесшумности тока самки умудряются отыскивать своих партнеров в густой чаще, причем не только отыскивать, но и выбирать. По-видимому, склонность самок к бродяжничеству развилась неспроста, помогая как-то решать эту задачу.

Специфичной токовой песни самец вообще не имеет, и те звуки, которые он издает во время токования, во-первых, очень тихие, а во-вторых, воспроизводятся уже тогда, когда самка находится перед самцом. Наиболее громким звуком являются хлопки крыльями при завершении токового полета, который бывает двух типов. В первом случае самец поднимается на быстро трепещущих крыльях вертикально на высоту до 5 м. В верхней точке полета он на мгновение зависает и затем таким же образом спускается вниз. Нередко подъем идет по спирали, да еще вокруг дерева. Во втором случае в верхней части полета самец садится на какую-нибудь ветку, где может задержаться на несколько минут, после чего спускается на землю. На ветке он сидит в спокойной позе, будто и не токует вовсе, а отдыхает и даже иногда может поклевать хвою. Но оба типа полета заканчиваются одинаково: когда до земли остается 1-2 м, птица резким движением переводит тело в вертикальное положение, широко раскрывает хвост и приземляется, как можно

громче хлопая крыльями. В тихую погоду эти хлопки слышны на расстоянии до 200 м.

Как только самцу удается привлечь самку, поведение его резко меняется. Он следует за ней по пятам, вертится вокруг, выбегает вперед и раз за разом исполняет короткий ритуал, который с натяжкой можно назвать танцем. В полной токовой позе — с поднятым и раскрытым хвостом, поднятой шеей и распущенными крыльями — самец делает небольшую пробежку из все ускоряющихся шагов, резко останавливается и, продолжая бег па месте, издает короткое шипение, переходящее в высокий визгливый звук, тоже очень короткий. При этом самец дважды наклоняет голову и дважды складывает и раскрывает хвост. Этот ритуал гораздо проще, чем у азиатской дикуши, и, вероятно, мало изменился по сравнению с брачным- ритуалом древних предков современных дикуш.

Гнездовая жизнь самки такая же, как и у нашей дикуши. Она так же плотно насиживает и тоже позволяет трогать себя руками. В одном случае вокруг насиживающей самки ходили люди, рядом пробегали белки, вплотную подлетела кукша — птица не реагировала ни на что и благополучно вывела птенцов.

Яйца канадской дикуши несколько меньше, чем у нашей, а скорлупа более красноватого оттенка. Основной фон яиц очень схож с окраской молодых почек ели, которыми самки охотно питаются весной, и чем больше они их съедают во время откладки яиц, тем сочнее цвет скорлупы. Количество же яиц в кладке канадской дикуши меньше, чем у азиатской. Обычно их 6-9, но бывают кладки из 5, 4 и очень редко из 10 яиц. Насиживание длится 23 дня, но в вольерах этот срок короче на двое суток. По-видимому, избыток корма в вольере позволяет самкам уделять насиживанию больше времени, чем на воле.

С первых же дней выводок начинает вести кочевую жизнь и может перемещаться на значительные расстояния. Радиослежение за самками, снабженными радиопередатчиками, показало, что участки обитания выводка составляют от 0,06 до 1,5 кв. км. Столь огромные различия никак не могут объясняться только кормовыми качествами территории и, видимо, сильно зависят от индивидуальной склонности некоторых самок к бродяжничеству.

Ряд наблюдений подтвердил, что если самка устраивает гнездо на токовом участке самца, то последний никак на это не реагирует. Он может держаться вблизи гнезда, а потом и рядом с кормящимся выводком, но ни малейшего внимания ни на самку, ни на птенцов не обращает. А ведь многие специалисты продолжают считать факт нахождения самца возле выводка доказательством его участия в заботе о потомстве.

Высокая численность канадской дикуши позволяет ей оставаться объектом спортивной охоты. Например, в охотничий сезон 1970 г. (охота на тетеревиных птиц в США и Канаде проводится только осенью) было добыто 440 тыс. дикуш. Американские орнитологи научились разводить ее в вольерах, но пока исключительно для научных целей.

Итак, канадская дикуша и по поведению, и по отношению к местам обитания и корму гораздо более пластична, чем наша. Это наводит на мысль о возможности акклиматизации этого вида в темнохвойной тайге, занимающей огромные пространства в европейской части РФ и Западной Сибири. В основном это равнинная тайга, как и в Канаде. Тетеревиных птиц, питающихся еловой хвоей, здесь нет. Главные обитатели этих мест — рябчики — связаны прежде всего с прирусловыми лиственными зарослями и в еловой глубинке почти не заинтересованы. Расселяясь здесь, канадская дикуша не встретила бы конкуренции со стороны наших тетеревиных птиц и сама не угрожала бы ни одному из наших видов. Последнее обстоятельство особенно важно, поскольку практика накопила немало печальных примеров, когда непродуманное вселение чужого вида приводило к крайне негативным для местной фауны результатам. Нашей же дикуше канадский вид никак не будет угрожать — дальневосточная темнохвойная тайга хорошо изолирована от европейско-сибирской большим разрывом в районе Байкала.

В случае успеха выгода очевидна: наша фауна пополнится полезной тетеревиной птицей, которая не только является хорошим объектом для спортивной охоты, но и расширяет пищевую базу таких ценных пушных зверей, как соболь, куница, лисица.

Первоисточник: «Семейство тетеревиных птиц».

Автор работы – Потапов Роальд Леонидович, гл.н. сотр. Зоологического ин-та Российской Академии наук, доктор биол. наук, профессор.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...