Кавказский тетерев

 Дата публикации: 01.03.2011

О существовании какого-то тетерева в горах Кавказа российские орнитологи прослышали давно. Старейший наш зоолог Г. Радде в середине прошлого века специально искал там тетерева, но ему и в голову не пришло искать его на самых вершинах гор. И честь открытия нового вида принадлежит известному кавказскому натуралисту Л. Млокосевичу, которому повезло впервые добыть этих птиц на Алазанском хребте, там, где теперь расположен Лагодехский заповедник. Держа в руках удивительных птиц, Млокосевич понимал, что имеет дело с тетеревом, но тетеревом необычным. Л. Млокосевичу, который не был профессиональным зоологом, ничего не оставалось, как отправить свою добычу хорошо ему знакомому зоологу Л. Тачановскому в Варшаву. По этим экземплярам последний и описал в 1875 г. новый вид, назвав его в честь первооткрывателя. В русской же литературе утвердилось название кавказский тетерев.

Кавказский тетеревКавказский тетерев

Внешний вид кавказского тетерева

При наличии общих тетеревиных черт — лирообразного вильчатого хвоста и черной окраски самцов — кавказский тетерев сильно отличается от полевого прежде всего отсутствием белого цвета на крыльях, подхвостье и хвосте; белым остается только подбой (нижняя поверхность) крыльев. В строении хвоста тоже есть заметные отличия. Самые наружные (наиболее длинные) рулевые перья хотя и загнуты косицами, но не вбок, а вниз, причем такое перо вдобавок как бы, слегка сложено вдоль стержня и на поперечном срезе имеет форму перевернутого желоба. Самки обоих видов окрашены очень сходно, но у самки кавказского тетерева на крыле отсутствует белое зеркало. Есть различия и в окраске пуховых птенцов: у пуховичков кавказского тетерева на темени нет коричневой, с черной окантовкой шапочки, как у птенцов полевого, а только имеется коричневое пятно, нечетких очертаний.

Размеры кавказского тетерева меньше, максимальная масса самцов не превышает 1100 г, самок — 950 г. Пропорции тела заметно иные: крылья более короткие, а ноги и хвост более длинные, чем у полевого тетерева. Как будет ясно из дальнейшего, все это связано с приспособлением вида к жизни в горах.

Распространение кавказского тетерева ограничено горами Кавказа и прилегающими к нему горными системами Анатолийского полуострова (Понтийские горы и хребты Армянского нагорья). Таким образом, ареал этого вида почти целиком расположен в пределах РФ, захватывая еще только часть северо-восточной Турции и маленький кусочек северного Ирана. Основная часть сплошного ареала находится в пределах Главного Кавказского хребта и вытянулась по его гребню от горы Шесси на северо-западе до горы Дюбрар на юго-востоке. На Малом Кавказе этот тетерев населяет практически все хребты, высота которых более 2000 м, и ареал здесь представлен рядом островков, приуроченных к высоким горам.

Распространение кавказского тетерева

Вся жизнь — кавказского тетерева протекает за верхней границей леса — в субальпийском, а летом и в альпийском поясе. Высотный диапазон, в котором обитает этот вид, невелик и составляет около 500 м по вертикали. Чем севернее, тем ниже над уровнем моря располагается эта зона, но в общем ниже 1500 м кавказский тетерев не спускается даже на севере ареала., а на юге летом птицы поднимаются по альпийским лугам до высоты 3300 м. Основные места обитания — кустарниковые заросли и небольшие рощи вдоль верхней границы леса. Особенно благоприятны сочетания альпийского и субальпийского лугов с рощицами низкорослых берез, можжевельника, с зарослями рододендрона и шиповника. Крутизна склонов значения не имеет, но самки с выводками предпочитают все же более пологий рельеф — плоскости на перевалах, у истоков речек в древних цирках, где пышное альпийские разнотравье чередуется с кустарниками в окружении березового или букового криволесья. Кавказский тетерев явно избегает сплошного леса и не углубляется в него даже зимой, хотя по открытым местам на южных склонах может спускаться глубоко в долины лесного пояса. В горах Малого Кавказа этот тетерев живет в несколько иной обстановке, поскольку там нет березы и рододендрона, но изобилуют шиповник и можжевельник.

Данных о численности кавказского тетерева очень мало, что порождает разногласия в ее общей оценке. Одни считают этот вид крайне малочисленным, находящимся едва, ли не на грани исчезновения, другие же, наоборот, полагают, что общая численность его населения вполне нормальна. Думаю, истина лежит где-то посередине. Несомненно, отгонное животноводство, процветающее в местах обитания кавказского тетерева, наносит ему постоянный ущерб, об этом говорит гораздо большая численность его в заповедниках, где выпаса скота давно нет. Так, например, данные тебердинских орнитологов показывают, что после создания Тебердинского заповедника и прекращения там выпаса скота численность тетерева за 25 лет утроилась и плотность населения составляет осенью в типичных местах обитания около 4 птиц на 1 кв. км. За границами же заповедника эта плотность меньше раза в 2-3, хотя, несомненно, есть участки, особенно удобные для этих птиц, где плотность их населения гораздо выше. Примечательно, что на сегодняшний день для кавказского тетерева неизвестно ни одной вспышки численности, которые столь характерны для полевого тетерева. И хотя амплитуда ее подвержена двух- и трехкратным колебаниям, следует признать ее более стабильной. Иными словами, динамика численности кавказского тетерева и ее механизмы заметны иные, чем у полевого.

Степень оседлости кавказского тетерева тоже пока неясна. Косвенным свидетельством подвижности этих птиц может служить то обстоятельство, что, несмотря на существование значительно изолированных популяций, в целом по ареалу географической Изменчивости не обнаруживается. А это может объясняться в числе других причин и постоянным генетическим обменом между популяциями.

Образ жизни кавказского тетерева

В образе жизни кавказского тетерева есть черта, характерная для всех горных куриных птиц и прежде всего для уларов. Это использование для подъема вверх пешего способа передвижения, а для спуска вниз — полета, в котором львиную долю занимает пологое скольжение на неподвижно расставленных крыльях. Подавляющую же часть времени тетерев проводит на земле. Даже осенью и зимой при кормежке почками и сережками берез птицы предпочитают дотягиваться до концевых веточек подроста с земли или с поверхности снега и крайне редко садятся в кроны деревьев. В какой-то мере это можно объяснить постоянными сильными ветрами, делающими пребывание на деревьях малокомфортабельным. По крутым склонам птицы ходят легко и быстро, несмотря на кочки, камни и густую растительность. Собственно, этим и объясняется длинноногость кавказского тетерева по сравнению с полевым.

Полет кавказского тетерева заслуживает особого внимания в силу его необычности для тетеревиных птиц. Сохраняя в общем схему типичного полета (чередование активной и планирующей фаз), он в то же время имеет специфичные черты, о чем свидетельствует прежде всего звук, который при этом слышен. Летящий самец чередует серии коротких взмахов с долгим ч планированием. При значительных перемещениях, которые совершаются, как правило, с потерей высоты, фаза планирования занимает примерно 75% полетного времени, а сам полет идет на очень большой скорости. Слетая со склонов вниз, самцы почти целиком переходят на скользяще-планирующий полет, снижаясь по эллипсоидной спирали. При поворотах они почти входят в пикирование (при этом, становится видна белая поверхность испода крыльев), а затем скользят по более пологой траектории до следующего виража. Планирование довольно ритмично, примерно через каждые три-четыре секунды, чередуется с сериями коротких энергичных взмахов, которых бывает пять — восемь, причем, как это ни парадоксально, скорость при взмахах заметно снижается, вновь возрастая на, следующей стадии планирования. Складывается впечатление, что птица специально гасит взмахами слишком возросшую скорость полета, переходя на более пологий курс. В полете широко расставленные крылья с немного растопыренными наружными маховыми перьями производят характерный протяжный свист, по которому сразу можно обнаружить летящего самца. Этот свист прерывается во время активной работы крыльев, продуцирующей отрывистые и тоже свистящие звуки, позволяющие легко сосчитать количество взмахов. Таким образом, неспроста наружные маховые перья кавказского тетерева заметно заужены и более упруги, чем у полевого. Да и более широкое крыло кавказского тетерева с сильно закругленной вершиной говорит о важной роли в его полете именно планирования.

Примечательно, что ни мне, ни другим орнитологам пока не приходилось видеть в таком полете самку: Скорее всего, самки летают только на короткие дистанции и обычным для тетеревиных птиц способом, без пикирования и виражей. Никаких специфичных звуков при этом не слышно. Несколько иная форма крыла самок, явно менее приспособленного к планирующему полету, может свидетельствовать о значительно большей оседлости их по сравнению с самцами.

Там, где птиц не преследуют, они довольно доверчивы. В Тебердинском заповеднике мне удавалось подходить к самкам, сидевшим на деревьях, на 10 м. Довольно близко могут подпустить человека и самцы, особенно в туман или дождливую погоду. Будучи вспугнутыми, птицы отлетают, как правило, вниз на полкилометра и более и вновь садятся. Это свободное владение горным пространством очень помогает им избегать преследования охотников. За каких-нибудь полминуты тетерев легко перемещается на расстояние, которое охотнику не преодолеть и за полчаса.

Кавказский тетерев — крайне молчаливая птица. Даже в разгар токования самцы почти не издают голосовых звуков, чем они резко отличаются от самцов полевого тетерева. А голосовые реакции самки ограничиваются типично куриным квохтанием при вождении выводка и особыми позывками в период спаривания.

Весеннее оживление возникает уже в марте, но регулярное появление самцов на токовищах начинается только со второй половины апреля, как и у нашего тетерева. Высота вносит свои коррективы в южный климат, и в конце апреля в горах над Сухуми не теплее, чем под Ленинградом. Кавказский тетерев — типичный полигам с групповым характером токования. Как и полевой тетерев, он токует на токовищах, расположение которых стабильно. Совершенно так же территория делится между самцами, и самые выигрышные центральные участки захватывают наиболее активные и сильные самцы в возрасте 3-4 лет.

Как правило, токовища располагаются на склонах, часто довольно крутых и покрытых густой прошлогодней травой. На ее желтоватом выгоревшем фоне черные самцы заметны издалека. Токовище обычно находится над верхней границей леса, в 300-400 м от ближайших деревьев и кустарников. Но иногда оно может оказаться и на сравнительно ровном лугу, окруженном субальпийским криволесьем или кустарником. Одно из посещенных мною токовищ располагалось, например, на крутом склоне над границей леса и упиралось в скальную стенку, венчавшую гребень хребта — оттуда регулярно доносился свист уларов. Для токовища выбираются чаще всего южные склоны с неширокими террасовидными уступчиками вроде ступеней — бесчисленными тропами, выбитыми овечьими стадами. Трава растет здесь крупными развесистыми куртинами, под нависшими пучками которых самцы любят прятаться в непогоду или во время отдыха. Размеры токовищ сильно варьируют. Типичное токовище в Тебердинском заповеднике, на котором я провел много часов, имело, например, 600 м вдоль по склону и 150 м сверху вниз.

Ток кавказских тетеревов — зрелище совершенно необычное, прежде всего из-за поведения самцов. Основная их токовая поза не имеет ничего общего с той, которую принимает полевой тетерев. У кавказского тетерева голова и шея не вытягиваются вперед, а наоборот, отводятся назад, так что голова оказывается почти на лопатках. Грудь слегка вздувается и выпячивается вперед и вверх, напоминая черный шар, на котором выделяется еще один маленький шарик — голова с двумя алыми гребнями поднятых бровей. Хвост в этой позе слегка приподнят и почти не раскрыт, крылья приспущены. В такой позе самец или стоит неподвижно, или топчется на месте, поворачиваясь во все стороны.

Самая активная часть брачного ритуала — токовой взлет. Почему-то у кавказского тетерева эти взлеты именуют прыжками, но птица не прыгает, а именно взлетает вверх. Сначала самец принимает особую предстартовую позу. Он приподнимается, ставит тело почти вертикально, и выпяченная вперед и вверх грудь делает его очень похожим на голубя-дутыша. Брови максимально расширяются, и самец круто взлетает вверх на метр-полтора с помощью 3-4 энергичных взмахов крыльями. Каждый взмах производит короткий свистящий звук, как и при полете, и число их легко сосчитать на слух. В верхней точке самец разворачивается на 90-180° и сразу складывает крылья, как бы обессиленно падая почти рядом с точкой старта. Приземляется птица обычно головой к склону, взлетает же, всегда находясь к склону спиной. Этим и объясняется разворот, поскольку приземляться на крутой склон головой вниз крайне неудобно. На пологих местах самцы взлетают и без разворотов и взлеты могут следовать один за другим. При развороте в верхней точке максимально раскрывается хвост, а во время взлета, особенно в сумерках, бывает хорошо виден белый подбой крыльев, резко контрастирующий с черной окраской самца.

Токовые взлеты совершаются в моменты наивысшего возбуждения, и их частота отражает степень активности самца. Прибытие на ток самок, появление или отлет соседей — все это немедленно вызывает цепную реакцию взлетов. Сами взлеты почти бесшумны, и лишь короткие посвисты работающих крыльев слышны на расстоянии до 150 м.

А теперь вы можете представить полную картину этого необычного тока. Лучи восходящего солнца освещают крутой, желтый от прошлогодней травы склон, поднимающийся над темной щеткой леса и упирающийся в небесную голубизну, а на нем — черные, как угольки, птицы, живописно расположившиеся по его поверхности и то и дело, как мячики, подпрыгивающие и падающие. И все это в хрустальной высокогорной тишине, нарушаемой только тихим щебетом горных коньков и далеким свистом уларов.

Находясь в непосредственной близости от токующих тетеревов, можно изредка услышать и их голос, убедиться в том, что они не совсем немые. При конфликтах на границах токовых участков самцы иногда глухо и коротко хрипят. Такое же хрипение, слышное не далее 30 м, издает самец, ухаживающий за самкой. Если повезет, можно увидеть и самый редкий элемент тока, описанный недавно О. А. Витовичем: самец подпрыгивает вертикально на 60-80 см и в верхней точке прыжка издает громкий щелчок, слышный чуть ли не за 200 м, причем звучание его носит такой же кастаньетный характер, как и щелчков каменного глухаря.

В разгар брачного сезона, т. е. в конце апреля — начале мая, самцы появляются на токовище в глубокой темноте, за час-полтора до рассвета, и сразу же приступают к токованию. Бывает, что некоторые и ночуют на току, оставаясь с вечера. В предрассветных сумерках сюда пешком из расположенных ниже зарослей приходят самки и интенсивность токования резко возрастает. Тогда же происходит и спаривание, которое из-за темноты крайне трудно увидеть. С восходом солнца самки покидают токовище, активность токования самцов постепенно падает, и оно полностью прекращается к 8-9 ч утра. Самцы еще какое-то время остаются на своих местах, сидя неподвижно и оглядываясь, а затем начинают потихоньку кормиться, расходясь в разные стороны. Некоторые из них могут сразу покинуть токовище, улетев на кормежку вниз, в Соседние лога. До полудня на токовище обычно никого не бывает, но часов с двух тетерева начинают сюда возвращаться и ближе к вечеру уже снова токуют, молча совершая свои бесчисленные токовые взлеты. Вечерний ток в первое время длится до полной темноты, но постепенно его окончание сдвигается на все более ранние сроки. Самки тоже могут появляться вечером, но до спаривания, видимо, дело не доходит. Плохая погода — дождь с ветром или сильный туман — резко снижает активность птиц или вообще прекращает ток, хотя самцы и остаются на своих участках.

Границы участков в разгар токования неприкосновенны, и их нарушение вызывает немедленные стычки: самцы устремляются навстречу друг другу, вытягивая вперед голову и шею и держа хвост горизонтально. Расхаживая по участку, самец время от времени, тем более, если поблизости есть соперник или самка, принимает особую позу. Грудь его слегка приподнимается и выпячивается, а хвост поднимается на 50- 60° и, частично, раскрываясь, становится очень похожим на лиру. Самец, идущий в этой позе в густой траве, благодаря лире хорошо виден.

В возрастных нарядах самцов есть одна особенность, позволяющая легко распознать молодых птиц на токовище. Вообще у всех тетеревиных птиц первый взрослый наряд отличается от последующего: у одних — больше, у других — меньше. Но такого резкого различия, которое мы видим у кавказского тетерева, нет ни у кого. В противоположность взрослым самцам первогодки не имеют ни одного черного пера и их наряд сплошь коричнево-пестрый, с сильным развитием струйчатого рисунка. Крайние перья хвоста не имеют даже признаков изгиба, а сам хвост по форме напоминает хвост самки. В таком костюме молодые самцы и появляются на току. Семенники их развиты заметно меньше, чем у взрослых, но вопрос о способности их к размножению в первую весну остается открытым. На токовище молодежь полностью угнетается взрослыми птицами, и на иерархической лестнице тока они твердо занимают самую нижнюю ступень. У них нет своих токовых участков, и они свободно перемещаются по токовищу, не вызывая, как правило, негативной реакции взрослых самцов. Временами можно наблюдать, как кто-нибудь из первогодков пристраивается к старшему и начинает копировать все его движения, как бы тренируясь. И лишь в очень редких случаях молодой самец способен отвоевать себе участок, вступив в жестокую драку с его взрослым владельцем. По количеству молодых самцов на току можно определить не только степень успешности предыдущего сезона размножения, но и перспективы на будущий год.

Самки приступают к гнездованию с середины мая, и с этого времени токование самцов постепенно угасает. Мне посчастливилось однажды увидеть завершение токового сезона. Это было 23 мая. Среди присутствовавших на токовище пяти взрослых самцов токовал только один, начав свои прыжки очень поздно, уже на восходе солнца. Грело оно в то утро уже почти по-летнему. Токовавший самец все прыгал и прыгал, а остальные, постояв как бы в раздумье на своих участках, начали потихоньку кормиться. Постепенно они сбились в табунок, позабыв о своих прежних распрях, и мирно что-то поклевывали возле прыгавшего самца, который тоже мало-помалу стал утихать и в конце концов присоединился к общей компании. На следующее утро на токовище не было уже ни одной птицы.

Тетерка строит гнездо чаще всего на склоне южной экспозиции. Гнездо располагается под прикрытием какого-нибудь густого куста или большой куртины таким образом, чтобы насиживающая птица имела достаточный сектор обзора вниз и в стороны. Диаметр гнезда — 19-21 см, глубина лотка — 5-9 см. Для выстилки используется сухая трава и листья рододендрона. Количество яиц в кладке невелико, в среднем 7 (от 4 до 12). Яйца желтовато-серые, покрытые многочисленными коричневыми пятнышками. Самки сидят на гнездах очень плотно с первых же дней. Мне известен случай, когда шедший по крутому склону человек, удерживая равновесие, оперся рукой на кочку и угодил ладонью прямо в тетерку, сидевшую в гнезде. Та буквально бомбой взорвалась в вертикальном взлете, изрядно перепугав виновника беспокойства, который, однако же, проявил большую любознательность. Отойдя немного, он замаскировался и наблюдал около получаса, пока не убедился, что самка вернулась на гнездо.

Срок насиживания не установлен. Развитие птенцов и ежедневная жизнь выводка такие же, как и у полевого тетерева. Когда птенцы становятся способными к полету, то при тревоге самка слетает вниз по склону, а птенцы с писком устремляются за ней. Пролетев немного, они садятся в высокую траву и вновь затаиваются. Самка сопровождает выводок до середины августа, после чего начинается его распад, и в сентябре молодые птицы в основном заканчивают рост и линьку. Самцы к этому времени достигают примерно 80% массы взрослых птиц, почти сравниваясь с ними к весне. Гибель птенцов в течение лета значительна, прежде всего от различных хищников, так что к моменту распада выводка там остается два-три птенца. На результатах размножения сказывается и погода, особенно, когда на начальной стадии насиживания происходит резкое похолодание (до -5°С) со снегопадами. О. А. Витович заметил, что в таких условиях не страдали только удачно расположенные гнезда (в подветренных местах и хорошо скрытые сверху), где благополучно выводились птенцы.

Об осеннем периоде жизни кавказского тетерева известно очень мало, а о зимнем — еще меньше. С 1938 г., когда Ю. В. Аверин дал описание зимней жизни этого вида в Кавказском заповеднике, новых сведений почти не прибавилось. Судя же по наблюдениям Аверина, поведение этого тетерева и суточный ритм его активности почти такие же, как и у полевого. Утренняя кормежка начинается на рассвете и длится до 10 ч. Затем следует дневной отдых в защищенных от ветра местах, часто на солнцепеке, а в непогоду птицы зарываются в снег. День заканчивается вечерней кормежкой, продолжающейся до наступления сумерек. Затем тетерева делают короткий перелет к месту ночлега и перед погружением в снег некоторое время сидят, осматриваясь, на скалах или деревьях, совсем как полевые тетерева. При образовании твердого наста птицы выискивают участки с рыхлым снегом, а если таковых не оказывается, то ночуют под навесами скал, снежными надувами или в гуще кустарников. Но обычно рыхлый снег они без труда находят на северных склонах.

Когда на рассвете птицы покидают свои подснежные убежища, они всей своей стаей направляются пешком к ближайшим верхушкам рододендронов, ивняка или можжевельника, торчащим из-под снега. Обкусывая почки, хвою, ягоды, верхушечные побеги, тетерева передвигаются от куста к кусту, покрывая весь склон цепочками следов, как белые куропатки. В березняках они, как уже говорилось, тоже предпочитают кормиться с поверхности снега. Не остаются без внимания и бесснежные пятна у скал, откуда снег сдувается ветром и где обнажаются листья брусники. Всю зиму тетерева держатся небольшими стайками смешанного состава, по одной-две дюжины птиц, хотя в 20-х годах встречали стаи, насчитывавшие до 50 особей. Вот, пожалуй, и все, что нам известно о зимней жизни этого вида, причем только на севере ареала. Такая скудность сведений в значительной степени объясняется большой опасностью работы в местах зимнего обитания кавказского тетерева из-за угрозы схода снежных лавин. Но на юге ареала, в горах Малого Кавказа, этой опасности нет, да и зимняя жизнь тетерева там, наверняка, сильно отличается от той, которую ведут тетерева Кавказского заповедника.

О перспективах сохранения кавказского тетерева говорить трудно, ибо не хватает информации о положении дел сейчас. Одно время сложилось мнение, что вид находится под угрозой исчезновения и спасают его только заповедники, во всех остальных местах он якобы исчезает под давлением интенсивного пастбищного животноводства. Тогда же кавказский тетерев попал в первое издание Красной книги РФ. После этого О. А. Витович решил выяснить состояние этого вида на Малом Кавказе, где ситуация считалась особенно плохой. Из его обстоятельного письма о результатах поездки, присланного мне, следовало, что состояние популяций кавказского тетерева там не так уж безнадежно. Он был найден Витовичем повсюду, где ему полагалось быть, и во всех посещенных районах местные популяции находились в определенном равновесии с животноводством. Из этого, конечно, не вытекает уверенности в полном благополучии вида. Не следует забывать, что разрушительное воздействие экстенсивного отгонного животноводства, выражающееся в вытаптывании, разорении и деградации пастбищ, испытывают сейчас все высокогорные экосистемы Кавказа. И как поведет себя вид в условиях, близких к экологической катастрофе, предсказать трудно. Поэтому роль заповедников, являющихся и резерватами, и репродуктивными центрами, в деле сохранения вида исключительно велика. И чем больше будет в горах Кавказа заповедных территорий, тем лучше.

Первоисточник: «Семейство тетеревиных птиц».

Автор работы – Потапов Роальд Леонидович, гл.н. сотр. Зоологического ин-та Российской Академии наук, доктор биол. наук, профессор.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...