Корсак

 Дата публикации: 31.05.2011

Корсак — один из мелких представителей рода лисиц — корсак интересен тем, что, возникнув как вид еще в плиоцене, он был широко распространен по Евразии и позднее, например в плейстоцене, населял южную половину Европы, где потом вымер. В полупустынях и пустынях некоторых типов в СНГ этот зверек обычен еще и в настоящее время, являясь для них характерным ландшафтным видом. Более редок он в азиатских степях, в лесостепи же появляется лишь периодически. Значительная часть современного ареала этой лисицы находится в пределах Казахстана.

Корсак не может приспособиться к обитанию на распаханных землях, поэтому в последние два-три столетия с исчезновением целины численность и распространение его на современной территории России сокращается, и местами он вымер совершенно или стал редким. Такому процессу, возможно, способствовали и изменения климата.

Пока этот зверек в Казахстане еще обычен, нужно изучить его экологию, чтобы выяснить, насколько он приспособлен к существованию в аридных и полуаридных условиях, и полученные сведения использовать при восстановлении особенностей палеоландшафтов Западной Европы в плейстоцене и для решения ряда вопросов зоогеографии.

Всестороннее изучение корсака необходимо и для практических целей. С древнейших времен этот зверек добывается ради получения пушнины, которая всегда высоко ценилась кочевыми народами. Хищнический промысел на корсака неоднократно приводил к его почти полному уничтожению на больших территориях. Приходилось вводить длительные запреты на добывание этого зверька. В последние же годы его запасы повсеместно использовались пушным промыслом весьма слабо. Иногда охотничьи организации, не зная экологии корсака, объявляли его серьезным вредителем охотничьего хозяйства и птицеводства, разрешали на него охоту круглый год и выплачивали за добытых зверьков премии. Так, эту лисицу на протяжении ряда лет истребляли и в Казахстане.

Корсака неоднократно уничтожали, считая его носителем и передатчиком вируса бешенства. Этот зверек известен как хозяин нескольких видов гельминтов, вызывающих заболевания, опасные для человека, домашних и охотничьих животных.

Необходимо выяснить, вредит ли корсак охотничьему хозяйству и мелкому животноводству и насколько серьезно, а также какова его роль в природной очаговости бешенства и некоторых гельминтозов.

Несмотря на широкое распространение корсака, его высокую в некоторые годы численность и практическое значение, экология этого зверька до сих пор изучена очень слабо. Например, в капитальной сводке С. И. Огнева «Звери Восточной Европы и Северной Азии» описанию образа жизни корсака посвящены всего три страницы! Обстоятельных исследований по этому хищнику не появилось и позднее. Оригинальные разрозненные сведения по отдельным вопросам экологии корсака можно найти лишь у некоторых авторов, к тому же работавших в различных географических районах.

Отсутствие обстоятельной сводки по экологии этого интересного зверька побудило нас опубликовать настоящую работу. Полевые материалы для нее собирались: А. А. Слудским в 1929 и 1930 гг. в лесостепной зоне Западной Сибири, в Барабинской степи, в 1935- 1964 гг. — в лесостепной, степной, полупустынной и пустынной зонах многих районов Казахстана и в 1962 г. — в полусаванне на возвышенности Бадхыз в юго-восточной Туркмении. А. А. Лазарев в течение трех зимних сезонов собирал материал по питанию корсака в Центральном Казахстане в зоне полупустыни и двух летних — в лесостепи в Советском районе Северо-Казахстанской области. Им проанализировано содержимое 172 желудков корсака и 97 данных по экскрементам, а также проведены учеты его нор. Нами также использованы сведения, полученные от зоологов: Б. Д. Абатурова, И. П. Брома, Н. В. Некипелова, А. Ф. Чирковой, 3. X. Тазиевой и многих охотников, которым мы весьма благодарны за помощь. Распространение, численность, экология и практическое значение корсака описаны в настоящей работе по всему его ареалу в Советском Союзе и в Монгольской Народной Республике.

Подвиды корсака

Корсак, населяющий СНГ, разделяется на четыре подвида.

  1. Казахстанский корсак. Наиболее крупный подвид. Меховой покров и хвост особенно пушисты; общий тон окраски палево-белесо-серый с коричневато-рыжеватой рябью по хребту: тыльная сторона ушей без рыжеватого оттенка. Населяет Северный, Центральный, Юго-Восточный Казахстан и лесостепье и степь Западной Сибири.
  2. Калмыцкий корсак. Близок к предыдущему подвиду. Отличается не столь рыжеватой, а более бурой рябью на спине, охристым оттенком тыльной стороны ушей, менее пышным меховым покровом и меньшими размерами тела. Распространен на Северном Кавказе, в калмыцких, нижневолжских и донских степях и на запад до Днепра, а также в приуральской пустыне.
  3. Туркменский корсак. Размеры самые мелкие. Меховой покров короткий и мало пушистый. Общий тон окраски меха спины бледно-ржаво-буроватый с сильной серебристо-белесой рябью; тыльные стороны ушей без рыжеватого оттенка. Населяет Юго-Западный, Южный Казахстан и всю Среднюю Азию, включая Северный Афганистан и Иран.
  4. Забайкальский, или монгольский, корсак. Крупный, с пышным и мягким мехом. Окраска тусклая, рыжевато-песчаная. Распространен в Туве, Южном Прибайкалье, Забайкалье и Монгольской Народной Республике.

Внешний вид корсака

Корсак — очень похожий на лисицу зверек, но вдвое ее меньше по размерам. Окраска меха, в отличие от лисицы, однообразная рыжевато-серая. Пушистый и длинный, как и у лисицы, хвост окрашен однотонно и не имеет белого конца, характерного для лисиц. Уши стоячие, на концах заостренные, снаружи рыжевато-бурые, а не черные, как у лисицы.

Следы идут по прямой — цепочкой, ступает точно след в след. Расстояние между следами 6-8 см. Размеры отпечатков следов на пыли — 4х3 см.

У входа в нору землю разравнивает. Около норы всегда много экскрементов — небольших колбасок, состоящих из шерсти мышевидных грызунов. Встречается, как правило, в одиночку.

КорсакКорсак

Голос корсака

В случае обнаружения опасности, например, заметив у своей норы человека, корсак его «облаивает». Тревожный крик этого зверька похож на лай лисицы, но в то же время несколько напоминает и мяуканье кошки и звучит, как: «м-яяя! м-яяя!» Кроме того, чем-либо обеспокоенный корсак, кроме этого звука, издает еще и другой: «ун! ун! ун!» Крик «м-яяя!» можно услышать и ночью зимой, когда зверьки кормятся у падали, а также во время гона. Молодые зверьки в возрасте 1,5-2 месяцев, заметив опасность, издают крик «вяу! вяу!»

Места обитания корсака

Корсак, проникая на север до южной границы таежной зоны в Западной Сибири и населяя степи Казахстана, Юго-Восточного Забайкалья и Северной Монголии, живет в очень суровых климатических условиях, отличающихся низкими температурами воздуха зимой, часто сочетающимися с сильными ветрами, отчего увеличивается «жесткость погоды». Например, в январе жесткость погоды на большей части территории Казахстана близка к таковой для лежащих значительно севернее Тюмени и Ханты-Мансийска.

На севере Казахстана температура воздуха нередко падает до -45°, а в Юго-Восточном Забайкалье до -50° и ниже, тем не менее корсак продолжает быть активным. Так, в лесостепи Западной Сибири и на всей территории Казахстана в безветренные дни его можно встретить во время очень низких температур. Не боится он и самых жестоких морозов в Забайкалье и в Монголии.

И все же организм корсака к низким температурам приспособлен хуже, чем например, у песца или лисицы. Экспериментальные исследования Н. И. Калабухова и О. Б. Полузадовой и позднейшие Н. И. Калабухова показали, что у корсака имеется ряд глубоких эколого-физиологических особенностей, которые его значительно отличают от лисиц других видов. Так, для этого зверька характерна независимость темпа дыхания в интервале температур от 5 до 35°, что, по-видимому, свидетельствует об известном несовершенстве у него механизма терморегуляции при пониженной температуре и вместе с малыми размерами тела определяет слабую способность его организма противостоять охлаждению. Было выяснено, что этот хищник, в противоположность лисице, весьма чувствителен к низкой температуре. Если у фиксированной за лапы лисицы при температуре среды 14° температура тела не понижалась и была равной 39°, то у корсака, фиксированного при 10°, через 45 минут после начала опыта температура тела понизилась до 27° и он был в состоянии, близком к оцепенению. В опытах понижение температуры среды вызывало у корсака снижение активности. При понижении температуры от 25 до 0° активность у этого хищника падала примерно в три раза.

Имея относительно несовершенную терморегуляцию, корсак при особенно низких температурах и сильных ветрах, чтобы не мерзнуть, вынужден чаще, чем это делают лисицы других видов, пользоваться норой и понижать свою активность с тем, чтобы до минимума сокращать затрату энергии. Так, во время сильных морозов и ветров он в наиболее холодную часть суток, как правило, отдыхает в норе и дольше, чем лисица, отлеживается в ней во время плохой погоды. В Барабинской степи во время сильных буранов эти хищники не покидали норы по 3-5 суток. Корсак, застигнутый бураном вдали от норы, ложится иногда прямо в сугроб и дает занести себя снегом. Слой снега защищает его от низких температур не хуже, чем нора. При низких температурах они зарываются и в стога сена.

Зимой во время сильных морозов корсак выходит на охоту не только в сумерки, как обычно, но и днем, когда температура воздуха бывает в полупустыне и пустыне на 10-20° выше, чем ночью или на рассвете.

Для корсака характерна групповая терморегуляция. В связи с этой особенностью его биологии у него выводок долго не распадается, поэтому зимой из одной норы нередко удается выкопать одновременно два — пять зверьков, которые, лежа в гнезде прижавшись друг к другу, менее охлаждаются, чем отдельные особи.

Таким образом, недостаточное приспособление организма к низким температурам у корсака частично компенсируется особенностями его сезонного поведения, что дает ему возможность обитать в районах с весьма суровыми зимами.

При недостатке кормов корсак и в сильные морозы вынужден подолгу находиться вне норы в поисках добычи. Поэтому он имеет хороший меховой покров с густой подпушью, который по своей теплопроводности мало уступает меху песца и лисицы и недаром очень ценится у кочевых народов Средней и Центральной Азии. В тихие морозные дни этого зверька часто можно видеть лежащим прямо на снегу около входа в нору, причем снег под ним не подтаивает. У корсака, как и у других зверей, обитающих в суровых климатических условиях, хорошо опушены уши, лапы и хвост, что надежно защищает его от низких температур. При удовлетворительных кормовых условиях описываемый зверек бывает не менее жирным, чем песец или лисица.

Густой меховой покров у корсака и частое групповое пользование норами для временной защиты от низких температур дали ему возможность расселиться довольно далеко на север. В то же время этого зверька нет во многих районах, где климатические условия гораздо мягче и имеются обильные для него корма. Следовательно, не отрицательные температуры воздуха ограничивают его распространение на север.

Корсак населяет все наши полупустыни и пустыни, в которых в летний период температура воздуха часто поднимается до 40°, а в исключительных случаях — до 50°, а поверхность почвы нагревается до 75° и выше. От высоких температур он спасается в норах. На юге своего ареала в жаркий сезон года этот зверек ведет в основном сумеречный образ жизни, хотя бывает активным и по утрам И перед заходом солнца в Советском Союзе, так как он в два раза мельче лисицы. Имея небольшие размеры и много врагов, корсак, как будет показано ниже, явно избегает густых зарослей высоких трав, кустарников, леса, среди которых он довольно беспомощен, а также высокого рыхлого снежного покрова — в нем зверек грузнет.

Распространение этого зверька от наличия воды, годной для питья, обычно не зависит, так как он может обходиться без водопоя в течение круглого года. Знакомство с основными факторами, определяющими распространение корсака и распределение его по биотопам, поможет лучше понять, почему этот хищник выбирает те или иные места обитания, к описанию которых мы и переходим.

В самой западной части своего современного ареала — в Приазовье — корсак держится по слабоволнистым равнинам водоразделов, занятым причерноморскими разнотравно-типчаково-ковыльными и типчаково-ковыльными степями на южных черноземах. В этих степях господствуют крупнодерновинные злаки, представленные различными видами ковылей. При ухудшении почвенных условий и при усиленном выпасе скота доминирование в травянистом покрове переходит к мелкодерновинным злакам, главным образом к типчаку.

Для этих мест характерны многочисленные овраги и балки, в верховьях которых почвы засоляются, а поэтому они имеют типичную полупустынную растительность. В верхних частях балок и на их южных склонах преобладают типчак, мятлик и пустынно-степные полукустарнички: прутняк, различные виды полыней. По северным же и западным склонам балок развиваются заросли степных кустарников: терна, таволги, караганы и др. Эти степи раньше были населены сурком-байбаком, а теперь в них обычен малый суслик, домовая мышь, серая и общественная полевки и другие грызуны, а из птиц — жаворонки. Перечисленные животные служат добычей корсаку. В этой части ареала основной враг корсака — лисица. Она же, а также степной хорек — его основные конкуренты по кормам.

Степные местообитания корсака

В настоящее время степи почти совершенно распаханы, поэтому зверек выбирает целинные участки с негустым и низким травянистым покровом и охотнее всего селится на солончаках близ побережья моря, в вершинах и по южным склонам балок и на выгонах.

В западной половине Предкавказья этот хищник живет в степях, очень похожих на причерноморские, тогда как в районе, прилежащем к Каспию и низовьям Волги, он населяет полынно-дерновинно-злаковые степи и полукустарниковые полынные и солянковые пустыни, встречаясь и на закрепленных песках) как, например, в Ногайской «степи». В междуречье Волга — Урал корсак населяет в значительном количестве степи, полупустыни и пустыни, но более обычен в холмистых полупустынях с низким и разреженным травостоем. Так, он довольно обыкновенен в холмистых степях, прилегающих к долине среднего течения р. Урала, на Общем Сырте и в верховьях р. Чагана. В этом и соседних районах селится главным образом по склонам холмов, разбросанным среди ровной ковыльно-полынной полупустыни.

Среди песчаных бугров Волжско-Уральских песков встречается редко и, по-видимому, непостоянно.

За Уральскими горами в годы массового размножения корсака в полупустынях и степях он заселяет иногда всю лесостепь Западной Сибири. Лесостепь характеризуется равнинным рельефом, где невысокие и узкие гряды с относительной высотой в 2-4 м и изредка до 6-10 м чередуются с многочисленными понижениями, занятыми озерами, тростниковыми займищами, небольшими березовыми лесками — «колками» и солончаками. Наряду с озерными котловинами в лесостепи рассеяны бесчисленные блюдцеобразные западины, обусловливающие чрезвычайную пестроту почв и растительности. Лето в лесостепи жаркое. Средняя температура июля 19°, но иногда температура воздуха поднимается до 38°. Зима холодная. Средняя января-20°, морозы иногда достигают-50°. Средняя из наибольших декадных высот снежного покрова составляет 30-35 см и он отличается большой средней плотностью.

Северная лесостепь имеет значительные площади березовых колков, остепненные луга с густым травостоем, сплошь покрывающим почву, и высотой в 80-100 см. Южная лесостепь, по сравнению с северной, отличается мелкоостровным характером колков, развитием луговых степей с большим количеством сухолюбивого разнотравья и меньшей задернованностью почв. Особенно бедна и изрежена растительность на солончаковых почвах, занимающих иногда большие площади вокруг соленых озер, вдоль речек и в лощинах.

В лесостепи обильны узкочерепная и серая полевки, водяная крыса, краснощекий суслик, хомяк, джунгарский хомячок, утки, кулики и жаворонки. На них-то и охотится там корсак. Основные враги его — волки и лисицы.

В северную лесостепь корсак проникает в небольшом количестве и, по-видимому, там не размножается, в южной же ее половине в некоторые годы бывает обычен и выводит потомство/ Характерно, что в лесостепи он селится главным образом на солонцеватых почвах вокруг больших соленых озер с бедной растительностью, реже — на гривах, если на них сохранились значительные участки целины с низкотравной типчаковой степью. Охотится он также в основном вокруг водоемов с открытыми берегами, на солончаках в низинах и по гривам, где зимой бывает мало снегу. Лишь во время настов забегает в колки и тростниковые займища. В колках, когда в них был интенсивно развит охотничий промысел, он искал зайцев-беляков и белых куропаток, попавших в петли .

Южнее лесостепи, от левобережья Волги на западе и до Оби на востоке, корсак населяет типичные степи, которые подразделяются на два типа. Северная их половина относится к заволжско-казахстанским разнотравно-типчаково-ковыльным степям на обыкновенных и южных черноземах и по растительному покрову близка к причерноморским. Южную же половину занимают дерновинно-злаковые сухие степи.

В типичных степях доминируют дерновинные злаки: ковыли, типчак, Phleum phleoides на севере и ковылек, образующий местами своеобразные ковыл-ковые степи на темнокаштановых почвах, — на юге. В этих степях, особенно в их южной части, на многочисленных солонцеватых участках большое развитие получают полукустарнички: полынь, прутняк, различные солянки и др. В значительном количестве встречаются эфемероиды и эфемеры. Понижения часто заняты зарослями таволги и караганы.

Рельеф этих степей волнистый. Увалы занимают дерновинные злаки, а в долинах с засоленными почвами преобладают полукустарнички.

Распространение корсака в России

На восток от Волги, в ее среднем течении, корсак более или менее постоянно встречается на Общем Сырте и прилегающих к нему районах на север до верховьев рек Большого и Малого Иргизов и периодами бывает там обычным, так как его шкурки добывают сотнями штук. В отдельные годы проникает еще севернее — до верховьев р. Большой Черемшан и как большая редкость добывается в Октябрьском, Бугульминском и Бавлинском районах.

Восточнее описываемая лисица очень редко встречалась в степях Башкирии, проникая в отдельные годы до Белорецкого района. У южной оконечности Уральских гор корсак становится более обычным, например, в Оренбургской области по границе ее с Казахстаном.

В междуречье Волга — Урал этот хищник уже многочислен и, например, в Уральской области его теперь добывают в отдельные годы до 5500 шт. за сезон, а в Гурьевской — до 1700 шт. Южнее, на полуострове Мангышлак и плато Устюрт, он обычен, на Мугоджарах обыкновенен.

В последние три десятилетия на юге Европейской части России западная граница распространения корсака проходит по междуречью Днепр — Дон. В этой самой западной части современного ареала зверька он крайне редок, за исключением побережья Азовского моря у Корсак-могилы, находящейся в Приморском районе Запорожской области.

Восточнее в начале текущего столетия корсак жил в «изрядном количестве» и был «нередок» в донских степях, на Ергенях и в астраханских полупустынях и пустынях к югу от широты современного Волгограда. В последние годы численность его в этом районе не только не снизилась, но даже возросла и, например, на Ергенях этот хищник теперь вполне обычен.

Корсак из донских степей периодически проникает далеко на север в Среднее Поволжье, где бывает «чрезвычайно редок».

К югу от донских степей — в Предкавказье — этот хищник обычен в районе Кумо-Манычского канала и в междуречье Кума — Терек. За последнее столетие численность его в этом районе подверглась значительным изменениям. Так, Н. Я. Динник, говоря о Северном Кавказе, писал: «Прежде во всех этих очень слабо населенных местах корсаки жили в большом количестве, но с заселением степей и их распашкой количество этих зверьков стало сильно уменьшаться; из многих мест они даже совсем удалились». Позднее, в 1924-1925 гг., в северо-восточном Предкавказье корсаков стало опять много. Один охотник за сезон добывал по 15-30 зверьков. К 1931 г. численность этого хищника вновь сильно снизилась. Относительно много корсака в Предкавказье было в 1951 г..

Южнее, в Закавказье, судя по ископаемым остаткам, корсак был обычен в середине плейстоцена, затем к концу этого периода численность его начала падать и к настоящему времени ареал этой лисицы на западном побережье Каспия отступил к северу на 700 км. Причины вымирания зверька в Закавказье неясны. По-видимому, оно произошло под влиянием трансгрессий Каспия и изменений климата.

За Уральским хребтом, в Западной Сибири, корсак годами появляется на севере лесостепной зоны и даже на окраине таежной зоны, доходя до Шадринска — Макушина — Тюкалинска — Тары — Венгерова — Барабинска, но здесь его численность бывает крайне низкой. Он там встречается единицами, и лишь в годы массового размножения — в районах, лежащих южнее.

В южной половине лесостепной зоны корсак держится чаще, но также непостоянно.

В северной части степной зоны Западной Сибири корсак в последние два десятилетия был вполне обычным, а местами и многочисленным. В отдельные годы в каждой из указанных областей добывали от 1000 до 3000 его шкурок. Многочислен он и в полупустынном Центральном Казахстане, а также в степном Прииртышье. В некоторые годы в Центральном Казахстане добывали до 4500 шкурок корсака за сезон.

В пустынях северного типа, расположенных на юге Казахстана, интересующий нас зверек обычен, а временами многочислен в Приаральских Каракумах, по Дарьялыку; нередок, особенно зимой, в Бетпак-Дале, Причуйских Муюнкумах и в Северном Прибалхашье. Но южнее, в западной части Кызылкумов и в древней дельте Аму-Дарьи, — редок, особенно в первом районе. Например, в тридцатых годах текущего столетия в Кызылкумах, в районе, входящем в Кара-Калпакию, заготавливали всего до 10 шкурок этой лисицы в год. В районах же, расположенных в дельте Аму-Дарьи, в 1948 г. заготовили 40 шкурок. Позднее В. П. Костин считал, что в низовьях этой реки корсак «довольно редок». В Кара-Калпакии, куда входят оба только что описанных района и часть Устюрта, в период с 1956 по 1959 г. ежегодно заготовляли лишь по 21-76 шкурок.

Распространение корсака в Средней Азии

В Туркмении, в пустынях равнин и полупустынях предгорий, корсак встречается повсеместно и во многих районах, как раньше, так и теперь, «очень обычен». Например, по южной окраине Каракумов, в Бадхызе и в других местах он обыкновенен. По наблюдениям А. А. Слудского, весной и летом 1962 г. корсак был весьма обычным в юго-восточной Туркмении на возвышенности Бадхыз и севернее ее — в междуречье Мургаб — Теджен. В то же время на восточном побережье Каспия, в Красноводском районе, этого хищника бывает мало. О значительной численности корсака в Туркмении можно судить и по данным о размерах заготовок его шкур. Так, в сезон 1924-1925 гг. в этой республике было заготовлено 11522 шкурки, в 1925-1926 гг. — 7174. В период с 1948 по 1959 г. добыча корсака колебалась от 694 шт. до 2298 шт.. Снижение размеров добычи корсака в последние два десятилетия произошло в основном в результате плохой организации промысла. И в настоящее время в большинстве мест этой республики корсак, безусловно, обычный зверек. Мнение Ю. Ф. Сапоженкова, что в Туркмении корсак «редок», справедливо лишь для ее отдельных районов.

В Таджикистане описываемый хищник редок в равнинных южных и юго-западных районах. За период с 1951 по 1959 г. в этой республике заготавливали всего от 11 до 63 шкурок На большей части Таджикистана, занятой горами, он отсутствует.

В Узбекистане корсак населяет все равнинные и предгорные районы, занятые пустынями и полупустынями, и местами обыкновенен. В сезон 1924-1925 гг. в этой республике заготовлено 8039 шкурок этого зверька, в 1925-1926 гг. — 5442, что говорит о его значительной численности в Узбекистане в отдельные периоды. В последние годы количество корсака повсеместно сократилось, что, возможно, находится в связи с интенсивным освоением новых земель, тем не менее в ряде областей он обычен и в настоящее время. Так, в период с 1956 по 1959 г. в Кашка-Дарьин-ской области добывали от 580 до 1244 корсаков, в Бухарской, лежащей целиком в Кызылкумах, — от 395 до 546 шт., Самаркандской — от 288 до 474 и Ташкентской — от 208 до 336 шт. Как раньше, так и теперь описываемая лисица очень редка в Ферганской долине2, и ее там добывают единицами. Корсак также редок в Хорезмской и Сурхан-Дарьинской областях. В Сурхан-Дарьинскую область этот хищник проникает из пустынь Афганистана.

В Киргизии в 60-х годах прошлого столетия корсак будто бы был обычным не только в Чуйской и Таласской долинах, но и в высокогорных районах. По нашему мнению, обитание корсака высоко в горах сомнительно. Позднейшие исследователи считали, что в последние десятилетия он в Киргизии постоянно нигде уже не встречается.

Распространение корсака в Казахстане

В суровые зимы 1948-1949 и 1950-1951 гг. эти зверьки вновь появились в Чуйской долине и прилежащих к ней предгорьях, проникнув туда из Казахстана, и стали там довольно обычными. В 1956-1959 гг. в Киргизии добывали уже 131 -137 их шкурок.

В Юго-Восточном Казахстане до 50-х годов текущего столетия корсак был крайне редок и добывался единицами на целые области. Во многих районах его не знали совершенно. С 1951 г. численность его начала быстро расти и в последние годы лишь в Алма-Атинской и Джамбулской областях ежегодно стали добывать по 1000-1300 шкурок этого зверька; он стал там вполне обычным.

После большого перерыва в распространении на территории РФ корсак вновь появляется в Туве, затем в Южном Прибайкалье и в Юго-Восточном Забайкалье. В Туве его в небольшом количестве добывают за хребтом Танну-Ола, в котловине Успа-Нур. В Тувинской котловине не найден. В 1924 г. в Туве было заготовлено 150 шкурок. В долине р. Селенги, в ее нижнем течении, корсак «весьма редок» .

В Юго-Восточном же Забайкалье в середине прошлого столетия корсак был очень обыкновенным в нагорных степях. «По рекам Аргуни и Онону, — писал А. А. Черкасов, — их множество».

Позднее, в связи с распашкой степей, численность этого зверька сильно сократилась, и, например, в Восточной Сибири было всего заготовлено в 1925-1926 гг. 841 шкурка, в 1926-1927 гг. — 333. В 30-х годах численность корсака вновь возросла, и за год добывали до 1400 особей. В последние два десятилетия количество корсака в Забайкалье опять снизилось.

На основании изложенного можно заключить, что в пределах Советского Союза корсак наиболее многочислен в северной половине полупустынной зоны, называемой также сухими степями. В южной половине полупустынь и в пустынях северного и южного типов этого хищника меньше, но он все же там обычен, а местами и многочислен.

В 18 в. на территории современного Казахстана корсака было гораздо больше, чем теперь. В то время казахи ежегодно привозили в Оренбург и Троицкую крепость от 40 до 50 тыс. корсачьих шкур. «Innumera copi» — так определял численность этого хищника в Казахстане в конце XVIII и начале XIX в. Г. Фишер. Затем в результате интенсивного промысла и особенно распашки степей численность его начала снижаться. Особенно сильно она сократилась в 1954-1956 гт. в связи с массовой распашкой целинных земель.

При недостатке добычи и трудности ее добывания корсаки как в степной зоне, так и в полупустыне в зимнее время подходят к населенным пунктам, вплоть до крупных городов, и держатся близ них. Так, в суровую зиму 1939-1940 г. в Павлодарской области эти хищники в большом числе встречались близ поселков и регулярно кормились на свалке мясокомбината около г. Павлодара. В многоснежную зиму 1940-1941 г. в Северо-Казахстанской области в Советском районе у пос. Баранкуль корсаки появились в таком большом количестве, что один из охотников этого поселка Д. А. Кривонос поймал за сезон более 50 зверьков. В зиму 1948-1949 г. в Карагандинской области корсаки и лисицы часто появлялись на окраинах поселков и в черте г. Караганды, где кормились на помойках. В указанном городе нескольких сильно истощенных корсаков и лисиц поймали руками или застрелили во дворах. В Акмолинская области 7-9 декабря 1954 г. после сильной оттепели и последовавшего за ней гололеда погибло много полевок и мышей. Корсаки лишились добычи и вынуждены были держаться вокруг поселков, кормясь отбросами. В Целиноградской области в зиму 1962-1963 г. снежный покров установился в ноябре, и к концу этого месяца высота его достигла 20-30 см. Затем наступила оттепель. Два дня шел дождь, а когда он кончился, ударили морозы. Появился наст толщиной в 3-5 см. Грызуны, живущие под снегом, стали недоступными для корсаков и последние начали голодать. В поисках корма зверьки в большом количестве подошли к городам и селам, где кормились на свалках. Например, А. А. Лазарев 17 января 1963 г., пройдя 4 км от г. Атбасара, встретил шесть следов этого зверя, а на следующих восьми километрах — только два следа. В эту зиму охотник П. С. Холмецкий на свалках около г. Атбасара поймал 72 корсака.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что корсак не только не избегает селиться близ человека, как об этом часто писали в литературе, но при неблагоприятных кормовых условиях концентрируется у поселков и городов, где питается отбросами.

В некоторые зимы численность корсака в степях значительно увеличивается за счет прихода зверьков из лежащей севернее лесостепи. В то же время при низкой численности грызунов или трудности их добывания при установлении высокого снежного покрова корсаки из степи уходят на юг в полупустыню, реже — на север в лесостепь.

Об обилии корсаков в типичных степях можно судить по их добыче охотниками. В годы с высокой численностью корсака отдельные охотники за сезон в Центральном Казахстане добывают по 20-50 и более зверьков. В 1947 г. в Целиноградской области, когда численность корсака была там довольно высокой, на участке в 30 км2 учли 37 корсачьих нор, из них определенно с выводками было 8 и предположительно с ними — также 8, 9 нор посещались одиночками. Таким образом, на 1000 га было найдено в среднем 12 нор. В 1948 г. в этом же районе учтено 34 норы, из них с выводками было только 4, а 17 посещались отдельными зверьками.

Для казахстанских типичных степей характерен довольно высокий снежный покров. Средняя из наибольших декадных высот его равна 20-30 см, а продолжительность залегания — 130-150 дней. Этот район отличается наибольшей плотностью снежного покрова, достигающей в центральной зоне Казахстана 0,30-0,36, что связано с очень сильными ветрами.

В казахстанских степях много сурка-байбака, краснощекого суслика, степной пеструшки, серых полевок, черных и белокрылых жаворонков.

В типичных степях корсак селится в норах сурков и сусликов, расположенных на пологих склонах возвышенных участков, недалеко от границы солончаков. Летом он охотится главным образом в местах с изреженной растительностью. Там, где степи сильно распаханы, этот хищник уцелел лишь на выгонах и у водоемов. Часто вынужден жить близ селений человека.

Зимой выбирает участки, где снег сдувается ветром или сильно уплотнен, но при определенных условиях появляется и в зарослях тростника у водоемов. Например, в очень многоснежную зиму 1940- 1941 г. в Северо-Казахстанской области корсаки в значительном количестве появились и держались на крутых склонах котловины большого оз. Чаглы, где снега было мало и можно было охотиться на полевок и мышей. Если до этой зимы один охотник в котловине указанного озера за сезон ловил одного-двух зверьков, то в сезон 1940- 1941 г. бригада из трех человек поймала в этом месте 80 корсаков.

В эту же зиму корсаки, гонимые голодом из степи, забирались в заломы тростника, росшего вокруг озера, под которыми снега было мало, а главное в начале зимы почва в таких местах была непромерзшей. В заломах они охотились на многочисленных водяных крыс, разрывая ходы их нор, и при этом прорывали длинные канавки.

Во второй половине зимы с установлением высокого снежного покрова с настами корсак начинает заходить в заломы тростника и на оз. Кургальджин, где также охотится на водяных крыс и подбирает мелкую рыбу,  брошенную рыбаками.

Корсак в Монголии

К югу от Забайкалья, уже в пределах Монгольской Народной Республики, типичными местами обитания этого хищника служат более или менее ровные или слабо увалистые сухие степи с распадками, имеющие ковыльный, ковыльно-змеевковый или злаково-солянковый покровы. В долинах Юго-Западного Хангая П. П. Тарасов за одну экскурсию наблюдал 10-15 корсаков, что говорит об их обилии в монгольских сухих степях. Более редок этот хищник в разнотравных степях северного типа, еще реже он встречается в горных степях. В эти степи он заходит по долинам рек. Решительно избегает сильно пересеченного горного рельефа со скалами и обвалами, а также кустарниковой пустыни. В Монголии наибольшее количество корсака добывают в восточных и центральных аймаках, где господствуют злаковые равнинные степи. На основании знакомства с местами обитания корсака по всему его ареалу можно заключить, что повсеместно он наиболее многочислен в полупустынях и близких к ним сухих степях. Если же он живет в типичных степях, то выбирает участки с разреженным и невысоким травяным и полукустарниковым покровами. Везде избегает густых зарослей и является типичным равнинным зверем. Он отсутствует в угодьях с рыхлым снежным покровом высотой свыше 15 см, но там, где снег хорошо уплотнен или сдувается ветром, может существовать и при большой его средней глубине — 30-50 см.

Корсак — характерный обитатель полупустынь, но не типичных степей, особенно разнотравных.

Корсак в Забайкалье

После большого перерыва в распространении корсака в пределах Советского Союза, обусловливаемого отсутствием для него подходящих мест обитания, он вновь появляется в Туве, затем в Южном Прибайкалье и в Юго-Восточном Забайкалье. Там он населяет обычно сильно всхолмленные степи, изобилующие плосковерхими сопками, разбросанными беспорядочно или вытянувшимися в невысокие цепи, поднимающиеся над местностью на 50-100 м. Вся же степь в Забайкалье приподнята на 600-700 м над ур. м. Большинство сопок имеет пологие склоны, незаметно переходящие в широкие пади. Местами на сопках и прямо в степи виднеются выходы скал и небольшие каменные осыпи.

Среди камней и около них буйно разрастаются разнотравье и кустарники: шиповник, боярышник, сибирская яблоня, крошечная таволга и другие. Заросли кустарников изредка встречаются и по оврагам. Кустарники занимают лишь отдельные небольшие участки, а на остальном огромном пространстве раскинулись злаковые степи на песчаных и песчано-щебнистых почвах.

В Забайкалье степи представлены несколькими типами, основными из которых являются змеевково-тырсовые и вострецово-тырсовые. В травянистом покрове этих степей из дерновинных злаков преобладают обманчивый ковыль, ковыль-тырса, растопыренная змеевка, стройный тонконог и несколько видов овсяниц. Нередко к ковылям в большом количестве примешивается вострец, образуя таким образом вострецово-тырсовые степи. Из полукустарничков встречается прутняк, несколько видов полыней, чабрец и др. В общем фон степной растительности представляет пеструю картину, где злаковые и полынные участки перемешиваются между собой. Полнота травостоя в злаковой и полынной степи колеблется от 0,5 до 0,6, а средняя высота его 15-20 см.

Для этого района характерны очень низкие температуры зимой и невысокий снежный покров, в среднем равный 10 см. Местами снега еще меньше. Например, в Борзинской степи, у ст. Оловянной, за шесть лет средняя высота снежного покрова за декаду в течение всей зимы не превышала 2 см. Неглубокий снежный покров обусловливает в забайкальских степях вечную мерзлоту грунта, которая располагается на глубине 2,0-2,6 м.

Для забайкальских степей типична довольно богатая фауна грызунов, в которой наиболее многочисленны полевка Брандта, стадная полевка, даурский и джунгарский хомячки, даурская пищуха, даурский суслик, сурок-тарбаган, монгольский тушканчик, когтистая песчанка и др. Из хищных обычен волк, светлый хорек, солонгой, реже встречается лисица, манул, колонок, ласка. Много жаворонков и коньков, нередки степные орлы, центральноазиатские канюки и другие птицы.

Грызуны служат основной добычей корсака, а хищные четвероногие и пернатые — его конкурентами по питанию, а нередко и врагами.

В Забайкалье корсак селится по склонам долин, изобилующих норами тарбаганов, которые он и занимает под свои убежища.

Расселение корсака в южной полупустыне

В южной полупустыне, или как ее еще называют остепненной пустыне, корсак обитает в условиях, близких для ее северной половины. Но здесь растительный покров изрежен еще больше, снегу меньше. Несмотря на казалось бы благоприятные условия существования интересующего нас зверька, численность его в этом ландшафте ниже, чем на севере полупустыни. В остепненной пустыне для корсака меньше доступных кормов — мелких грызунов, особенно степной пеструшки!

Еще южнее корсак живет в настоящих пустынях северного типа. Например, он населяет всю Бетпак-Далу, хотя летом встречается в ней редко. За девять лет работ в этой пустыне на маршрутах общим протяжением в несколько десятков тысяч километров мы нашли лишь четыре норы с выводками. Бетпак-Дала в восточной половине имеет весьма всхолмленный рельеф и изобилует каменистыми сопками; почва щебнистая. Западная же ее половина — волнистая равнина с мягкой лёссовой почвой. Эта пустыня на больших пространствах покрыта кустарниковой солянкой — боялышем, достигающим высоты 50-70 см. Среди зарослей боялыша встречаются обширные участки, поросшие мелкими видами полыни и биюргуном. Между увалами в понижениях многочисленны такыры — идеально ровные глинистые площадки, почти лишенные растительности. Весной до июня, а во влажные годы до июля — августа большинство такыров бывает залито пресной снеговой или дождевой водой и тогда их называют «хакамн». В Бетпак-Дале корсак селится на вершинах увалов, покрытых мелкой полынью, и обычно в 200-300 м от хаков с водой. В этой пустыне, особенно в ее южной половине, почти совершенно отсутствуют мышевидные грызуны, поэтому летом корсаки там охотятся на песчанок, сусликов и тушканчиков, а также мелких птиц, ящериц, змей и насекомых. В северной же половине к перечисленным животным добавляются еще пищухи: малая и монгольская.

К середине декабря с установлением высокого снежного покрова в полупустыне численность корсака в Бетпак-Дале сильно возрастает за счет зверьков, прикочевывающих с севера, и в это время их следы встречаются в большом количестве, а часто можно наблюдать и самих зверьков. В это время корсаки идут на юго-восток вслед за стадами мигрирующих сайгаков и кормятся главным образом остатками антилоп, загрызенных волками. Уже к концу декабря большинство этих хищников уходит вслед за сайгаками на юг в долину р. Чу. Оставшиеся же особи сильно голодают и гибнут от истощения и волков. Так, в суровую зиму 1950-1951 г. в центральной части пустыни Бетпак-Далы у метеорологической станции появилось много корсаков в то время, когда сайгаки ушли уже далеко на юг. Хищники явно голодали. Один из зверьков прорыл дыру в уборную и систематически кормился из выгребной ямы. Одного мертвого корсака нашли в летней печке, стоявшей возле дома, куда он забрался, укрываясь от холодного ветра. Другого днем застрелили во дворе, когда он грыз лист выброшенной засаленной бумаги. Нескольких корсаков поймали близ построек петлями у привады. В ту зиму зверьки часто появлялись днем и были сильно истощенными. Дело в том, что в конце декабря — начале января в северной и центральной Бетпак-Дале устанавливается довольно высокий снежный покров. Снег совершенно заносит заросли боялыша, а на участках с полынью высота его достигает 15-25 см. Суслики и тушканчики в это время находятся в зимней спячке, а песчанки, главным образом краснохвостая, становятся малоактивными и из нор не выходят по нескольку дней подряд, а если и выходят, то сидят у самого входа в нору, греясь на солнце. К этому же времени исчезают остатки трупов сайгаков, уничтоженные волками, лисицами и корсаками. Последние остаются без добычи и вынуждены кочевать вслед за сайгаками, кормясь трупами антилоп, погибших от волков или истощения. Кроме того, в местах массовой концентрации сайгаков снег бывает ими сильно разрыт и утоптан, что облегчает корсаку передвижение и доступ к грызунам.

Корсак в глинистых пустынях Юго-Западной Туркмении

В глинистых пустынях Юго-Западной Туркмении этот хищник встречается повсеместно.  Нередок он там и в закрепленных песках. В Юго-Восточной Туркмении обитание этого зверька также связано с глинистыми пустынями, полупустынями и окраинами закрепленных песков. Например, он оказался обычным на южной окраине Каракумов. Иногда держится близ колодцев. Норы его там часто находят на склонах песчаных бугров, заселенных большой песчанкой. В 1962 г. мы нашли выводковую нору корсака в среднем течении р. Мургаба на верхней террасе в 500 м от реки и примерно на таком же расстоянии от края песков. Она находилась на ровном песчаном участке, поросшем редкими кустами джузгуна.

В этом году жилые   норы   описываемого зверька были довольно обычны на возвышенности Бадхыз — волнистой равнине, покрытой субтропической низкотравной степью. На участке в 15 км2 в ур. Кызыл-Джар мы нашли девять нор с молодыми корсаками. Почва мягкая, супесчаная, покрыта густым, но очень низким травостоем, слагавшимся двумя типичными эфемероидами — мелкой пустынной осокой и луковичным мятликом.

Обычные компоненты этого осочково-мятликового сообщества — многочисленные мелкие травы, тоже эфемероидного или эфемерного типа. Своеобразный необычный облик этому биотопу придают гигантские эфемероидные зонтичные — ферула бадракема и Dorema Aitchi-sonii. Ферула бадракема, со стволом толще руки человека и выше его роста, образует во влажные годы столь густые заросли, что затрудняет движение человека и производит впечатление «лесов» далекого прошлого. В засушливые годы эти растения вегетируют плохо и тогда по степи торчат лишь их сухие стволы. В начале июня травостой выгорает и значительно вытаптывается скотом и дикими копытными.

В 1962 г. в Бадхызе наблюдалось массовое размножение большой песчанки и афганской полевки, реже встречалась краснохвостая песчанка. Перечисленные зверьки и служили основной добычей корсака, так как тушканчики там крайне редки, а другие мелкие грызуны отсутствуют совершенно. Из рептилий было много пустынных черепах, ящериц различных видов и змей. Из насекомых преобладали жуки и саранча — шис-тоцерка, в большом количестве налетевшая в этом году из Афганистана. В урочище Кызыл-Джар совершенно нет пресных водоемов, поэтому корсак там регулярно не пьет.

Для Бадхыза характерно очень жаркое лето с   температурами воздуха в тени до 45° и относительно теплая зима с нележащим долго снежным покровом, однако в отдельные зимы высота снежного покрова достигает 60 см. В такие зимы корсаки должны терпеть бедствия, голодая и становясь легкой добычей многочисленных врагов.

В Таджикистане корсак населяет пустынные участки на равнине и в предгорьях, древние долины рек и небольшие песчаные массивы. В тугайных лесах отсутствует. В Средней Азии не поднимается в горы выше 800-900 м над ур. м.

Относительную малочисленность корсаков в пустынях по сравнению с полупустынями можно частично объяснить отсутствием на юге мелких мышевидных грызунов, к питанию которыми в основном приспособились эти хищники, длительными депрессиями численности у песчанок и, возможно, обилием там лисиц, которые являются не только серьезными конкурентами по добыче, но и врагами.

Корсак в эфемеровых пустынях

Корсак населяет пустыни южного типа, называемые также эфемеровыми, распространенными в Туркмении, Таджикистане и на небольших площадях в Узбекистане. Для них характерны очень высокие температуры летом, достигающие 45°, а в исключительных случаях и 50°. Зима здесь сравнительно мягкая. Снежный покров невысокий и весьма неустойчивый. Почвы глинистые, часто солонцеватые или песчаные. Растительный покров очень изреженный и состоит из различных полукустарников и кустарников. Мелких мышевидных грызунов, как правило, нет, поэтому корсак там охотится на песчанок, сусликов, тушканчиков, птиц, рептилий и насекомых.  В районе нижнего течения Аму-Дарьи корсак селится в древней долине и дельте, занятых глинистой пустыней, покрытой редкими кустами гребенщика и саксаула, но повсюду довольно редок. На юге Сурхандарьинской области он встречается только в эфемерово-солянковой пустыне.

Обитание корсака в предгорьях

В последнее десятилетие корсак стал обычным в предгорьях Заилийского Алатау, где он обитает в холмистых глинистых пустынных и полупустынных участках, недавно заселенных желтым сусликом, норы которого он приспосабливает для своих убежищ. Кроме желтого суслика, в предгорьях много общественной полевки, тушканчиков и гребенщиковой песчанки, они-то и служат корсаку добычей. Несмотря на то, что в предгорьях с середины января и до первой декады марта держится довольно высокий и рыхлый снежный покров, корсак приспособился к обитанию в них, выбирая солнцепечные склоны холмов, на которых снега бывает гораздо меньше или он иногда отсутствует совершенно. Кроме того, в последние годы в предгорьях зимой выпасают много скота: лошадей, овец и коз, которые раскапывают и утаптывают снег, что в значительной мере облегчает зверьку передвижение и добывание грызунов.

Восточнее, в предгорьях Джунгарского Алатау, где средняя высота снежного покрова достигает 40-60 см, корсак постоянно уже не живет и появляется там очень редко, во время зимних миграций.

Отмеченное выше интенсивное расселение корсака к югу в 50-х годах текущего столетия в юго-восточной части Казахстана можно объяснить целым рядом факторов. В последние десятилетия в связи со значительным сокращением добывания пушных зверей численность этого хищника в полупустыне резко возросла, и в суровые зимы он начал массами мигрировать на юг, появляясь в песчаных пустынях и предгорьях Тянь-Шаня и его отрогов. Росту его численности способствовало и массовое размножение сайгаков. Эти антилопы утаптывали и разрывали снег, их трупами корсаки кормились зимой, наконец, сократилась гибель этих лисиц от волков, которые переключились на добывание сайгаков. Попав в новые районы, корсак в них удержался и начал размножаться. Этому процессу способствовали два фактора: сокращение промысловой охоты, благодаря чему появившиеся зверьки не были выловлены, и интенсивный выпас больших масс скота. Лошади, овцы, козы утаптывают и разрывают снежный покров, в результате для этого мелкого хищника создаются благоприятные условия существования.

В предгорьях Заилийского и Джунгарского Алатау этот хищник, как правило, не поднимается выше 1000 м над ур.м., обычно же держится ниже. В предгорьях же Таласского Алатау в Аксу-Джабаглинском заповеднике корсак был добыт 5 апреля 1960 г. на высоте 1400 м над ур. м. За многолетнее существование заповедника это был единственный случай появления на его территории корсака.

Корсак в песчаных пустынях

В обширных песчаных пустынях, лежащих к югу и востоку от Бетпак-Далы — Муюнкумах, Таукумах и Сары-Ишик-Отрау, корсак, как правило, в 30-х и 40-х годах текущего столетия постоянно не жил, а появлялся там лишь в некоторые суровые зимы, приходя с севера. Постоянно он начал там встречаться в 50-х годах. Например, весной 1952 г., после суровой зимы 1950-1951 г., когда на юго-восток Казахстана пришло много корсаков из районов, лежащих севернее, мы на окраине Таукумов в долине, поросшей полынью и терескеном, на границе с песками нашли нору этого хищника с выводком. В 1961 г. норы корсака с детенышами найдены в закрепленных песках в дельте р. Или. В песках Южного Прибалхашья этот хищник теперь встречается довольно часто.

Корсак крайне редок на севере и западе обширной песчаной пустыни Кызылкум. Еще М. Н. Богданов отметил, что в этой пустыне он не попадается. В то же время корсак относительно нередок в долине р. Сыр-Дарьи и в лежащей к северу от нее глинистой пустыне Дарьялык, а также в закрепленных песках Приаральские Каракумы. Корсак не особенно редок на глинистых участках Устюрта, в песках же, например Асмантай, — малочислен. На Устюрте и в северном Прикаспии в осеннее и зимнее время этот зверек концентрируется на морском побережье и у брошенных летних стоянок и аулов, где кормится отбросами и грызунами. В пустынях северного типа, особенно песчаных, корсака, возможно, вытесняет многочисленная там лисица-караганка — зверь, более экологически пластичный и сильный.

Массовое выселение корсака

В многоснежную для Казахстана зиму 1948-1949 г. этих зверьков добывали в ряде районов Оренбургской области: Сорочин-ском, Переволоцком, Краснохолмском, Оренбургском, Куртинском, Троицком и др., за 200 км и далее на север от их коренного места обитания .

Довольно много корсака было в 1952 г. в Челябинской области, где он добывался в Колхозном, Катав-Ивановском, Миасском, Аргаяш-ском, Каракульском и других районах, проникнув туда из Кустанайской и Северо-Казахстанской областей.

Далее на восток, в Западной Сибири, в отдельные годы корсак на север заходил до Лебяжьего в Курганской области, Тюкалинска, бывш. Тобольского уезда, Тары и Венгерова, уходя от обычной северной границы распространения на 50-200 км. Так, в 1707 г. эти зверьки проникли в Тобольский уезд и в лесные волости Тарского уезда. В тот год ясачные люди сдали в волости Ашлы 8 шкурок корсаков, в Яскалбинской волости — 5, в Ламинской — 2, в Коурдацкой -6 и в Тунусской — 3 шкурки. Первые три волости находились в Тобольском уезде, последние две — в Тереком. В указанный год корсаки были обычны и в Барабинской степи, так как из волостей Тарского уезда в ясак поступило: из Барабы — 194 шкурки, Чоя — 37 и Ку-леба — 20 шкурок. Заходы корсака в бывш. Тарский округ отмечались и в 20-х годах текущего столетия.

В лесостепи Западной Сибири корсак стал особенно обычным в начале 40-х годов текущего столетия. Например, в Саргатском районе Омской области за период с 1935 по 1944 г. пять корсаков впервые добыты в 1943 г., в 1944 г. их уже там поймали восемь.

Предыдущее массовое выселение корсаков из степей Казахстана в лесостепь Западной Сибири наблюдалось в конце 10-х — начале 20-х годов текущего столетия. Первая мировая война и последовавшая за ней гражданская война отвлекли многих охотников от пушного промысла. Добывание корсака сильно сократилось. В то же время поля обрабатывались плохо, созревшие хлеба не успевали убирать и обмолачивать; многие пахотные земли оказались заброшенными и на них в массе размножались грызуны. Недопромысел корсака и богатая кормовая база для него способствовали его массовому размножению, которое в свою очередь привело к интенсивному выселению этого хищника за пределы обычного ареала. В 1917 г. корсаки во множестве появились в Барабинской степи. Количество зверьков неизменно увеличивалось вплоть до 1921 г., затем численность их там начала сокращаться и к 1929 г. они исчезли совершенно.

В Алтайском крае, на территории Кипринского района, корсаки были обычными до 1916 г., затем исчезли. В зиму 1920-1921 г. в указанном районе отмечалось массовое появление этих зверьков, которые шли на север. Корсаков шло так много, что они протоптали тропы. В следующие годы описываемые хищники в этом районе начали исчезать и в конце 20-х годов их там уже не было.

В 20-х же годах корсак в большом количестве появился в прииртышских степях бывш. Семипалатинской губернии. Об этом выселении В. А. Селевин писал: «В 1923-1924 гг. корсак предпринял губительное странствование из глубины казахстанских степей к северу и востоку и местами наводнил степь, колонизовав при этом также районы, где он раньше в последние десятилетия вовсе не встречался». Корсак появился в большом количестве не только на левом берегу Иртыша, но и перешел эту реку и проник в степные районы, лежащие за прииртышскими ленточными борами, до предгорий Алтая включительно.

Он расселился также на юг к северным предгорьям Калбинского Алтая и дошел почти до Усть-Каменогорска. В результате выселения корсака численность его в бывш. Семипалатинской губернии быстро возросла. Если в 1921 -1922 гг. там было заготовлено 1785 шкурок этого зверька, то в 1923-1924 гг. — уже 19344 шкурки. В следующие годы вследствие интенсивного промысла количество его начинает катастрофически сокращаться и в 1927-1928 гг. во всей губернии было заготовлено всего 165 шкурок, т.е. корсак практически исчез на громадном пространстве степного и полупустынного Прииртышья.

О выселениях корсака в степях Юго-Восточного Забайкалья и Северной Монголии говорилось выше. Следует еще остановиться на выселениях этого зверька в зоне пустынь, которые обычно связаны с установлением очень высокого снежного покрова, приводящего к джуту — массовой гибели животных, в основном копытных, от бескормицы. Так, в многоснежную для южной половины Казахстана зиму 1949-1950 г. корсаки в большом количестве появились на юге Западно-Казахстанской и Актюбинской областей и проникали до северного побережья Каспия. Например, они стали обычными в Денгиз-ском районе Гурьевской области, где до этого встречались крайне редко. Еще в декабре 1948 г. много этих зверьков пришло также с севера в долину р. Сыр-Дарьи. В эту же зиму корсак в значительном количестве проник с севера в Джамбулскую и Алма-Атинскую области, заселив их территории до предгорий Заи-лийского и Киргизского Алатау включительно, меньше его появилось в Чуйской долине на территории Киргизии.

В связи с этим выселением интересно отметить, что в 70-х годах прошлого столетия корсак был более или менее обычен в Чуйской и Таласской долинах и некоторых других северных районах Киргизии. Позднее он там почти исчез и встречался лишь как большая редкость. В 1948-1949 гг. в Чуйской долине в Луговском районе Джамбулской области в день можно было встретить два-три свежих следа корсака. За сезон в этом районе заготовили 29 его шкурок. Начиная с середины ноября 1950 г. численность корсаков здесь вновь значительно повысилась за счет зверьков, пришедших с севера. Они появились не только в предгорьях, но и невысоко в горах. Позднее, в январе — феврале, с установлением в горах и предгорьях высокого снежного покрова, лишившего их кормов, они начали уходить обратно на север в Причуйские Муюн-кумы, но и там снега было много. Зверьки оказались как бы в ловушке. Часть их пала от истощения. В многоснежную зиму 1950- 1951 г. отдельные охотники в Луговском районе добыли по 20- 25 корсаков.

Вторичные заселения  корсака

Во время джута 1950-1951 г. на юго-востоке Казахстана корсаки вторично проникли на территорию Киргизии. «В связи с высоким снежным покровом и сильными морозами в Казахстане в нашу область, — писал М. Н. Калинин, — в большом количестве пришли волки, лисицы и в меньшем числе — корсаки». Отдельные зверьки начали появляться с 10 ноября. В последний раз корсаки зашли в Киргизию из Казахстана в декабре 1952 г.

В предгорьях Заилийского Алатау в 30-х годах текущего столетия корсака не было. Он там появился с середины 40-х гидов. Если в расположенном здесь Джамбулском районе в 1946 г. добыли лишь одного зверька, то в 1947 г. — уже семь. В значительном количестве он там стал встречаться во время джута 1950-1951 г. и в зиму 1954-1955 г. В 1955 г. в указанном районе уже добыто 218 корсаков.

Во время выселения из пустынь северного типа на юг корсаки переходят по льду через оз. Балхаш, как это неоднократно наблюдалось, и появляются в Южном Прибалхашье^ Заход их в Прибалхашье наблюдался в зиму 1938-1939 г., когда после перерыва в несколько лет эти зверьки появились на территории всей дельты р. Или. Позднее они там отмечены зимой 1943-1944, 1945-1946, 1948-1949 и особенно 1950-1951 гг. В последнюю очень суровую зиму, сопровождавшуюся джутом, корсаки, например, появились на юго-западном берегу оз. Балхаша у пос. Куйгана, где добыто 16 зверьков. Все они были крайне истощены, лапы у них оказались сбитыми, что указывало на дальность их перехода. В 1961 г. в верхней части дельты р. Или найдена нора корсака со щенками. Еще раньше, в 1952 г., мы нашли его выводок на окраине Таукумов. Очевидно, что в результате нескольких выселений с севера корсак удержался в Южном Прибалхашье, где отсутствовал с конца прошлого столетия.

В предгорьях Джунгарского Алатау и в Алакульской котловине этот хищник появлялся в 1938-1939, 1947-1948 и 1948-1949 гг., т. е. примерно в те же зимы, что и в Южном Прибалхашье. В предгорьях Курдая и Заилийского Алатау, в Южном Прибалхашье и в Алакульской котловине корсак теперь живет постоянно и обычен.

В Зайсанской котловине численность корсака иногда возрастает за счет зверьков, выселяющихся сюда из Синьцзяня. Такое явление отмечено в ноябре — декабре 1938 г.

Во время выселений корсаков из пустынь северного типа на юг в суровые, джутовые, зимы можно предполагать, что от южной окраины полупустынь, откуда они уходят, до предгорий Тянь-Шаня им приходится проходить по прямой от 400 до 600 км. Возможно, что эти зверьки покрывают еще большие расстояния, если они, например, выселяются из зоны степей, но точно определить дальность их переходов можно лишь путем мечения этих животных.

На основании приведенных выше данных о кочевках и выселениях корсака можно заключить, что на всей территории ареала для него характерны значительные перемещения, обусловливаемые недостатком кормов или трудностью их добывания, а также различными стихийными бедствиями. В лесостепи, степях, полупустынях и пустынях северного типа корсак совершает кочевки почти ежегодно. Направление кочевок по годам меняется, но чаще всего зверьки идут на юг, реже на север и в других направлениях. Расстояния, проходимые корсаком во время кочевок, точно не установлены, но границы его ареала в связи с выселениями «пульсируют» в пределах 50- 600 км. В результате кочевок и выселений численность корсака в том или ином районе может резко изменяться, то уменьшаясь, то увеличиваясь в десятки раз.

Расселение зимой  корсака

С установлением высокого и плотного снежного покрова хищники концентрируются на участках с малым количеством снега и в тех местах, где для них имеются доступные корма. Так, в зиму 1959- 1960 г., отличавшуюся в районе оз. Кургальджин высокой численностью степной пеструшки, все корсаки держались в долине р. Кулан-Утмес, покрытой низкой полынью, и совершенно отсутствовали в других участках степи. Там же находились и их зимовочные норы. Зимние норы располагались на наиболее возвышенных участках. На этих же участках корсаки и охотились, так как высота снежного покрова была там наименьшей — всего 10-15 см. Корсаков в таких местах было много. Например, в конце февраля на одном из бугров на площади в один квадратный километр отмечено пять жилых нор и шесть зверьков. Весной, в апреле, когда началось интенсивное таяние снега, они покинули долину реки.

В зиму 1960-1961 г. наблюдалась другая картина распределения этих хищников. Летом 1960 г. численность степной пеструшки оказалась низкой, поэтому и корсаков было мало. Их отдельные жилые норы летом и осенью встречались в озерной котловине в участках с преобладанием полыни и типчака. В конце января 1961 г., с увеличением мощности и плотности снежного покрова, корсаки покинули летние норы. Следы их в значительном количестве стали встречаться у дорог, по которым постоянно возили зерно, и около убранных полей. В долине р. Кулан-Утмес на участках, где в прошлом году корсаков было много, их следы теперь встречались крайне редко и все прежние норы оказались нежилыми.

Если в зиму 1959-1960 г. эти хищники в основном кормились степной пеструшкой и реже — черными жаворонками, то в 1960 — 1961 г. в их экскрементах в значительном количестве содержались зерна кукурузы, овса и ячменя, что указывало на недостаток обычных кормоз — пеструшек. Поиски зерна и приводили корсаков к дорогам и на поля. Кроме того, на нолях в скирдах соломы жили мышевидные грызуны.

Корсак как летом, так особенно зимой отсутствует или редок в мелкосопочнике, встречающемся на больших территориях в полупустыне в Казахской складчатой стране. В сопках для корсака мало доступной добычи из-за высокой густой растительности; каменистый грунт непригоден для его норения, а зимой выпадает много снегу.

В северной полупустыне в подходящих условиях корсак периодами бывает весьма обычным. Так, близ р. Кулан-Утмес в период с 29 июля по 5 августа 1951 г. на площади в 1000 га мы учли 27 нор этого зверька, из них семь нор весной были с выводками, а в период учета в 16 жили одиночные расселившиеся корсаки. О многочисленности этого хищника в северной полупустыне можно судить и по тому факту, что в годы его массового размножения отдельные охотники за один сезон добывали до 100-120 зверьков.

Обитание корсака в полупустынях Казахстана

B Казахстане корсак наиболее обилен в северной половине зоны полупустынь, называемой также пустынными степями, которые особенно хорошо выражены между Уралом и Эмбой, по Тургаю и в центральной части республики к югу от оз. Кургальджин и р. Нуры, к которым в большом количестве примешиваются полукустарнички, главным образом полыни, прутняк, ро-машник и др. Для растительности этой подзоны свойственна большая комплексность; западины заняты дерновинными злаками: типчаком, ковылями, житняком с примесью степного разнотравья, а иногда и степных кустарников, обычно таволги или караганы. Засоленные почвы занимают пустынные сообщества с преобладанием полыней, а на солончаках — солянок.

В  северной части полупустыни корсак селится по пологим склонам долин и увалов и обычно отсутствует в мелкосопочнике, встречаясь лишь у подножья сопок. Например, к юго-востоку от оз. Кургальджин, близ р. Кулан-Утмес, этот хищник, по нашим наблюдениям в июле — августе 1951 г., свои норы располагал на верхней части увала, образующего водораздел между Кулан-Утмесом и глубокой узкой долиной. Расстояние до вершины увала от реки — 2-3 км. Склон увала пологий и почти ровный был занят типчаково-ковылко-вой степью с покрытием почвы растительностью на 30-50%. Высота злаков 25-40 см, росли они отдельными дерновинами. Местами между злаками встречалась мелкая полынь высотой в 4-5 см. Низинки и нижняя часть увала с засоленными почвами негусто заросли кок-пеком. По увалу в его верхней части часто встречались старые бутаны сурков и сусликовины с уже засыпанными входами, в нижней половине увала и у реки они отсутствовали. Для своих убежищ корсаки приспосабливали здесь старые норы указанных грызунов, расчищая  и расширяя их ходы.

Норение корсаков, степных сурков, сусликов, тушканчиков и других зверей в степи и полупустыне на наиболее возвышенных участках объясняется тем, что весной, во время паводка, в степных речках уровень воды поднимается на 10-14 м и полой водой заливаются все низкие места, иногда на десятки километров. Кроме того, низины затопляются и снеговой водой.

По склону увала довольно в большом количестве встречались поселения степной пеструшки, других же грызунов здесь почти не было.

Факторы массовых  кочевок  корсака

Анализ различных факторов позволяет считать, что основной причиной массового появления корсаков в Забайкалье в указанные годы была их миграция с обширных равнин северо-восточной части Монголии. Там с 1942 по 1945 г. и в 1953 г. отмечено массовое размножение полевок Брандта, которые затем вымерли от эпизоотии. Вымирание полевок после большого подъема их численности должно было сразу резко ухудшить кормовые условия для хищников, особенно зимой, и вынудить их к миграции.

О кочевках корсака в Юго-Восточном Забайкалье и периодических его миграциях туда из Монголии сообщают также и другие исследователи. В Забайкалье корсак кочует, уходя из районов, где резко снижается численность полевки Брандта и даурской пищухи. В то же время его численность быстро возрастает в районах массового размножения полевок за счет зверьков, набегающих из малокормных мест. Реже его кочевки там вызываются установлением высокого снежного покрова.

Если вымирание грызунов на больших территориях, занимающих иногда целые природные зоны, совпадает с высокой численностью корсака, его кочевки могут перейти в выселение за пределы своего обычного ареала, откуда он, как правило, уже не возвращается.I Выселение хищника может вызвать и очень высокий снежный покров. Во время выселений зверьки заходят особенно далеко от мест коренного обитания, причем во всех направлениях. Иногда такие дальние заходы способствуют заселению новых территорий, но, как правило, ненадолго. Пройдет несколько лет и появившиеся в новом районе корсаки быстро исчезают с тем, чтобы появиться здесь вновь, часто через промежуток не в один десяток лет. Так, во время выселений эти зверьки в отдельные годы появляются в Среднем Поволжье. Например, их добывали в 1930 и 1933 гг. в Большеглущицком районе. Заходили они в 1936 г. и в Болыпечерниговский район. В суровую многоснежную зиму 1955-1956 г. корсаки появились в лесостепном Поволжье у г. Вольска и с. Тепловки, куда пришли из заволжских степей. Заходы сюда корсаков настолько редки, что никто из старожилов их не помнил.

В зиму 1943-1944 г. корсаки в небольшом количестве появились в Октябрьском, Бугульминском и Бавлинском районах Татарстана, где раньше не наблюдались. От обычной северной границы своего распространения эти зверьки, чтобы попасть в указанные районы, должны были пройти около 320 км по прямой.

В 30-х годах текущего столетия этого хищника добывали в районе Белорецка в Башкирии в 280 км по прямой от границы постоянного ареала. За Уральским хребтом в прошлом столетии корсаки появлялись в районе Шадринска, в 240 км севернее обычных мест его встреч.

Перекочевки  корсака из-за пожаров и других причин

Иногда причиной перекочевки корсаков в другие районы бывают степные пожары, охватывающие большие площади и уничтожающие много мышевидных грызунов. Так, в 1937 г. после больших пожаров в бывш. Акмолинской области корсак в значительном количестве откочевал в Павлодарскую область, став многочисленным в ряде ее районов, например Иртышском. В 1952 г. отмечалась откочевка этого хищника из Советского района Северо-Казахстанской области после того, как там прошли сильные пожары.

Перекочевками корсака объясняется его появление в значительном количестве зимой в районах, где он летом совершенно отсутствует или встречается редко. Например, в ряде районов Кокчетавской области он встречается только зимой, появляясь там в конце декабря. В Атбасарском районе Целиноградской области в зиму 1940-1941 г. корсаки и лисицы появились в большом количестве в феврале носле того, как в областях, лежащих севернее, установился очень высокий снежный покров.

Корсаки кочуют не только в западной половине своего ареала — в Казахстане, но и на востоке — в Прибайкалье, в Юго-Восточном Забайкалье и в Северной Монголии. Так, они в некоторые годы появляются в долине р. Селенги в Кяхтинском аймаке Бурятии, проникая туда из Монголии. В Юго-Восточном Забайкалье во время зимних кочевок корсак иногда заходит довольно далеко на север и появляется в лесостепных районах. Например, отдельные заходы его отмечаются в Александрозаводской район до селений Алгачи, Маньково, Бохто и Базанова. Он проникает даже в Сретенский район, где в 1946 г. был добыт вблизи левого протока р. Шилки — р. Куэнги около с. Верх-Куэнга. В последние десятилетия массовое появление корсаков в Забайкалье отмечалось в 1946-1947 и в 1955 гг. В эти годы заготовки их шкурок возрастали в несколько раз как по степным, так и лесостепным районам.

Откочевки корсака в связи  питанием

Откочевки корсака, вызванные мощным гололедом, отмечены в начале февраля 1952 г. в полупустыне в Осакаровском районе Карагандинской области.

В зиму 1952-1953 г. массовый уход корсаков начиная с 10 ноября отмечен в Северо-Казахстанской области и с 10-25 декабря — в Восточно-Казахстанской. В первом случае он был вызван почти полным отсутствием мышевидных грызунов, во втором — очень высоким снежным покровом, затруднившим добывание кормов. С 21 декабря 1953 г. наблюдалась откочевка корсаков на юг в Хобдинском районе Актюбинской области, уже в зоне степей.

В Целиноградской области в 1952 г. массовый уход корсака начался 5 декабря после того, как ударили сильные морозы, а снега почти еще не было. Почва сильно и глубоко промерзла. По-видимому, произошла частичная гибель мышевидных в норах, кроме того, уцелевшие зверьки, боясь холода, не появлялись на поверхности. Корсаки стали испытывать недостаток в кормах и вынуждены были начать откочевку.

В северной и центральной частях пустыни Бетпак-Дала с установлением снежного покрова корсаки начинают испытывать большой недостаток в кормах, так как из грызунов не впадают в спячку лишь краснохвостые песчанки, но и они в этот период редко выходят из нор и малодоступны для хищников. Поэтому в Бетпак-Дале корсаки мигрируют зимой следом за стадами сайгаков, кормясь остатками трупов антилоп, погибших от волков или от истощения.

В середине декабря 1956 г. в центральной части Бетпак-Далы наблюдалась массовая откочевка сайгаков на юго-восток. Антилопы шли ночью, а днем паслись. Ночью же в это время и в том же направлении двигались и корсаки. 14 декабря на маршруте в 12 км по свежей пороше мы встретили 38 следов этого хищника; все они шли на юго-восток. К 16 декабря уходившие в указанном направлении корсаки протоптали торные тропы. Они по нескольку особей собирались у остатков сайгаков, загрызенных волками. С 17 декабря свежие следы корсака стали встречаться редко, а в следующие дни они исчезли совершенно и более не появлялись. Еще раньше в этом районе закончился ход сайгаков. Через центральный район Бетпак-Далы сайгаки в декабре ежегодно обычно идут на юго-восток в течение 4-5 дней, в этот же короткий период или чуть позднее мигрируют и корсаки.

В Юго-Восточном Забайкалье и в Северной Монголии этот хищник зимой следует за кочующими стадами дзэренов.

Миграции и выселения  корсака

В разделе, посвященном питанию корсака, отмечено, что с наступлением осенних холодов, после залегания в спячку грызунов, отлета и откочевки птиц, а также исчезновения рептилий и насекомых, кормовая база этого хищника сильно сокращается. Особенно недостаточной она бывает в степях и полупустынях в периоды с низкой численностью степной пеструшки на западе и полевками Брандта на востоке ареала корсака. Добывание и без того обычно скудных зимних кормов для этого хищника затрудняется, если устанавливается высокий снежный покров — свыше 15 см, образуется прочный наст или почва покрывается гололедом. На обилие кормов и их доступность влияют и другие факторы: сильные морозы в начале зимы, когда еще нет снега, степные пожары, перекочевка копытных и т. д.

Все эти явления нередко наблюдаются в лесостепи, степях, а некоторые и в северных пустынях Казахстана,, говоря о сроках охоты на корсака в тургайских степях в Казахстане, отметил, что «лучшей порой считается осень, когда этот зверь перекочевывает из северных пределов в южные». Далее он дополняет, что «из года в год корсаки кочуют по одному направлению», однако последнее его утверждение новейшими наблюдениями не подтверждается. Так, в степях Северного Казахстана в зиму 1940-1941 г., отличавшуюся необычно высоким снежным покровом и настами, корсаки, волки и лисицы, испытывая сильный недостаток в кормах, в декабре массами кочевали в основном на юго-запад к р. Тургаю, а также стали встречаться в ряде районов, где до этого не наблюдались уже много лет, например в Приишимском районе Северо-Казахстанской области. Они в большом количестве появились у берегов большого оз. Чаглы, где отдельные охотники ловили по 2- 1 зверька в день и до 50 шт. за сезон.

В зиму 1942-1943 г. в районе оз. Чаглы опять проходило много корсаков, причем теперь они кочевали на север. Один охотник за сезон в эту зиму добыл там 56 корсаков, тогда как в другие годы ловил лишь 2-6 зверьков. В районе этого же озера в ноябре 1947 г. наблюдалась интенсивная откочевка корсаков на юг в связи с очень низкой численностью мышевидных грызунов в местах их летнего пребывания.

В многоснежную зиму 1948-1949 г. 6 января массовая откочевка корсаков отмечена в Кустанайской области — зверьки шли на юг, тогда как из степей Целиноградской области часть их шла также на юг в полупустыню, а другие — на северо-восток, — в сторону Омска и Павлодара. В результате откочевки к концу января численность корсака сократилась в этой области примерно на 40%. В зиму 1949-1950 г. откочевка корсака из Целиноградской области повторилась.

В зимний сезон 1950-1951 г., в связи с ранним установлением высокого снежного покрова, очень уплотненного в результате оттепелей и покрытого толстым настом, с середины декабря наблюдалась массовая откочевка на юг корсаков, лисиц и волков из степей Кустанайской и Целиноградской областей, а также из полупустынь Карагандинской области.

Прежние ареалы и причины вымирания корсака

Корсак обитал на юге современной Европейской части СНГ уже в плиоцене, так как его кости обнаружены в фауне одесских катакомб. В плейстоценовых отложениях остатки этой лисицы найдены в ряде стран Западной Европы, а в пределах СНГ — у пос. Ильинки Одесской области и в Крыму. Голоценовые находки корсака известны также из Крыма, Ольвии, Мелитопольского района Запорожской области и других мест. Очевидно, что в указанные геологические периоды корсак был обычен как в степях Западной Европы, так и в причерноморских.

Позднее в Западной Европе и на большей части причерноморских степей описываемый хищник вымер, причем в последнем районе, по-видимому, лишь в XVIII-XIX столетиях.

Причиной вымирания корсака на юге Европейской части Советского Союза считали хозяйственную деятельность человека — распашку целинных степей, но, очевидно, оно произошло и под влиянием других факторов. Например, в последние тысячелетия в Западной Европе и в причерноморских степях неоднократно происходили значительные ухудшения климата — он становился менее континентальным, увеличивалось количество осадков, понижалась температура воздуха. Похолодания и сопровождавшие их явления стали причиной вымирания в причерноморских степях ряда аридных форм млекопитающих, в т. ч. и корсака.

На сокращение численности описываемого зверька могло также повлиять истребление степного сурка, в норах которого он селится особенно охотно, и массовое размножение на возделываемых полях лисиц, являющихся не только конкурентами корсака, но, как будет показано ниже, иногда и врагами.

Образ жизни корсака

Приспособленность к снежному покрову корсака

Корсак не приспособлен к снежному покрову. У особей из Бетпак-Далы высота передней ноги от груди до земли колеблется у самцов от 17 до 23 см, у самок — от 16 до 19 см, тогда как у лисицы-караганки из того же района она соответственно определяется в 26,2 и 24,0 см. Несмотря на свой небольшой вес, корсак имеет очень большую весовую нагрузку на опорную поверхность стоп — 61 г/см2 для самца забайкальского подвида, а для самцов казахстанского подвида — от 68,3 до 80 г/см2, самок — от 43,6 до 74 г/см2.

Для сравнения интересно отметить, что у лисицы-караганки соответствующая нагрузка определяется в 62 г/см2 у самцов и 60 г/см2 у самок, а у лисиц из многоснежных районов она еще меньше: у лапландской — 27-30 г/см2, печорской — 28 г/см2.

Благодаря большой весовой нагрузке на стопы и относительной коротконогости корсак сильно проваливается в рыхлом снегу, и при высоте снежного покрова в 15-20 см, равной длине его передней ноги, он передвигается уже с большим трудом — прыжками, которые его быстро утомляют. Поэтому этот хищник избегает ходить по рыхлому снегу и предпочитает отсиживаться в норах или пользуется тропами и следами других животных и человека. Кроме того, в отличие от лисицы он не умеет «мышковать» — своеобразно прыгать на грызуна, находящегося под слоем рыхлого снега, и таким способом ловить его. Поэтому при установлении высокого снежного   покрова корсаки ищут участки, где снег сдут или уплотнен ветром, а также держатся в местах зимнего выпаса больших стад сайгаков и скота. Сайгаки, лошади и овцы, добывая себе корм из-под снега, разрывают его копытами до земли и утаптывают, тем самым облегчая корсаку условия передвижения. При установлении высокого снежного покрова, образовании наста или гололеда зверьки, испытывая затруднения при добывании кормов, часто голодают и покидают такой район, предпринимая дальние миграции.

Выбирая участки, где снег сдут или уплотнен ветром, а также утоптан копытными, корсак проникает довольно далеко на север и населяет в Казахстане всю степную зону, а в Западной Сибири — лесостепь, где средняя многолетняя высота снежного покрова колеблется от 30 до 50 см. Этот хищник, как было показано выше, наиболее многочислен в зоне полупустынь Казахстана. По районированию снежного покрова, предложенному Г. Д. Рихтером, эти полупустыни расположены в «Казахстанском районе», где максимальная высота снежного покрова изменяется от 10 до 30 см, а продолжительность его залегания определяется в 60-160 дней. Благодаря сильным ветрам снег там часто сдувается, обнажая большие участки почвы. Характерным для описываемого района является и то, что высокая плотность снега в нем сохраняется в течение всей зимы. Следовательно, указание А. А. Насимовича, что «в районах с более или менее длительным снежным покровом, толщиною более 10-15 см, корсак жить не может», верно лишь для тех мест, где снег бывает обычно рыхлым. В открытых же ландшафтах и биотопах, где он залегает неравномерно и значительно уплотнен, корсак может жить и при довольно высоком снежном покрове.

Таким образом, область распространения этого хищника зимой определяется наличием плотного снежного покрова со среднею его толщиною не выше 50 см. В местах с рыхлым снегом, высотой в 15 ел и выше, корсак не живет и появляется в них редко и лишь при определенных условиях, например, во время весенних настов.

Спасаясь от врагов и неблагоприятных температур воздуха, корсак часто пользуется норами. В то же время этот слабый зверек относительно плохой землерой, поэтому неудивительно, что он особенно многочислен в тех местах, где имеется много нор сурков, сусликов крупных видов, которыми корсак постоянно и пользуется. Если же чужих нор мало, он селится на мягких грунтах и сам выкапывает себе убежище.

Затаивание  корсака

Замечательна также способность корсака затаиваться до такой степени, что он становится точно мертвым. Раскопав нору этого зверька, в одном из ее отнорков можно иногда найти ее хозяина, который лежит совершенно без движений, расслабленный и с закрытыми глазами. Когда его берут в руки, он продолжает оставаться на вид совершенно безжизненным. Но стоит его положить на землю и отойти от него в сторону, как он вскоре открывает глаза, вскакивает и убегает. Биологическое значение такого поведения не совсем ясно, по-видимому, это своеобразная «защитная поза». Поведение, похожее на только что описанное, известно для лисицы, шакала, полосатой гиены, медоеда и особенно североамериканского опоссума, который, по Ф. Бурльеру, в случае опасности ложится на бок и весь расслабляется. У него в это время иногда вываливается язык и замедляется сердцебиение. Такое состояние у этого зверя может продолжаться несколько минут.

Корсак мало боязлив и неосторожен. Он близко, иногда на 10 м, подпускает к себе человека, после чего вскакивает и отбегает в сторону на 100-200 м и там затаивается вторично. На пять-шесть метров этот зверек подпускает и автомашину.

В тех местах, где много корма, например, во время массовой гибели копытных от зимней бескормицы, на скотомогильниках и свалках, этот хищник иногда держится вместе с лисицами и даже будто бы с собаками. Так, в 1921 г., во время массового размножения корсака в степях Казахстана и Западной Сибири, их видели иногда в числе нескольких штук в обществе лисиц, кормящихся у крупной падали. 26 ноября 1957 г. в долине р. Чу ночью возле падали встретили группу хищников, состоявшую из четырех корсаков и трех лисиц. На окраинах Улан-Батора в Монголии зимой корсаки спорят из-за отбросов с многочисленными там собаками и, видимо, умеют избегать их нападения.

КорсакКорсак

У этого зверька хорошо развито обоняние и слух, зрение же развито, по-видимому, слабее. Корсак хорошо приручается и подолгу живет в неволе.

Норы корсака

Обитаемые норы корсака были встречены и по пологому склону небольшой долины, имевшей почти круглую форму с диаметром в 5 км, окруженную сопками. Эта долина поросла типчаком, а на отдельных участках — житняком. В результате летней засухи вся почва в долине оказалась расчлененной многочисленными трещинами шириной в 2-5 см и глубиной в 50-70 см. В центре долины тянулся неглубокий овраг, по которому весной течет снеговая вода. В августе на дне оврага сохранились отдельные небольшие плёсы с соленой, неприятно пахнущей водой. Лишь в одном участке вода была малосоленая и здесь рос тростник. Долина кишела сильно размножившимися степными пеструшками, которые жили, кроме нор, еще и в трещинах почвы, другие же грызуны, за исключением редких больших тушканчиков, отсутствовали. Обильными оказались и жаворонки — черный и белокрылый, а также полевые коньки. Как будет показано ниже, степная пеструшка в полупустыне — основная добыча корсака в течение круглого года, и его численность в указанной зоне полностью зависит от количества этого грызуна.

Устраивая свои норы в верхней части увалов, корсак летом охотится по всем их склонам, а изредка появляется и на дне оврага, у речки или озера, но обычно избегает заходить в сопки.

Осенью и в начале зимы в северной полупустыне, по наблюдениям Б. Д. Абатурова, на южном побережье оз. Кургальджин этот хищник встречается в любых угодьях, хотя, как и летом, в основном придерживается равнинных участков, поросших полынью и солянками. Повсеместно он отмечается до тех пор, пока рыхлый снежный покров не достигнет высоты 15-18 см.

С середины января после обильных снегопадов, сопровождающихся сильными ветрами, высота снежного покрова на участках с высокой растительностью там значительно возрастает и достигает: в ковыльно-спирейных ассоциациях до 30-40 см, в чистых ковыльных — до 30 см и в полынно-типчаковых с участием ковыля до 20- 25 см; одновременно увеличивается и плотность его. В участках же с низким растительным покровом высота снежного покрова или не повышается совершенно или возрастает незначительно; иногда после особенно сильных ветров без снегопадов она даже понижается. Плотность снега в таких местах также высокая. По такому снегу корсак ходит свободно, не проваливается, и следы его можно различить лишь с большим трудом по царапинам от когтей.

Устройство жилищ и временных убежищ корсака

Корсак относительно слабый зверек, имеющий много врагов среди четвероногих и пернатых хищников, поэтому, обитая в открытых ландшафтах, он постоянно вынужден укрываться от своих преследователей в норах и других убежищах. Норами же этот хищник пользуется, спасаясь от низких или, наоборот, очень высоких температур воздуха. Нуждаясь в норах, корсак в то же время, как показывают наблюдения, неважный землерой, который не может рыть себе убежища в плотном грунте и поэтому приспособился к обитанию в чужих норах. Повсеместно он занимает брошенные и временно покинутые норы сурков — байбака и тарбагана, а также сусликов крупных видов: желтого, рыжеватого, краснощекого и других, в пустынях же обычно селится в поселениях большой песчанки.

В ходы нор сурков он проникает свободно, жилища же сусликов и песчанок ему приходится расширять. Реже он занимает брошенные норы лисиц и барсуков и лишь в мягком песчаном или глинисто-солонцеватом грунте роет самостоятельно несложные и обычно неглубокие норы. Так, в Барабинской лесостепи жилища этого зверька просты по устройству, они имеют один-пять входов и не располагаются глубже одного метра. В центре ходов или на их конце устраивается гнездовая камера, не имеющая подстилки в течение круглого года. В лесостепи для своих убежищ корсак приспосабливает жилища краснощекого суслика, расширяя их, или селится в старых норах лисицы и барсука. Сам он там роет лишь неглубокие с коротким ходом убежища, называемые охотниками «дневками». Их он использует только летом для отдыха и прячется в них от опасности. В теплый сезон года часто отдыхает, ложась под куст или в траве. Зимой корсак, застигнутый бураном в степи вдали от норы, ложится в углубление, вырытое в сугробе снега, и дает себя занести. Изредка прячется в стогах соломы или сена. Во время метелей из норы не выходит по 2-3 дня.

В типичных степях, в Северо-Казахстанской области, для своего убежища корсак приспосабливает нору суслика или сурка. Глубина залегания здесь нор — 40-150 см. Незначительная глубина расположения нор этого хищника обычно объясняется близостью грунтовых вод и наличием зимой высокого снежного покрова. Например, 29 июля 1947 г. в Советском районе в 1,5 км от оз. Чаглы в полынково-злаковой степи возле старой сусликовины мы раскопали выводковую нору корсака с двумя выходами и общей длиной хода в 4 л. Она имела два отнорка в 70 и 200 см. Наибольшая глубина залегания хода всего 40 см. Размер гнездовой камеры 30 x 40 см. Подстилка в ней отсутствовала. На поверхности между входами зверьки, играя, выбили небольшую площадку, называемую охотниками «точном». В норе пойман лишь один молодой зверек.

В Центральном Казахстане, уже в полупустыне, близ р. Кулан Утмеса нами было исследовано 38 нор описываемого зверька. Большинство их располагалось на вершинах увалов, часть — на пологих склонах и небольшое количество — на дне долин. Входы в норы чаще всего были ориентированы на ССВ или СЗ и лишь в единичных случаях на ЮВ и в других направлениях. Диаметр входа в нору колебался от 20 до 30 см и обычно равнялся 22 см. 30 нор имели лишь по одному входу, с двумя входами было две, с тремя — четыре и с четырьмя — только две норы. Большинство нор просты по устройству, с одним ходом, заканчивавшимся камерой. Сложные норы, имевшие несколько входов, ходов и отнорков, встречались редко. Длина хода колебалась от 140 до 450 см, в среднем же была равна 240 см no 12 норам). Наибольшая глубина залегания ходов изменялась от 55 до 115 см и в среднем равнялась 79 см. Верхняя часть хода норы проходила через мягкую суглинистую почву, камера же всегда располагалась в очень твердом загипсованном слое глины, которую приходилось рубить топором. Почти все норы устроены на местах старых убежищ сусликов и лишь две — под камнями. Камеры имели размер 40 x 30 см. Ни в одной из них подстилки в начале августа не найдено. Почва, выброшенная зверьками из норы, не образует перед ней высокого бугра продолговатой формы, как это наблюдается у нор местных лисиц, а разравнивается вокруг входа. Благодаря этой особенности заметить нору корсака гораздо труднее, чем лисицы.

Вокруг выводковой норы найдено много экскрементов как взрослых зверьков, так особенно молодых. Кроме того, в нескольких метрах от входа в ямках имеются специально устроенные «уборные» в количестве двух-четырех. Возле многих нор, в стороне от них бывает по одному-четыре «точка», на которых играли корсачата. В трех случаях жилища располагались группами по три-четыре норы в каждой, причем убежища одно от другого отстояли на 50-300-400 м и были связаны между собой тропами. Такие группы нор принадлежат одной семье. В районе оз. Кургальджин в долине реки все норы этого зверька также располагались группами на возвышенностях, не затопляемых талыми водами. В других же местах степи таких групп не было, но часто встречались одиночные норы, большей частью нежилые.

Строительство сложных нор корсака

В пустыне северного типа — Бетпак-Дале — корсак строит более сложные норы, чем в степи и полупустыне, что, вероятно, объясняется незначительным снежным покровом, очень высокими температурами воздуха летом и мягким грунтом. Норы здесь располагаются на пологих склонах увалов или на ровных небольших плато. Найденные в этой пустыне шесть нор имели: одна три входа, две — по шесть, остальные — восемь, десять и 14 входов. Так, 13 мая 1959 г. на ровной площадке среди редких зарослей боялыча нашли нору с тремя выходами. В ней жила семья с пятью молодыми.

Вторая нора найдена 11 мая 1955 г. в сильно всхолмленной местности с глинистой почвой, поросшей полынью, боялычем и редкими кустами таволгоцвета. Эта нора была вырыта на пологом южном склоне на небольшом солончаке в 300 м от хака с водой, кроме того, в 200 м от нее вода имелась еще в небольшой лощине. Нора имела 14 входов, расположенных на участке с диаметром в 7 м. Ходы сходились к гнездовой камере, находившейся на глубине 120 см. Подстилка в камере отсутствовала. В 70 м от описанной норы находилась другая с шестью входами. Вокруг этого убежища почва оказалась сильно выбитой игравшими корсачатами. Семья этих зверьков пользовалась одновременно двумя норами, причем в норе с 14 входами жила пара родителей, а в норе с шестью входами — восемь молодых. У норы валялись свежие остатки трех средних сусликов, малых пищух, большого тушканчика, перья джека и чекана-плясуна, а также много экскрементов.

Третья группа нор найдена 17 мая 1956 г. на слабоволнистой глинистой равнине, поросшей полынью. Одна нора из этой группы » имела восемь входов и оказалась брошенной зверьками. В 40 л от нее была вторая нора с шестью входами. Этим убежищем корсаки пользовались лишь временами. В 20 м от этой норы находилась третья — жилая — с десятью входами. В центре перекрещивания ходов последней норы на глубине 125 см располагалась гнездовая камера, в которой мы поймали взрослую самку и трех молодых зверьков. Возле норы имелись два «точка», выбитых корсачатами. В ходах норы нашли трупы пяти средних сусликов, сильно разложившиеся и с массой личинок мух, остатки малого тушканчика, жаворонков и пустынных чеканов. У входов в нору экскрементов было мало, но здесь найдены остатки трех средних сусликов, двух восточных удавчиков, нескольких жаворонков и пустынных чеканов. В небольшом отнорке разрытой нами норы обнаружено 12 скорпионов, длиной по 6 см каждый. Сложной, с шестью входами, оказалась и нора, найденная на солончаке на окраине песков Таукумы.

Расположение нор корсака группами

Расположение нор корсака значительными группами описано, со слов охотников, Н. Я. Динником для Северного Кавказа близ г. Ставрополя. В этом районе с песчаной подпочвой зверькам было легко рыть норы и они устраивали их весьма обширными. Каждая сложная нора со многими глубоко лежащими ходами занимала площадку, имевшую будто бы диаметр около 40-60 м. Иногда такие норы располагались близко одна от другой. Эти сложные норы получили у охотников название «корсачьих городков». Считали, что их населяют многие зверьки, которые жили как бы колонией. Если такие обширные норы действительно существовали, то, как показывают новейшие наблюдения, они заселялись лишь одной семьей, состоящей из пары взрослых зверьков и их выводка.

На острове Барса-Кельмес в Аральском море корсаки селились в норах желтого суслика, соответственно их расширяя. Длина хода их достигала 4 м, а глубина залегания — 1 — 1,5 м.

Для пустынь, лежащих в низовьях р. Эмбы, описаны две простые по устройству норы с одним и двумя входами, длиной в 3,2- 3,5 м и глубиной их залегания в 50-65 см. Это, по-видимому, были временные убежища, а не выводковые.

На самом юге ареала корсака в Юго-Восточной Туркмении на равнинах норы бывают очень сложного устройства, тогда как на возвышенностях, например Бадхызе, встречаются и более простые. В 1962 г. мы нашли нору корсака в среднем течении р. Мургаба на верхней террасе в 500 м от воды. Она располагалась на ровном песчаном участке, поросшем редкими кустами джузгуна, и занимала площадь размером 13 x 11 м. Эта нора имела 21 вход, кроме того, вокруг нее зверьки нарыли много копанок. В 150 м от описанного убежища было второе — временное с тремя входами. В 17 ч у норы играли три корсачонка и тут же держалось два взрослых зверька. При нашем появлении корсаки скрылись в большой норе, а один взрослый ушел во вторую нору.

В Бадхызе выводковые норы корсака мы находили на вершинах увалов или на ровных участках. Они имели от двух до восьми выходов, чаще два, и обычно располагались группами по две-три норы. В одной группе три норы были расположены в 15 и 31 м одна от другой, в другой группе, также из трех нор, они оказались удаленными одна от другой на 200 и 300.и. Около всех нор держались молодые и взрослые корсаки, которые при испуге перебегали из одной группы нор в другую. Около выводковых нор на поверхности часто бывает много экскрементов, тут же валяются пустые панцири черепах и обрывки шкурок ежей. В стороне имеются неглубокие лежки и «точки».

В степях Юго-Восточного Забайкалья и Северной Монголии корсак селится почти исключительно в заброшенных и временно оставленных норах сурка-тарбагана. Корсак проникает в норы тарбагана совершенно свободно, не расширяя их входов. В норах тарбагана хищник выводит детенышей, спасается в них от опасности и залегает на дневку. Доказательством частого посещения корсаками нор тарбаганов служат не только наблюдения, что эти хищники забегают в норы сурков даже жилые и изгоняются из них взрослыми тарбаганами, но и частое попадание как молодых, так и взрослых корсаков в капканы, поставленные на тарбаганов. В Юго-Восточном Забайкалье любую жилую нору сурка в течение шести летних месяцев в среднем посещали: в 1947 г. — 0,6 корсака, в 1948 г. — 0,2 и в 1949 г. — 0,1 зверька. Найденные там норы имели одна три, вторая шесть входов. Последняя нора была расположена на склоне пади, на участке злаковой степи, обильно населенной тарбаганами. Она занимала заброшенное убежище этого сурка и ее входы располагались на площади 10 x 5 м. Ходы соединялись в общий коленчатый проход, уходивший на глубину 1,5 м. В одном из расширений хода в начале июля пойманы два молодых зверька. У входов оказалось много экскрементов зверьков и остатки трупов и черепа 43 животных, в том числе — 23 сурков.

В Монголии, кроме нор тарбагана, корсак иногда селится в жилищах даурского суслика, расширяя их. Найденные здесь пять нор имели от одного до пяти выходов. Одна из выводковых нор имела лишь один вход в гнездовую камеру 40X30 см. В двух раскопанных норах подстилки в гнезде не было.

Из знакомства с устройством нор корсака в различных природных зонах можно заключить, что в степях и полупустынях западной половины его ареала, где грунт плотный и бывает много снега, они наиболее просты и обычно неглубоки. Высокий снежный покров защищает их от холода. В пустынях, в районах с мягким грунтом, устройство нор особенно сложное. Гнездовая камера в этой зоне располагается глубоко, что является приспособлением к защите от зимних низких и от летних высоких температур воздуха. По-видимому, глубоко гнездовые камеры располагаются и в Юго-Восточном Забайкалье и Монголии, где зимы очень суровы, а снега бывает мало. Имея хороший меховой покров, корсак повсеместно не пользуется подстилкой для гнездовых камер.

Везде свои норы корсаки устраивают на открытых равнинах и на некрутых склонах увалов и холмов. В оврагах, на крутых склонах и в зарослях не селятся.

Корсак — типичный норник, поэтому он многочислен лишь там, где при обилии корма имеется много нор сурков, сусликов или больших песчанок, которыми он пользуется как убежищами, или где грунт мягкий и удобный для устройства в нем нор.

В выводковой норе, пока щенки еще маленькие, с ними живет и самка. В пяти разрытых норах в мае самку находили в одном убежище со щенками. Самец, хотя и участвует в воспитании молодых, отдыхает, по-видимому, в другой норе или вне ее, так как его ни разу не находили в одном убежище со щенками. Когда же щенки подрастут, самка с самцом живет в одной норе, а молодые — в соседней.

Как показывают наши наблюдения и данные И. П. Брома и др., весной и летом в жилых норах корсака бывает много блох, которые сильно беспокоят зверьков. По-видимому, из-за этих паразитов, а также в связи с загрязнением нор остатками добычи и экскрементами, пока молодые подрастут, самка два-три раза меняет для них нору, о чем можно судить по экскрементам различной свежести у нор из одной и той же их группы. Молодые расселяются очень рано. Из девяти нор, раскопанных нами и другими исследователями в июне — августе, в которых были найдены молодые зверьки, только в одной оказалось два молодых, а в остальных восьми — по одному молодому корсаку. Взрослые и молодые корсаки летом также часто меняют свои норы, так как при раскопке убежищ, возле которых мы наблюдали зверьков или находили их свежие следы, многие норы оказывались без обитателей.

При раскопке нор в ноябре — декабре во всех природных зонах, начиная от лесостепи на севере до пустынь на юге, в них часто находили по 2-5 молодых зверька. Например, на острове Барса-Кельмес в Аральском море при раскопке нор корсака в декабре в одной норе поймали трех молодых самцов, а во второй — трех самцов и одну самку. Очевидно, что с наступлением холодов ранее расселившиеся по соседним норам молодые корсаки вновь сходятся в одну нору. Живут ли в одной норе несколько зверьков во второй половине зимы — точно не известно, хотя некоторые авторы и писали, что выводки у них распадаются лишь ко времени наступления гона и даже весной.

Указания, имеющиеся в литературе, что «иногда в одной норе совершенно мирно уживаются несколько взрослых зверьков и что эти хищники живут колониями», сомнительны. Подобные случаи достоверно неизвестны.

Норы корсака жилые и особенно брошенные используют многие сожители. В жилых жилищах этого зверька часто бывает много блох, мух и их личинок; реже в них встречаются жуки. Однажды в жилой его норе мы нашли более 10 крупных скорпионов.

При раскопке брошенных нор мы дважды находили гнезда уток-пеганок. В их норах гнездятся и красные утки. Два раза в жилищах этого зверька мы встречали степных гадюк.

Поведение корсака у норы

Перед выходом из норы, корсак высовывает сначала только голову, затем показывается до плеч и убедившись, что все кругом спокойно, выбирается из нее. Выйдя на поверхность, он отряхивается, несколько раз тянется, потом усаживается на бутане около норы. Посидев и осмотревшись, зверек тут же ложится, но все время продолжает наблюдать за окрестностями, поворачивая голову и прислушиваясь. Иногда он встает, чешется и ложится снова. Заметив опасность, садится, долго всматривается в ее сторону и при этом слегка кивает головой. Если тревога оказалась не ложной, начинает «лаять», продолжая однако сидеть на месте.

Если у корсака нет выводка, с наступлением сумерек он отправляется на охоту, и уже в 21 ч мы наблюдали зверьков, гонявшихся по дороге за тушканчиками или носившихся друг за другом, возможно, играя. Зверьки же, кормящие щенков, начинают охотиться гораздо раньше — с 17-18 ч.

Как отмечалось выше, корсак часто лежит у входа в нору днем и зимой, при этом он ложится прямо на снег, не разгребая его.

Интересно отметить, что как летом, так и зимой корсак, лежащий у входа в нору, при приближении к нему человека подпускает его на 30-50 м, после чего вскакивает и убегает в сторону, а не уходит в нору. Если начать его преследовать, он добежит до соседней норы и около нее затаится, но и в это убежище не пойдет. Таким образом, корсак может перебегать несколько раз, не скрываясь в попадающиеся норы. Так странно себя ведет даже зверек, которого ранили и он уходит от преследующего его охотника. Если же за ним гонится волк или орел, корсак стремится заскочить в первую попавшую ему нору, даже если в ней живут сурки. В Семиречье охотники рассказывают, что если за-корсаком погнаться с собаками в то время, когда лежит высокий, но рыхлый снежный покров, зверек иногда быстро зарывается в снег и проходит в его толще по нескольку метров, выскакивая там, где его не ожидали. В снег он прячется и уходя от нападения беркута.

Поведение молодых корсаков

В полупустыне Центрального Казахстана близ р. Кулан-Утмес в конце июля — начале августа мы неоднократно наблюдали молодых корсаков, лежавших по одному около нор на бутане или в тени под кустом. В то же время, раскапывая их норы, в них несколько раз ловили корсаков. У всех добытых днем отдыхавших зверьков желудки были наполнены пищей, что говорит о том, что они охотились утром. Судя по наблюдениям за несколькими норами, зверьки из них особенно часто выходили с 20 ч, но охотиться начинали позднее — в 21-22 ч.

На юге ареала, в Юго-Восточной Туркмении, молодые зверьки также проводят большую часть дня на поверхности. Например, у норы, найденной в среднем течении р. Мургаба 22 апреля 1962 г., в 17 ч играли три корсачонка и тут же были оба взрослых зверька. 30 апреля 1962 г. в Бадхызе в 18 ч 10 мин у норы играли три молодых зверька, величиной в половину взрослого. При нашем приближении двое из них бросились бежать к другой норе, расположенной в 200 м от первой, возле которой лежал четвертый зверек. Один корсачонок скрылся в первой норе, двое — во второй, а четвертый побежал к третьей норе, удаленной на 300 м от первой. Навстречу ему поднялся пятый зверек.

В Бадхызе же 4 мая в 18 ч молодые зверьки бегали уже у нор, отходя от них на 200-300 м. Они охотились в одиночку или рассыпавшись «веером» — всем выводком, причем каждый зверек все время следил за поведением другого. В случае испуга они бежали от одной группы нор к другой и прятались по одному-два в норе, а не все сразу. В 18 ч 15 мин взрослый корсак принес большую песчанку. К нему сразу же кинулись несколько корсачат. Один молодой зверек, обогнав других, вырвал у родителя добычу и пустился наутек, прижав уши, распушив хвост и урча. Остальные щенки пытались у него отнять песчанку, но вскоре отстали и возобновили охоту. Корсачата держались у норы до 19 ч 30 мин.

Аналогично вели себя молодые зверьки и из другого выводка, который наблюдался 5 мая с 8 ч 30 мин. Четыре корсачонка охотились вокруг трех групп нор. Зверьки держались в одиночку, уходя от нор на 100-300 м. Они охотились на пустынную саранчу, иногда подпрыгивая за ней высоко в воздух, если она взлетала, ловили ящериц и пытались скрадывать больших песчанок, затаиваясь около их нор. Песчанки подпускали корсачат на несколько метров, а затем прятались в нору. В 9 ч 15 мин к выводку издалека прибежал взрослый корсак, неся в зубах большую песчанку, которую держал за загривок. Не допустив родителя до норы метров на 50, к нему, обгоняя друг друга, кинулись два молодых зверька и один из них, выхватив добычу, убежал с нею далеко в сторону. Взрослый же корсак вновь побежал на охоту. В 10 ч на поверхности остался лишь один корсачонок, а к 11 ч в нору ушли все молодые зверьки. В другой раз 12 мая в 13 ч у норы мы встретили трех корсачат и взрослого зверька. Молодые бегали за взрослым, выпрашивая у него корм.

Иногда молодые зверьки уходят в нору довольно рано. 28 мая в Бадхызе у одной из нор в 8 ч мы заметили выводок из семи корсачат и двух взрослых. В 8 ч 30 мин часть зверьков начала охотиться на кузнечиков и ящериц, рассыпавшись стайкой на участке шириной в 300 м. Несколько зверьков играли друг с другом. Два корсачонка долго гонялись за взрослым зверьком, тычась в его морду и выпрашивая корм, но он ничего не принес. В 9 ч все девять зверьков ушли в нору и больше не появлялись.

Из описания поведения молодых зверьков у нор при появлении опасности можно заключить, что, перебегая от норы к норе и прячась в них поодиночке, они своеобразно отводят врага друг от друга, а не прячутся все сразу в одном убежище, где им трудно было бы спастись от его нападения.

В возрасте около двух месяцев зверьки пробуют охотиться уже самостоятельно, но продолжают получать корм от родителей. Крупные щенки сами отнимают корм у взрослых, не допустив их до норы на 50-100 м. В первую очередь корм получает наиболее подвижный и сильный щенок.

Суточный ритм молодых  корсаков

Молодые зверьки в возрасте 1,5-2 месяцев ведут еще более дневной образ жизни, -чем взрослые. Так, в Бетпак-Дале у одной из выводковых нор в период с 11 по 27 мая весь выводок, состоявший из восьми щенков, можно было наблюдать на поверхности уже на рассвете. До 9 ч корсачата крутились и играли около входов в нору, не отходя от них далее 5 м. По мере того, как становилось жарко, они начинали скрываться в нору и к 11 ч на поверхности оставались лишь отдельные зверьки. В течение дня у норы обычно лежали один-два корсачонка. Иногда они вставали, осматривались, чесались и ложились вновь или скрывались в нору. К концу дня, когда жара спадала, корсачата начинали выходить из норы чаще и подолгу оставались на поверхности. К 20 ч весь выводок обычно находился уже вне норы. Выходя из норы, корсачата долго оглядываются, тянутся и часто чешутся, по-видимому, их сильно беспокоят блохи. На закате солнца, хорошо осмотревшись, они затевали игры. Один из карсачат затаивался на вершине бугорка у норы и ждал, когда к нему близко подойдет другой зверек, тогда он изящным прыжком бросался в его сторону — пугая. Несколько раз подобные прыжки повторялись.

Другие зверьки играли с крыльями птиц или лапой зайца — теребя их и отнимая друг у друга. Обнаружив опасность, корсачата прекращали игры и, вытягивая шеи, старались рассмотреть, кто их напугал, медленно крутя при этом головой. Иногда при испуге они взлаивали, издавая звук, который можно передать как слог «вяу!», «вяу!». Успокоившись, они возобновляли игры, которые продолжались до наступления в 22 ч полной темноты. Но и позднее, в 11-1 ч ночи, освещая нору светом фары, мы видели около нее весь выводок. В 20 ч — 20 ч 30 мин из норы выходили родители, быстро осматривались и, не задерживаясь, уходили, по-видимому, за добычей. Вернувшись к норе и заметив около нее человека, взрослые зверьки, не добежав 50-60 м, начинают его облаивать и при этом перебегают с одного возвышения на другое.

Суточный цикл активности и поведение  корсака

Большинство прежних авторов считали корсака исключительно ночным зверьком, однако, как показали новейшие наблюдения, он ведет в основном сумеречный образ жизни, но часто бывает активным и днем, особенно в период выкармливания детенышей, при недостатке кормов и во время очень низких зимних температур воздуха.

В зимний период его неоднократно наблюдали днем у падали в Барабинской степи. Зимой же в зоне полупустыни в районе оз. Кургальджин корсаки постоянно отмечались в дневное время охотящимися или лежащими на снегу около своих нор. В морозные безветренные и солнечные дни эти зверьки в норы не прячутся, предпочитая отдыхать и греться на солнце у входа в нору. В пустыне Бетпак-Дале мы его изредка встречали в декабре в 10-11 ч утра, кроме того, зимой днем он часто подходил к постройкам метеорологической станции, где кормился отбросами и нападал на кроликов, бегавших по двору. В этой пустыне в декабре — январе корсаки были активны и в темную часть суток, так как утром мы находили их многочисленные наброды в тех местах, где до вечера прошлого дня их не было.

В степях Юго-Восточного Забайкалья этот хищник охотится не только ночью, но и при солнечном свете, поздно вечером и рано утром. Летом и зимой его там часто можно видеть днем лежащим перед входом в нору. В Северной Монголии корсак зимой начинает охотиться в конце дня и рыскает в поисках корма всю первую половину ночи. Вторично охотится рано утром. Изредка встречается там и днем.

В мае — августе в степях и полупустынях Казахстана корсаки активны не только в сумерки и первую половину ночи, но нередко охотятся и днем. Зверьков, охотящихся летом днем, даже в полдень, мы иногда наблюдали и в северных пустынях, когда им приходилось добывать много корма, чтобы прокормить молодых.

На самом юге ареала, в Юго-Восточной Туркмении в Бадхызе, взрослые зверьки нередко охотятся все утро до 12 ч, затем с 18 ч. Так, за период с 28 апреля по 19 мая 1962 г. общее количество встреч этого зверька по часам суток распределялось следующим образом : в 7 ч. — восемь, в 8 ч — 22, в 9 ч — 30, в 10 ч — восемь, в 11 ч — восемь и в 12 ч — восемь. В период с 13 до 17 ч включительно охотящиеся зверьки не наблюдались, затем они появлялись в 18 ч » но в 19 ч и позднее мы их не видели до наступления темноты.

В Забайкалье летом корсаки активны примерно в то же время, что и в Казахстане.

Судя по наблюдениям в неволе, при температуре воздуха от 3 до 10° корсаки оказались наиболее активными в 19, 23 и затем в 2 ч ночи.

Способы утоления жажды  корсака

Живя в пустыне, корсак чаще всего встречается у колодцев и хаков с водой, но, по-видимому, его к ним привлекают не влага, а обилие кормов. Характерно, что в капканы, поставленные в пустыне у родников, эти зверьки не попадают. Еще П. С. Даллас отметил, что корсак почти не пьет и может долго обходиться без воды. Недавно аналогичные наблюдения провел и А. А. Насимович. «Корсаки, как мы это наблюдали в условиях неволи, — пишет А. А. Насимович, — при мясной пище отлично обходятся без воды, а если ее ставят к ним в клетку, то они к ней совсем не притрагиваются». Очевидно, что у этого зверька потребность организма в воде удовлетворяется влагой, имеющейся в тканях поедаемых зверьков, а также, возможно, и метаболической водой.

Участок обитания. Размеры гнездовых и охотничьих участков у корсака известны еще мало, тем более, что в связи с движениями численности этого хищника и обилием доступной для него добычи они должны сильно изменяться. В пустынях Прикаспийской низменности в годы, когда корсак там был нередок, один выводок этого зверька занимал участок в 35-40 км2, причем норы распределялись по территории неравномерно и занимали наиболее возвышенные участки. В типичных степях в Целиноградской области на одну нору приходился участок в 0,8 км2, а на выводок — 1,9 — 3,7 км2. В этой же области, но уже в зоне полупустыни, близ р. Кулан-Утмес, в 1951 г., когда корсак был нередок, мы учли на площади в 10 км2 27 его нор, из которых с выводками было семь. Но уже в следующем году после резкого снижения численности этого хищника в том же самом месте на площади в 2,7 км2 из найденных 13 его нор лишь одна оказалась жилой и в ней обитал только один корсак. В районе оз. Кургальджин в зиму 1959-1960 гг. на одном возвышенном участке в конце февраля на площади в один квадратный километр найдено пять жилых нор корсака и там же наблюдались шесть этих зверьков.

В Юго-Восточной Туркмении на возвышенности Бадхыз в урочище Кызыл-Джар весной 1962 г. на участке в 6 км2 мы нашли шесть нор корсака с выводками. Нора от норы располагалась в 200-800 м. Молодые зверьки во время охот отходили от нор на 100-300 м, а взрослые ловили добычу для выводков в 1- 1,5 км от норы.

В Юго-Восточном Забайкалье в первой половине августа молодые из одного помета держались в радиусе 300 м от выводковой норы и проводили дневку то в одной, то в другой тарбаганьей норе. На этом участке корсачата играли, перебегали, с сурчины на сурчину и часто лазали в жилые и нежилые норы тарбагана. В этих же степях корсаки, носившие добычу щенкам, наблюдались на расстоянии 6 км от своей выводковой норы. В последнем случае охотничий район семьи корсаков должен был занимать около 113 км2. Зимой же 1948 г. в Забайкалье на 3 км2 приходился один корсак.

Размножение  корсака

Размножение корсака изучено еще недостаточно полно. Этот зверек — монетам, так как по нашим наблюдениям в воспитании корсачат принимает участие и самец. По-видимому, раз соединившись в пару, корсаки живут вместе до тех пор, пока один из ее членов не погибнет! В Московском зоопарке самец, живущий в одной клетке с двумя самками, крыл только одну из них. B течение года бывает лишь один помет.

В Казахстане в зоне степей гон у этого хищника проходит в феврале, в полупустынях и пустынях — в январе — начале февраля, а в степях Юго-Восточного Забайкалья — в феврале. Во время гона на следах у его нор часто встречаются оранжево-красные пятна, остающиеся в тех местах, где зверьки мочились. Например, в Центральном Казахстане у оз. Кургальджин большое количество таких пятен встречено 23 февраля 1960 г. Они найдены не только возле нор, но и стенки входов в них тоже были окрашены в оранжево-красный цвет. Около некоторых нор держалось по два корсака. Гоняются эти зверьки обычно ночью, играя друг с другом, и в это время нередко раздается их своеобразный «лай». За самкой, гоняющейся впревые или не имеющей почему-либо постоянного партнера, бегают несколько самцов, между которыми возникают драки. Покрытие самки часто происходит в норе.

Продолжительность беременности точно не установлена, возможно, что она, как и у лисицы и песца, длится в среднем 52 дня.

Самый ранний выводок найден в степях Актюбинской области 15 марта 1953 г., в Центральном Казахстане у оз. Тенгиз 11 апреля 1957 г. добыта самка с 12 эмбрионами, длина тела которых равнялась 10 см, а средний вес — 30 г. В Кустанайской области первый выводок найден 21 апреля, в Северо-Казахстанской — 25 апреля, а уже 5-15 мая корсачат наблюдали у нор неоднократно. Южнее, в Кокче-тавской, Целиноградской и Уральской областях, корсачата из нор начинают появляться 15-25 апреля, а в начале мая их уже можно наблюдать у всех нор.1В полупустыне, в Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областях, они начинают выходить 5-10 апреля. Б Юго-Восточном Забайкалье недавно разродившаяся самка добыта 16 апреля 1961 г. ; по Б. И. Пешкову, выводки появляются здесь в конце апреля — начале мая. В Московском зоопарке в период с 18 марта по 10 мая щенение корсака отмечалось восемь раз.

  • Размер выводка  корсака

О размерах выводков этого зверька мы располагаем следующими точными данными: в Центральном Казахстане на южной границе сухих степей близ оз. Тенгнз 11 апреля 1957 г. добыта беременная самка с 12 крупными эмбрионами. В том же районе 27-29 мая 1960 г. в трех раскопанных норах обнаружено 2, 4 и 6 корсачат, а в пустыне Бетпак-Да-ла в трех норах мы нашли 17 мая 1956 г. — 3, 13 мая 1959 — 5 и 11 мая 1955 г. — 8 корсачат. В Алакульской котловине, также в пустыне, 29 апреля 1954 г. найдена нора с семью корсачатами. В дельте р. Или 8 мая 1961 г. у одной норы несколько раз наблюдалось три молодых корсака, 10 июня 1942 г. в полупустыне в Жарминском районе Семипалатинской области из одной норы выкопали 16 одновозрастных корсачат, из которых 14 были благополучно выращены на звероферме.

Таким образом, в Казахстане в одном помете корсака бывает от 2 до 16 корсачат, но чаще всего встречаются пометы из трех-шести детенышей, а в среднем — из пяти корсачат. Среднее число детенышей в помете по отдельным природным зонам изменяется мало.

В Северо-Восточном Предкавказье 13 мая 1921 г. из норы вырыли трех корсачат.

В эфемеровых пустынях в Узбекистане по сведениям, полученным от охотников, помет обычно состоит из трех-четырех корсачат, но пока они покинут нору, большинство из них погибает. Причиной гибели молодняка в норный период их жизни некоторые охотники считают муравьев, которые нападают на еще беспомощных зверьков. Другие же считают, что вскоре после рождения у корсачат начинается какое-то заболевание, от которого они и гибнут.

В Юго-Западной Туркмении 2 мая в норе нашли двух корсачат примерно месячного возраста, а в юго-восточной ее части, в долине р. Мургаба и в Бадхызе, мы в апреле — мае 1962 г. наблюдали у нор 8 выводков с количеством корсачат: в одном — 2, в двух — по 3, в одном — 4, в трех — по 5 и в одном — 7. По-видимому, в этом районе в помете бывает чаще всего три-пять корсачат.

В степях Юго-Восточного Забайкалья выводок корсака состоит из пяти-семи и до 10 корсачат, но, судя по наблюдениям в Северной Монголии, там должны встречаться и более крупные пометы.

В Монголии в долине р. Керулена 22 мая 1944 г. в раскопанной норе корсака нашли семь корсачат и в районе Чойбал-сана 24 мая — 11 щенков, размером в половину взрослых. В тот год там наблюдалось массовое размножение и гибель полевок Брандта. Корсаки имели обильную кормовую базу, так как в одной норе был найден 91 труп мелких зверьков, из которых основная масса принадлежала полевкам. В Монголии, по опросным данным, число корсачат в помете колеблется от 2 до 12.

В Московском зоопарке в пяти пометах было три, четыре, пять, шесть и семь детенышей.

Возрастает ли значительно плодовитость у корсаков в годы, обильные кормами, как.это отмечается, например, у песцов, пока не известно, хотя наиболее крупные выводки и у корсака находили как раз в периоды массового размножения степных пеструшек или полевок Брандта.

  • Половой и возрастной состав популяции  корсака

По наблюдениям в зоопарках половозрелость у самок наступает в возрасте 9-10 месяцев.

Соотношение полов у 28 исследованных зверьков из Казахстана в возрасте до четырех месяцев: самцов — 53,4% и самок — 46,6%. Среди взрослых зверьков значительно преобладают самцы, что, возможно, зависит от района, года и способов отлова. Так, среди корсаков, отловленных капканами в Целиноградской области в зиму 1962-1963 г., из 79 зверьков самцов оказалось 56,9%, самок-43,1%, а в зиму 1963-1964 г. из 73 зверьков соответственно — 64,3 и 35,7%.

Среди добытых корсаков прибылые составляли всего 6,8-11,9%. Наиболее часто ловились зверьки в возрасте двух с половиной — трех лет. В природе корсаки обычно живут приблизительно до пяти лет, а до шести лет доживают лишь отдельные самцы.

Изучение размножения корсака показывает, что при благоприятных условиях существования он становится довольно плодовитым, поэтому численность его быстро возрастает.

  • Рост и развитие молодняка  корсака

Родятся корсачата слепыми и с закрытыми ушными проходами. Они покрыты светло-бурым пухлявым волосом. Хвост имеет однотонную окраску, тогда как у лисят он обязательно белый на конце. С возрастом в их меховом покрове прибавляется все больше и больше желтых тонов.

Вес новорожденных — 60-65 г, длина тела — 13,5-14,0 см. Прозревают на 14-16-й день. В возрасте 28 дней начинают есть мясо.

Растут детеныши корсака очень быстрое Цапример, в Центральном Казахстане близ р. Кулан-Утмес молодые зверьки — самочки, добытые 28 мая 1960 г., весили 245-262 г, а корсачата из помета, пойманного 29 мая 1960 г., самцы — 392-400 г, самки — 378- 405 г. В этом же районе две молодых самки, пойманные 31 июля 1951 г., весили уже по 1900 г каждая, а самец, добытый 3 августа 1951 г. — 2050 г. В пустыне Бетпак-Дала молодая самка, добытая 11 мая 1955 г., весила 1250 г, а самец, пойманный 17 мая 1956 г., — 1200 г. Добытые там же молодые самки весили: 20 сентября 1957 г. — 1800 г и 13 декабря 1957 г. — 2000 г. В Туркмении, на южной окраине Каракумов, 6 мая добыт молодой зверек размером в 1/2 взрослого. В выводках, наблюдавшихся в юго-восточной части Туркмении, в конце апреля — первой половине мая, молодые зверьки также были размером в половину величины их родителей. Вес взрослых самок казахстанского корсака — 2,3-2,5 кг, самцов — 2,6 кг. Следовательно, уже в начале мая в Туркмении и в середине этого месяца в пустынях северного типа молодые зверьки достигают половины величины взрослых. Севернее в мае они еще небольшие, но уже к началу августа, даже на севере полупустыни, молодые весят 1900-2000 г, т. е. немного меньше, чем взрослые. Очевидно, что корсачата вырастают всего за 4-5 месяцев, что является, возможно, приспособлением к использованию богатой весенней кормовой базы, которая к концу лета быстро скудеет в результате залегания грызунов многих видов в спячку, отлета птиц и исчезновения рептилий и насекомых.

Период лактации не установлен, но у самки, добытой в Бетпак-Дале 17 мая в одной норе с тремя молодыми весом в 1200 г, молока в железах уже не было, соски подсохли. В Юго-Восточной Туркмении в начале мая молодые зверьки начинают самостоятельно успешно охотиться на саранчу, кузнечиков, жуков, ящериц и пытаются ловить больших песчанок.

Молодые расселяются рано. Уже начиная с июля,у мы и другие исследователи находили их обычно по одному и редко по два в одной норе, но они, по-видимому, расселяются недалеко от выводковой норы и к зиме, как было отмечено выше, опять начинают жить в одном, убежище.

Способы охоты корсака

Охотясь за добычей, корсак часто разнообразит свою пищу. Иногда же ее разнообразие зависит от недостатка обычных кормов. Так, в Бетпак-Дале в желудках этих хищников мы обнаружили следующие корма.

Корсак на охотеКорсак на охоте

В. Н. Скалой в Забайкалье в отдельных желудках корсаков, добытых в январе, нашел:

  1. полевку Михно, даурского хомячка, бородатую куропатку, 10 кусков холщевой тряпки;
  2. даурского ежа, бородатую куропатку, кусок ботинка;
  3. серую крысу, полевку, хомячка, землеройку, листья злаков.

Очевидно, что при обилии кормов некоторые их виды поедаются как лакомство, например полевки и насекомые. Различные же отбросы он ест, будучи, по-видимому, голодным.

Летом корсаки охотятся в одиночку: зверек трусит рысцой или идет против ветра и, учуяв или увидев добычу, начинает ее скрадывать, припадая к земле, подползая и перебегая от одного укрытия к другому. Когда до намеченной жертвы остается недалеко, он прыгает на добычу сперва вверх, а затем в прыжке поворачивается головой вниз и, приземляясь, старается прижать лапами добычу. Прыжок корсака на добычу похож на прыжок лисицы, но траектория его более полога.

О способах охоты корсака можно судить по следующим наблюдениям. 9 мая 1962 г. в Бадхызе в 9 ч 30 мин мы заметили взрослого зверька, занятого охотой. Он бежал рысью с открытым ртом. Заметив песчанку или ящерицу, хищник моментально припадал к земле и совершенно терялся в низкой траве. Добычу он медленно скрадывал, а затем делал прыжок, приземляясь на передние лапы. Следя за ним полчаса, мы видели, как он поймал ящерицу и тут же съел ее. Таким образом охотились и молодые зверьки. 4 мая в 8 ч мы увидели молодого корсачка, который пытался охотиться на больших песчанок, осматривая их поселения. Заметив близко песчанку, которая подпускала его к себе на 1-2 м, он затаивался, затем делал потяжку, как легавая собака, осторожно переставляя ноги, и красиво прыгал на добычу, описывая в воздухе крутую дугу, но каждый раз неудачно. Песчанка успевала скрыться в нору. Иногда он затаивался у входа в жилище грызуна и безуспешно ожидал его выхода. В стороне пробовали свои силы еще два начинающих «охотника», но им удавалось ловить лишь ящериц и саранчу.

Судя по нашим наблюдениям в Бадхызе, корсаки за песчанками охотятся более успешно, чем лисицы. Мы дважды видели корсаков, успешно ловивших этих грызунов, и четыре раза встречали их, когда они бежали с песчанкой в зубах к своему выводку. Лисиц же, которых было гораздо больше, чем корсаков, несущих корм, отметили всего один раз. В Бадхызе лисицы успешно охотились на песчанок совместно с перевязками. Перевязка выгоняла грызунов из нор на поверхность, где их хватала лисица. Охотятся ли таким способом и корсаки, нам наблюдать не приходилось, хотя мы несколько раз встречали зверьков обоих видов, державшихся недалеко один от другого.

Иногда корсак, охотясь, бежит небыстрым аллюром и, вспугнув добычу, например степную пеструшку, кидается ее преследовать, а, догнав, старается прижать к земле передними лапами. Там, где много тушканчиков, этот хищник караулит их, затаиваясь за кустами у дороги или тропы, по которым эти грызуны часто бегают с наступлением сумерек или на рассвете. На земле разыскивает гнезда и хватает насиживающих птиц, съедает птенцов и яйца. Ловит гусят, когда родители выводят их кормиться в степь, и утят, когда взрослые ведут их от гнезда к водоему или переводят с одного озера на другое. Этот хищник с большим увлечением охотится на ящериц, прыгая с разных сторон на кустик полыни, под которым они укрываются, и при этом старается выпугнуть их на чистое место.

  • Зимой, по нашим наблюдениям, разыскивает добычу также в одиночку, в литературе же есть указания, что корсаки изредка охотятся парами и даже небольшими стаями. К крупной падали они действительно иногда собираются по нескольку штук, но подходят к ней поодиночке, идя по следу или тропе, пробитой другими зверьками.

Разыскивая скудную зимой добычу, зверек бежит рысью, иногда останавливаясь и принюхиваясь. Зачуяв или услыхав писк полевки под снегом, он бросается в ее сторону и, быстро раскапывая снег, пытается поймать грызуна. Если снежный покров выше 10-15 см, плотный или покрытый настом, то при таком способе нападения со стороны корсака грызун обычно успевает от него уйти. «Мышковать» так, как это делает лисица, этот хищник, по-видимому, не умеет. По крайней мере, никто еще не наблюдал мышкующего корсака.

  • Неумение корсака мышковать ведет к тому, что при установлении снежного покрова он при добывании грызунов оказывается в гораздо худших условиях, чем лисица, и, следовательно, менее ее приспособлен к обитанию в многоснежных районах и вынужден избегать их.

Корсак обладает исключительно развитым чутьем. По его следам на снегу удавалось проследить, как он сворачивал под прямым углом от своего первоначального направления и в 20-30 ж в стороне выкапывал из-под снега давно лежащую баранью ногу, конское копыто или лоскут кожи. Он ловит отдыхающих и ночующих в снегу белых и серых куропаток, черных жаворонков и пуночек, а зайцев-беляков караулит на их тропах. В заломах тростника, заваленных снегом, под которыми почва не промерзает, ловит водяных крыс, раскапывая ходы их нор.

При обилии добычи и ее доступности, например во время эпизоотии и при массовом размножении грызунов, в норе корсака и возле нее можно встретить много трупов, принесенных этим хищником. Выше уже указывалось, что в Монголии во время эпизоотии среди полевок Брандта возле отдельных убежищ этого хищника находили до 90 трупов млекопитающих. В Казахстане в зоне пустынь в предгорьях Заилийского Алатау у их нор обнаруживали значительное количество трупов желтых сусликов и реже другие корма. Так, у одной норы 29 мая 1955 г. нашли тушек желтого суслика — 8, его голов — 8, хвостов — 4, хвост малого тушканчика — 1 и тушку жаворонка — 1, у второй норы 9 июля 1965 г. найдено трупов сусликов — 15 и их голов — 8. Обычно такие скопления трупов называют «запасами», в действительности же это объедки от принесенного корма и его излишки, которые в условиях пустыни быстро разлагаются и уничтожаются насекомыми и их личинками. С настоящими долговременными запасами, устраиваемыми другими зверьками, описанные не имеют ничего общего.

Враги корсака

Из числа указанных млекопитающих как конкурентов корсака, волк и лисица одновременно являются и его врагами, а на мелких хищников корсак нападает изредка и сам. В то же время по отношению к волку корсак часто бывает комменсалом. Остатки корсаков, встречающиеся в желудках и экскрементах этих же хищников, указывают на то, что они иногда поедают трупы себе подобных, становясь каннибалами. Степной орел, а изредка и центральноазиатский канюк — враги корсака, а по отношению к балобану и канюку этот зверек становится комменсалом.

КорсакКорсак

Таковы сложные взаимоотношения между корсаком и другими хищниками.

У относительно некрупного и слабого корсака довольно много врагов: волки, лисицы, бродячие собаки, беркуты, степные орлы, центральноазиатские канюки, филины. Из перечисленных врагов для описываемого зверька наиболее опасен волк. Этот хищник, особенно во второй половине зимы, если она оказалась многоснежной, уничтожает много корсаков, а иногда снижает даже их численность. Например, на севере зоны степей в Кустанайской, Северо-Казахстанской и Павлодарской областях многолорсаков погибло от волков и зимы 1948-1949 и 1950-1951 гг.

Разорванных волками зверьков находили в январе — марте. Один охотник встречал остатки до трех съеденных зверьков. В Алтайском крае в Кипринском районе в феврале 1921 г. нашли корсака, разорванного волком. В уже указанные зимы, а также и в другие много корсаков погибло от волков и на юге степной зоны, а также в полупустыне. Так, в Целиноградской области в зиму 1947-1948 г. в феврале один охотник нашел шесть корсаков, разорванных волками, другие — по два-четыре. В Карагандинской области в 1950-1951 гт. во второй половине декабря охотником найдено два корсака, уничтоженных волками. В Семипалатинской области в Кокпектинском районе охотник И. И. Тырин в зиму 1948-1949 г. в марте — апреле нашел остатки 10 корсаков, съеденных волками, а в зиму 1950-1951 г. в Курчумском районе Восточно-Казахстанской области охотник М. П. Куркович 10 февраля обнаружил остатки пяти корсаков. В последней области охотники находили много корсаков, погибших от волков, и в следующую суровую зиму 1951 -1952 г.; каждый охотник обнаружил по два — пять погибших зверьков. В зиму 1947-1948 г. корсаки были сильно истощены и гибли не только от хищников, но и от голода. В бывш. Акмолинском районе охотник в феврале — марте нашел 23 павших корсака. Судя по следам на снегу, зверьки ели трупы себе подобных.

Волки в основном нападают на зверьков, ослабленных голодом, едят трупы уже павших.1 В то же время волк может ловить и не ослабленных корсаков, если поблизости нет нор, в которых они могли бы укрыться. По нашим наблюдениям, преследуемый корсак бежит со скоростью 40-45, а на отдельных участках — даже- 50 км/ч. С такой скоростью он может бежать 15-20 мин. Если преследователь настигает его, он начинает ловко увертываться, бросаясь из стороны в сторону, и стремится скорее уйти в нору. Пустынный волк также бежит со скоростью 40-45 и даже 55 км/ч, но он более вынослив, чем корсак, поэтому там, где нет нор, корсаку уйти от преследования волка трудно, особенно, если последний погонится не один, а вместе с другими хищниками по высокому и рыхлому снежному покрову.

В весенне-летний период и осенью волк на корсака нападает реже, чем зимой, но все же ловит его и в это время. Так, в пустыне Бетпак-Дала, где в теплый период года корсак редок, в экскрементах волка найдены остатки этого зверька в 0,8% случаев. В 101 желудке волков, добытых в ноябре — декабре в той же пустыне, остатки корсака обнаружены лишь в одном из них.

Волк уничтожает не только взрослых корсаков, но и их выводки. Например, в Целиноградской области этот хищник разрыл нору, в которой находилось пять корсачат, и всех их съел. В этой же области мы находили выводковые норы корсака, которые волки пытались раскопать, но безуспешно.

Серьезным врагом корсака является и лисица. Этот хищник, как и волк, уничтожает корсаков зимой, когда испытывает недостаток в кормах. Случаи охот лисиц на корсаков и находки загрызенных ею зверьков известны в Кустанайской, Северо-Казахстанской, Павлодарской, Кокчетавской и Целиноградской областях, т. е. в зонах степей и полупустынь. Особенно часто лисицы нападали на корсака в многоснежные зимы 1947-1948, 1948-1949, 1950-1951 и 1953-1954 гг. Как правило, охотники находили корсаков, разорванных лисицей в марте. Например, в Джетыгаринском районе Кустанайской области в марте 1948 г. один охотник встретил пять корсаков, уничтоженных лисицей. Если грызунов мало и лисицы голодают, они начинают нападать на описываемого зверька и раньше. Так, в Красноармейском районе Кокчетавской области остатки трупов корсаков, разорванных лисицей, найдены 18 ноября, 5 и 14 декабря 1954 г..

Как и волк, лисица иногда разрывает выводковые норы корсака и уничтожает его детенышей. Такие факты известны в бывш. Октябрьском районе Северо-Казахстанской области и бывш. Келлеровском районе Кокчетавской области.

Выше было отмечено, что в 1962 г. в Юго-Восточной Туркмении во время массового размножения там грызунов корсак и лисица были обыкновенны и часто держались по соседству друг с другом, но иногда добрососедские отношения нарушались лисицами. 28 апреля мы нашли жилую нору корсака, а в 300.и от нее — выводковую нору лисицы. На тропе, идущей к лисьей норе, в 10 м от нее лежал свежий труп взрослого корсака-самца весом в 1600 г с окровавленным горлом. Судя по следам, корсак близко подошел к норе, возле которой притаившись лежала лисица. Подпустив его поближе, она бросилась на корсака, схватила за горло и задушила.

Многие охотники считают, что в связи с быстрым ростом численности лисицы в полупустынях и степях Казахстана количество корсака сокращается, так как их вытесняет и уничтожает более сильная лисица. Такого мнения придерживаются и большинство охотоведов и охотников из Кустанайской, Северо-Казахстанской, Павлодарской, Актюбинской, Кокчетавской, Целиноградской и Семипалатинской областей. Это мнение разделяем и мы. Например, охотовед Г. А. Кунаковский из Актюбинской области еще в 1938 г. писал: «Корсака из наших районов вытесняет лисица, так как она сильно конкурирует с ним из-за кормов и просто уничтожает его». В Макинском районе Целиноградской области корсаки «стали быстро уменьшаться в числе в связи с появлением большого количества лисиц и волков». «Как только стало много лисиц, — пишет охотник А. Н. Тимошенко в 1952 г., — корсак вынужден был откочевать, так как ему трудно стало добывать корм».

Однако при обилии кормов для лисицы и корсака эти зверьки сравнительно хорошо уживаются друг с другом. Их иногда наблюдали вместе у трупов павшего скота. 20 ноября 1957 г. во время промысла на сайгака в Бетпак-Дале, когда кругом валялось много их внутренних органов и трупов подранков, ночью встречена группа хищников, состоявшая из трех лисиц и четырех корсаков. При подобных же условиях изредка вместе встречаются и корсаки. Так, 6 декабря 1957 г. в Бетпак-Дале отмечена группа из пяти корсаков, державшихся близко один от другого.

Страдает корсак и от пастушьих и бродячих собак. Во время перегона скота на летние пастбища и обратно на зимовку во всех наших степях, полупустынях и пустынях с отарами и стадами идет много собак, которые загрызают и давят всех зверьков и птиц, встреченных на своем пути. Особенно опасны азиатские борзые — тазы и выборзки, которые легко догоняют корсаков. Собаки же разрывают норы этого зверька и давят корсачат. Например, в июне в Красноармейском районе Кокчетавской области собаки одной отары разрыли две корсачьих норы и уничтожили 12 молодых зверьков.

Птицы – враги корсака

Беркут пока неизвестен как враг корсака, но судя по тому, что он часто нападает на лисиц, а с ручными орлами успешно охотятся на интересующего нас зверька, эту птицу смело можно отнести к врагам корсака. Повсеместно беркут редок, поэтому влияние его на численность корсака ничтожно.

Более серьезный враг — степной орел, особенно его восточный подвид — азиатский степной орел. Этот хищник кормится в основном грызунами, но иногда успешно нападает и на корсаков.Например, И. П. Бром наблюдал, как в Забайкалье два степных орла напали на взрослого корсака и убили его. А. А. Насимович несколько раз встречал остатки корсака у гнезд орла и в его погадках. Местами степной орел бывает довольно обильным. Так, в Калмыкии в мае в районах окота сайгаков из одной точки наблюдали по 24-40 орлов. В пустыне Бетпак-Дала, передвигаясь на автомашине, мы за день встречали 3-6 орлов, а у отдельных родников — до 14 птиц.

В исключительно редких случаях на корсачат, находящихся у входа в нору, нападают центральноазиатские канюки. В Юго-Восточном Забайкалье у гнезда этой птицы с двумя птенцами А. А. Насимович нашел разорванного щенка корсака.

В Юго-Восточной Туркмении в Бадхызе 12 мая мы наблюдали, как курганник гнался за корсаком, но последний скрылся в норе.

В бывш. Маканчинском районе Семипалатинской области в конце зимы 1952-1953 г., во время которой наблюдался мощный гололед, нашли остатки трех корсаков, съеденных филином. Зимой в лесостепи, степях и полупустынях на корсака возможно нападение белой, или полярной совы.

Питание корсака

Корсак — хищник, приспособившийся к добыванию в основном мелких и средних по размерам грызунов, до молодых сурков, а также зайцев. В летнее время значительное место в его питании занимают также мелкие птицы, рептилии и насекомые. Растительные корма он, в отличие от других псовых нашей фауны, поедает редко. При недостатке добычи ест падаль и различные отбросы, часто малосъедобные.

КорсакКорсак

В связи с широким распространением корсака с запада на восток и с севера на юг списки его кормов довольно сильно варьируют, но повсеместно в них господствуют грызуны. Так,  у северной границы ареала в лесостепи Западной Сибири, например в Барабинской степи, летом этот хищник охотится на мышевидных грызунов, главным образом узкочерепных полевок и степных пеструшек, реже его добычей становятся водяные крысы, краснощекие суслики, большие тушканчики, обыкновенные хомяки, джунгарские хомячки, жаворонки, кулики и утки. Зимой продолжает охотиться в основном на мышевидных грызунов, но изредка нападает на зайцев-беляков, белых и серых куропаток, черных жаворонков и пуночек. У поселков кормится падалью и отбросами, собираясь к крупным тушам по нескольку особей .

Питание корсака в лесостепи и степи

В лесостепи Казахстана питание корсака также состоит в основном из мышевидых грызунов, среди которых преобладают слепушонка, узкочерепная полевка и степная пеструшка. Здесь довольно часто они охотятся на зайцев и крупных грызунов, таких как хомяк и ондатра. Южнее, в типичных степях Казахстана, основными в питании этого хищника также являются мышевидные грызуны, в том числе степная пеструшка. По-видимому, степная пеструшка поедается гораздо чаще, так как многочисленные остатки полевок не удалось определить до вида. Большой удельный вес в питании корсака в этом районе занимали птицы, что объясняется тем, что он жил у крупного озера, где было много подранков уток.

В типичных степях и зимой корсак чаще всего охотится на мышевидных грызунов, но когда их мало или трудно добывать, переключается на другие виды добычи. Так, в многоснежную зиму 1940-1941 г. в Северо-Казахстанской области у оз. Чаглы во время настов корсаки в большом количестве подошли к этому водоему и охотились в заломах тростника на водяных крыс, разрывая их ходы в талой почве, а также на серых куропаток, ночевавших в зарослях у озера. Эти хищники держались и близ скотомогильников и селений, где кормились падалью и отбросами.

На юге зоны типичных степей близ Целинограда в 890 экскрементах корсака, собранных в мае — июне 1947-1948 гг., остатки грызунов обнаружены в 95,4%, птицы-в 17, насекомые-в 22,1, рептилии — в 0,8, остатки растений — в 2,1 и отбросы — в 0,4%. Среди мышевидных грызунов основную массу составляли степные пеструшки, реже встречались другие полевки:

  • серая,
  • узкочерепная,
  • экономка,
  • слепушонка,
  • лесная мышь.

Остатки зайца-беляка, краснощекого суслика, тушканчиков, землероек-бурозубок и белозубок обнаружены в единичных случаях.

Питание корсака в пустынях

На огромном пространстве пустынь северного типа, протянувшихся в Казахстане от Северного Прикаспия до Алакульской котловины, в летнем питании корсака грызуны продолжают господствовать, но в нем сильно изменяется значение отдельных видов зверьков. Так, если в лесостепи, типичной степи и полупустыне в питании этого хищника ведущее место занимали мышевидные грызуны, особенно степная пеструшка, то в пустынях, очень бедных полевками и мышами, они становятся, как правило, второстепенной добычей. Лишь в некоторых пустынях на интразональных участках, имеющих растительный покров и животный мир, близкие к полупустыням и степям, полевки играют еще большую роль среди кормов описываемого зверька. Например, в предгорьях Заилийского Алатау общественная полевка встречена в 70,8% от всех исследованных данных. Эта же полевка чаще других мышевидных встречалась и в других пустынях. В предгорьях Булаттау в экскрементах корсака полевки отмечены в 38,4% встреч.

Для питания корсака, живущего в пустынях, весьма характерно добывание большого количества тушканчиков. Так, в Прикаспийской низменности они отмечены в 25%, а в глинисто-щебнистой Бетпак-Дале — в 30,2-77,7 % встреч от всех исследованных данных. В этих пустынях тушканчики служили основной добычей корсаков в вегетационный период.

Второе место после тушканчиков занимают грызуны средних размеров других видов, обильные в той или иной пустыне. В Прикаспийской низменности — это малый суслик, в северозападной части Бетпак-Далы — средний суслик и малая пищуха, а в северо-восточной Бетпак-Дале — монгольская пищуха. Наконец, в предгорьях Заилийского Алатау — желтый суслик. В пустынях, изобилующих песчанками, эти грызуны, как и тушканчики, становятся массовой добычей корсака. Так, в южной части Бетпак-Далы большая песчанка отмечена в 92,0% от всех исследованных экскрементов, а на окраине Таукумов — в 40%. В этом районе в питании корсака большое значение имели также тушканчики, общественная полевка и насекомые — 40% встреч от количества всех исследованных экскрементов.

У норы с выводком, найденной 14 мая 1952 г. на окраине пустыни Таукум, обнаружены остатки чернобрюхих рябков и степных жаворонков, а у семейной норы возле озера в дельте р. Или в мае 1961 г. зарегистрированы остатки домовой мыши, узкочерепной полевки, ондатры и фазана.

Встречи в экскрементах корсака в весенний период остатков диких копытных следует, по-видимому, отнести на счет поедания падали.

Птицы, главным образом воробьиные, в некоторых пустынях в рационе описываемого хищника занимают иногда существенное место. Этот хищник отваживается нападать даже на таких крупных птиц, как серый гусь. В конце июля 1936 г. на Теликульских озерах нам удалось наблюдать, как в полдень он скрадывал сидящих на берегу взрослых птиц, но был вспугнут. Корсак успешно ловил молодых диких гусей и уток на острове Барса-Кельмес в Аральском море.

Корсак нередко охотится на рептилий, из числа которых он охотно поедает ящериц, змей и молодых пустынных черепах. Охотится и на ядовитых щитомордников. В годы низкой численности грызунов в зоне пустынь этот хищник на рептилий охотится особенно интенсивно, что дает ему возможность выкормить детенышей при недостатке обычных кормов. Так, в Алакульской котловине весной и летом 1954 г. численность всех видов грызунов была крайне низкой, поэтому неудивительно, что среди экскрементов корсака, собранных у одной выводковой его норы, 43,5% встреч составили остатки рептилий, главным образом ящериц.

Насекомые поедаются корсаком в пустыне регулярно и в значительном количестве, но обычно они не играют важной роли в его питании. Однако при недостатке грызунов описываемый хищник поедает их, как и рептилий, очень много. Например, они занимали существенный удельный вес в питании семьи корсаков в Алакульской котловине в 1954 г. Особенно часто тогда поедались капустницы или медведки и жуки. У молодого самца, добытого 8 октября 1957 г. в центральной части Бетпак-Далы, в желудке найден серый жаворонок и семь медведок. В годы массового размножения саранчи эти насекомые поедаются корсаками в большом количестве.

Остатки растений встречаются редко. Обычно это листики злаков, а в предгорьях Заилийского Алатау весной зверьки собирали зерна пшеницы и ячменя, оставшиеся на поверхности почвы после сева.

Знакомство с весенне-летним питанием корсака в пустынях северного типа показывает, что в нем большое значение имеют зимо-спящие грызуны: тушканчики и суслики, часто составляющие более 50% его добычи, например, в Прикаспийской низменности в низовьях р. Эмбы их удельный вес оказался равным 63,5% от общего числа встреч и в Бетпак-Дале- 65,2%. Зимой они для этого хищника недоступны. С наступлением холодов в зоне пустынь корсак лишается и многих других кормов:

  • птиц нескольких видов,
  • рептилий,
  • насекомых.

В пустыне зимой из грызунов массовых видов продолжают быть активными общественная полевка, пищухи двух видов и песчанки четырех видов, из них лишь большая и краснохвостая наиболее доступны. Но добывание и этих зверьков для корсака сильно затрудняется. Полевки и пищухи переходят на подснежный образ жизни, а корсак не умеет мышковать так, как это делает лисица. Песчанки же большую часть времени проводят в норах и часто не выходят из них по нескольку суток, а если и появляются на поверхности, то держатся около самого входа в убежище и поймать их в это время очень трудно. Птиц зимой крайне мало. Например, в январе в Бетпак-Дале на маршруте в 500-1000 км мы встречали лишь одну-две небольших стайки черных жаворонков или пуночек. Очевидно, в глинистых и щебнистых пустынях северного типа с наступлением зимы корсаки лишаются большинства кормов. К середине декабря для них там начинается период голодания, поэтому значительная часть хищников покидает летние места обитания и откочевывает в поисках корма на юг в долины рек и в пески, а часто и на север в полупустыни.

Как кочующие, так и оставшиеся зверьки зимой кормятся главным образом остатками от добычи волков — загрызенными ими сайгаками и джейранами, а также антилопами, павшими после гона от истощения, падалью домашних животных и отбросами. В поисках падали и отбросов они в это время близко подходят к населенным пунктам и полотну железных дорог. Кормясь остатками добычи волков, корсаки становятся их комменсалами . Например, в междуречье Урал — Кушум в зиму 1953-1954 г. в декабре — январе корсаки в основном кормились трупами сайгаков-самцов, загрызенных волками. Найденные там семь их зимних экскрементов состояли исключительно из шерсти сайгака. Трупами сайгаков, погибших от волков и истощения, корсак кормится в основном и в Бетпак-Дале. Так, у 10 зверьков, добытых в этой пустыне в период с 27 ноября по 21 декабря, остатки сайгаков найдены в 70% желудков, крас-нохвостой песчанки — в 20, общественной полевки — в 20 и ящерицы — в 10%. В середине декабря 1955 г. в центральной части Бетпак-Далы у каждого трупа сайгаков держалось по нескольку корсаков, которые сильно утаптывали снег вокруг добычи.

Питание корсака в полупустынях

В полупустынях Западного Казахстана в Чижинско-Балыктинской лиманной депрессии корсак питается главным образом полевками и насекомыми. В «мышиные» годы полевки составляют основу добычи корсака и на водораздельных равнинах, хотя наряду с ними значительную роль в его питании играют суслики. В годы депрессии численности мышевидных грызунов на водораздельных равнинах суслики становятся основным летним кормом корсака. Кроме того, в такие годы он кормится насекомыми и рептилиями. Зимой эти зверьки нередко едят различные отбросы и падаль.

В полупустынях Центрального Казахстана, как северных, так и южных, в весенне-летний период в питании корсака грызуны занимали 99,3-100,0%, причем он охотился в основном на сильно размножившихся степных пеструшек. Большинство остальных видов грызунов и зайцеобразных встречались в экскрементах редко и не играли заметной роли в его питании. В то же время в полупустыне среди кормов этого хищника возрастает роль сусликов и тушканчиков. Например, в районе Карсакпая остатки желтого суслика встречены в 13,3% всех данных, а в Атбасарском районе Целиноградской области — в 7,1%, хотя там этот суслик живет у северного предела своего ареала и редок. В Атбасарском районе остатки среднего суслика найдены в 7,1% экскрементов корсака и в 14,2% — тушканчиков. В 10,7% данных тушканчики найдены в районе Басаги.

В полупустыне среди кормов корсака роль рептилий ничтожна. То же можно сказать и о насекомых в годы обилия грызунов. Но бывают и исключения. Например, летом 1960 г. во время депрессии численности мышевидных грызунов в районе оз. Кургальджин экскременты корсака, найденные у его жилой норы, в значительной степени состояли из остатков кузнечиков. Птицы в питании корсака в полупустыне имеют уже более существенное значение. Падаль летом этот хищник почти не ест, а из растений им в очень ограниченном количестве поедаются листики злаков.

В зимний период в полупустыне при обилии степной пеструшки корсак продолжает охотиться в основном на этого грызуна и, например, в районе оз. Кургальджин в зиму 1959-1960 г. все его экскременты, собранные во время тропления и у зимовочных нор, целиком состояли из остатков мышевидных грызунов. Кроме того, в пойме реки, судя по следам, он несколько раз успешно нападал на зайцев-беляков.

Отмечены следы его охот на черных жаворонков, ночующих и прячущихся в снегу от непогоды. Неоднократно находили копки корсака, в которых была скорлупа яиц птиц, неглубоко зарытых в землю еще весной.

В том же районе зимой 1960-1961 г., когда степной пеструшки оказалось очень мало, корсаки держались на убранных полях и у дорог. На полях они охотились на мышей-малюток, домовых мышей и обыкновенных полевок, обитавших в скирдах соломы, а также собирали зерна хлебных злаков. В зимних экскрементах были в основном мышевидные грызуны, но в то же время они содержали значительное количество остатков зерен кукурузы, овса и ячменя. Из-под снега голодные зверьки вырывали старые сапоги, подметки, тряпки, веревки и грызли их.

В районе оз. Кургальджин с установлением высокого снежного покрова во второй половине зимы корсаки и лисицы концентрируются в тростниках этого водоема, где в заломах охотятся на водяных крыс. Там же они подбирают мелкую рыбу, выброшенную рыбаками. В Целиноградской области в зиму 1940-1941 г., отличавшуюся обилием снега и настами, корсаки, не имея возможности охотиться на мышевидных грызунов, чаще чем в другие годы нападали на зайцев-беляков и русаков и значительно снизили их численность. Аналогичная картина наблюдалась в том же районе в зиму 1953-1954 г. После сильной оттепели 7-9 декабря на почве образовалась мощная ледяная корка, погубившая много полевок и мышей. Корсаки начали голодать и в большом количестве появились в поймах рек и колках, где усиленно охотились на зайцев-беляков. Много их держалось и близ населенных пунктов, тут они кормились отбросами. Подобное же явление отмечалось и в малокормные для корсака зимы 1962- 1963 и 1963-1964 гг. в районе г. Атбасар. В 123 желудках зверьков, добытых в эти зимы, в большинстве обнаружены боенские отходы или падаль, которыми корсаки кормились на свалке около города. В эти зимы мелких грызунов они добывали мало.

Питание корсака в голодные для него зимы отбросами близ населенных пунктов и даже на окраинах таких крупных городов, как Павлодар и Караганда, — обычное явление.

Питание корсака в южных эфемеровых пустынях

Питание корсака в южных эфемеровых пустынях специально не изучалось. Судя по составу фауны этих пустынь, можно предполагать, что в них этот хищник летом в основном кормится большой и краснохвостой песчанками, афганской полевкой, желтым сусликом, изредка тонкопалым сусликом, различными видами тушканчиков и птицами, рептилиями и насекомыми, а зимой — песчанками и изредка тушканчиками и птицами. Например, в пустыне Юго-Восточной Туркмении в его экскрементах найдена лишь шерсть большой песчанки. По нашим наблюдениям в апреле — июне 1962 г. в Бадхызе, корсаки в основном охотились на больших песчанок. Мы несколько раз видели зверьков, скрадывавших этих грызунов, два раза успешно их ловивших, и четыре раза отметили взрослых корсаков, которые приносили своим детенышам больших песчанок. Взрослые и молодые зверьки успешно ловили ящериц, летную пустынную саранчу — шистоцерку и крупных жуков-навозников. Саранчу и жуков они ловко хватали на лету, высоко подпрыгивая вверх. В экскрементах, находимых у нор, была исключительно шерсть больших песчанок, тут же валялись панцири пустынных черепах, обрывки шкурок ушастого ежа и крылья чекана-плясуна.

В Юго-Западной Туркмении в апреле в экскрементах корсака были шерсть грызунов, хитин хрущей и чернотелок.

Питание корсака в степях Юго-Восточного Забайкалья

В степях Юго-Восточного Забайкалья летние корма корсака состоят главным образом из грызунов. Наиболее часто он там поедает сурка-тарбагана и даурскую пищуху, затем полевок, хомячков, птиц, зайца-толая, даурского суслика, тушканчика-прыгуна, насекомоядных и хищных млекопитающих, насекомых. Характерно, что в Забайкалье среди кормов корсака совершенно отсутствуют редкие там рептилии. Растения же им здесь поедаются чаще, чем, например, в степях Казахстана.

Корсак, поедая в значительном количестве тарбаганов, истребляет их относительно мало, так как кормится в основном павшими зверями. Наблюдения в природе показывают, что эти грызуны не особенно боятся корсаков и редко скрываются в норы при их приближении. Они только прекращают кормиться, садятся «столбиком» и кричат. Нередко можно видеть, как взрослый тарбаган нападает на корсака, заскочившего в его нору или близко к ней приблизившегося, и угоняет от сурчины.

Взрослый тарбаган для этого хищника слишком крупный и сильный зверь. Тарбаганы в возрасте года и старше, будучи посаженными в клетку к взрослым корсакам, оставались живыми в течение нескольких суток, несмотря на то, что хищников в это время не кормили. При подобных же условиях тарбаганы в возрасте нескольких месяцев быстро становились жертвой корсаков. С помощью анализа возрастного состава остатков 23 тарбаганов, найденных у норы и в норе корсака, выяснили, что они принадлежали следующим особям: прибылым — 4, зверькам по второму году — 16 и взрослым — 3. На основании приведенных выше данных считают, что корсак может истреблять только молодых тарбаганов, а взрослых подбирает лишь павшими. Следует отметить, что иногда рядом с выводком корсака живут семьи сурков с сурчатами, но хищники их не трогают.

Незначительный процент встреч остатков мышевидных грызунов, особенно полевки Брандта, в желудках и экскрементах этого хищника, возможно, объясняется малочисленностью полевок в годы сбора материалов, приведенных в таблице 6.

В результате поедания остатков трапезы волков и падали в летних экскрементах корсаков встречаются остатки дзэрена и домашних животных. Имеются сведения, что летом 1944 г. корсаки ловили рыбу в высохших озерах поймы р. Аргуни.

В половине всех исследованных желудков корсаков и в 25% их экскрементов отмечено наличие насекомых, но их находили отдельными экземплярами, а хитина всегда было очень мало. Следовательно, насекомые поедались в небольшом количестве и не составляли существенной части рациона этого хищника.

И. П. Бром, Б. И. Пешков и другие отмечали обилие корсака в забайкальских степях, в местах повышенной численности полевок Брандта. Этот хищник концентрируется также в районах, где среди грызунов протекают эпизоотии, вызывающие их падеж, и там, где среди диких копытных и скота отмечался джут, оставляющий после себя много трупов этих животных.

При недостатке кормов, зависящем от низкой численности мышевидных и некоторых других видов грызунов или их недоступности для корсака, этот хищник голодает, сильно истощается и даже гибнет. Обычно при значительном сокращении кормовой базы корсаки в поисках добычи предпринимают кочевки иногда на значительные расстояния, и в некоторых районах являются настоящими мигрантами.

Корсаки, вынужденные нередко голодать, могут обходиться без пищи по 7-15 суток и остаются при этом бодрыми. В течение указанного срока они иногда не выходят из норы, если у ее входа поставлен капкан.

Корсаки, содержавшиеся в неволе, осенью за сутки съедали: самцы — от 120 до 480 г, в среднем 218-347 г ; самки — от 100 до 395 г, в среднем 245-259 г . В Бетпак-Дале у зверьков, добытых в декабре в раннеутренние часы или вечером, вес содержимого полностью наполненных желудков был равен 100-130 г. Считая, что корсак охотится в основном два раза в сутки — утром и вечером, суточный рацион его будет равен приблизительно 200-260 г, т. е. он съедал корма столько же, как и при содержании в неволе. Чтобы насытиться, ему достаточно съесть одну пищуху или около пяти полевок.

Охрана корсака

В ряде мест обитания корсака, как ценного пушного зверька, охраняют. Так, повсеместно запрещено при его добывании раскапывать норы, выкуривать дымом, выливать водой. В большинстве республик добывание этого зверька разрешено лишь в сезон, когда он имеет выходную шкурку, обычно в ноябре — марте, в другое время года охота на него закрыта.

В периоды, когда численность этого зверька катастрофически падала, промысел на него запрещали совершенно на много лет и на больших территориях. Например, в большинстве районов Казахстана охота на корсака была запрещена с 1928 г. по 1938 г., а в Семипалатинской области — с 1927 г. и в Северо-Казахстанской — с 1926 г. В этот период его разрешали добывать лишь в семи районах, где имелись песчаниковые хозяйства. Промысел корсака до 1939-1942 гг. был запрещен и в областях, лежащих к северу от Казахстана, например, в Оренбургской области — с 1932 г. до 4 квартала 1939 г. Указанные запреты наряду с другими факторами способствовали восстановлению численности этого зверька. Подобные запреты, в случае необходимости, следует проводить и в будущем.

В песчаниковых, сурковых и дичных хозяйствах численность корсака следует ограничивать, не уничтожая, однако, его совершенно. Количество его необходимо сильно сокращать и во время эпизоотии бешенства.

Шкурки корсака

С убитого корсака шкурку снимают трубкой, делая разрез по огузку. У шкурки должны быть сохранены расправленные лапки, носик, уши без хрящей и вспоротый и расправленный хвост. Правится шкурка на специальной правилке волосом наружу.

Шкурка корсакаШкурка корсака

Стандарт на пушно-меховое сырье делит невыделанные шкурки корсака по району их добычи и качеству меха на четыре кряжа:

  • Петропавловский,
  • Казахстанский,
  • Астраханский,
  • Ташкентский.

Из них лучшими являются шкурки первого кряжа и худшими — последнего. Кроме того, шкурки этого зверька разделяются еще на три сорта и по дефектам.

Теплый и довольно красивый серебристый мех корсака казахами употребляется на своеобразные зимние шапки-ушанки — «малахаи» и на подкладку шуб. Мех этого зверька раньше очень ценился в Бухаре и Китае, куда в основном и вывозился.

В настоящее время большинство выделанных шкурок окрашивают в различные цвета и из них шьют дамские жакеты, горжетки и воротники к шерстяным пальто. Лишь небольшое количество натуральных шкурок идет на подкладку мужских шуб.

Мировая добыча шкурок корсака в конце двадцатых — начале тридцатых годов текущего столетия колебалась от 26 до 50 тыс. шкурок, из них несколько меньше половины давали страны СНГ и больше 50% — Монголия.

До 1938 г. большинство шкурок корсака вывозилось из Советского Союза в Англию, США, Францию и Германию. Насколько велик был экспорт его шкурок ранее, видно из того факта, что за 1923- 1924 и 1924-1925 гг. за границу было вывезено 225445 шт. шкурок на сумму 1 783 107 руб.. Спрос на корсачьи шкурки за границей сильно возрос, когда там в 1922-1923 гг. был найден способ окрашивать их в различные цвета с сохранением серебристых кончиков ости.

В 30-х годах, вследствие резкого падения численности этого зверька, заготовки его шкурок сильно снизились, а вместе с тем уменьшился и экспорт. После окончания второй мировой войны сокращение спроса на длинноволосую пушнину сказалось на мировых ценах шкурок корсака- они резко понизились, в результате чего вывозить их в 1951-1958 гг. было невыгодно.

Накануне первой мировой войны шкурки корсаков продавали на внешнем рынке по 1,20 за штуку, в 1923- 1925 гг. — по 3,85, в 1943 г. — по 5,80 за шкурку 1 сорта петропавловского кряжа. В последующие годы цены снизились, а затем начали опять расти.

Раньше в Казахстане и Западной Сибири корсаков ловили капканами, травили борзыми собаками и беркутами, догоняли на лошадях и убивали плетью или сойлом, выкапывали и выкуривали из нор дымом от сжигаемой серы или травы, выливали. Наконец, их отравляли стрихнином, челибухой и другими местными ядами. В Забайкалье его ловили капканами, «башмаками», черканами и другими ловушками, которые устанавливали у входа в нору. В настоящее время основную массу зверьков отлавливают капканами № 3 и 5, реже травят с собаками.

Практическое значение корсака

Как вредитель мелкого животноводства корсак не имеет практического значения. Летом, когда в поселках и на фермах бывает много птицы, он к ним обычно не подходит. Нам известен лишь один факт, когда зимой голодавшие зверьки близко подошли к Бетпак-далинской метеорологической станции, расположенной одиноко среди обширной пустыни, и ловили около нее кроликов, свободно бегавших в 100-200 м от построек на неогороженном участке.

Обычно этот хищник мало вредит и охотничьему хозяйству, особенно в периоды массового размножения мышевидных грызунов, которыми он в основном и кормится. Лишь в отдельные годы при низкой численности мелких грызунов он изредка нападает на крупных птиц и зайцев. Корсак при высокой численности может вредить запасам желтого суслика и суркам, поэтому в тех районах, где живут эти зверьки, численность его следует ограничивать.

Корсак в некоторых районах вредит охотничьему промыслу, поедая зверьков, попавших в капканы и утаскивая эти ловушки. Например, в Семипалатинской области этот хищник за один сезон у охотника утащил 8 хорьков. В Есильском районе Северо-Казахстанской области в сезон 1946-1947 г. корсаки попортили около 300 штук хорьков, попавших в ловушки.

Как было показано выше, описываемый зверек может играть определенную роль в природной очаговости бешенства, чумы плотоядных, трихинеллеза, эхинококкоза и альвеококкоза. О мерах профилактики против этих заболеваний для охотников уже говорилось.

Корсак — пушной зверек, но мех его теперь малоценен, так как имеет довольно грубую ость.

Промысел на этого зверька производится уже давно, например, на территории Казахстана примерно с бронзового века, а, возможно, и раньше. Позднее шкурки корсака долгое время шли на уплату ясака. Так, кочевники, населявшие Казахстан и покоренные монголами в 13 в., обязывались платить ясак пушниной, в т. ч. шкурками корсака.

В начале 18 в. шкурки корсака сдавали в ясак тобольские и барабинские татары.

В декабре 1731 г. казахские султаны Батыр-Султан и Нур-Али-Султан приняли русское подданство и обязались платить ясак: первый — 1000 корсаков и столько же лисиц, второй — 1000 лисиц. В том же году хан Семеке принес присягу русскому царю и обязался платить ясак в размере 2000 лисиц и 1000 корсаков. В сороковых годах 18 в., когда Средняя орда попала в подданство Джунгарии, казахи были обязаны платить дань джунгарскому хун-тайджи по одному корсаку с дыма, т. е. с юрты или семьи.

С конца 17 и 18 в. шкурки корсака служили предметом бойкой торговли между казахами и русскими. «Корсаков на Заицкой степи, — писал П. И. Рычков, — киргиз-кайсаки ловят беркутами и собаками и, догнав на лошади, плетьми бьют множество и по-всегда русским от 40 до 50 тысяч в Оренбурге и в Троицкой крепости променивают. По оренбургскому тарифу положена им цена по сорок копеек каждый. Киргизцы в торгах и менах между собой употребляют их почти как деньги и вещи свои ценят по тому, сколько корсаков стоят.

Аналогичные сведения о торговле корсачьими шкурами в Оренбурге сообщает и П. С. Даллас : «Опрочь множества крупного и мелкого скота, — говорит этот путешественник, — привозят киргизцы и простые меха для промену. Особливого рода малые лисицы, корсаки называемые». По его же данным, шкурки корсака для продажи привозили из Средней орды и в Троицкую крепость. Кроме того, в то время в крепости Ямышев на Иртыше и Семипалатинск шкуры корсака везли из Джунгарии . О значении шкурок корсака в меновой торговле П. С. Паллас писал еще: «но как они монет у себя не имеют, то все ценят по лошадям и баранам, а вместо мелких денег служат у них волчьи и Корсаковы меха». Таким образом, в 18 в. шкурки корсака в Казахстане и в пограничных с ним районах играли роль денег.

Промысел корсака в 18 в. был развит и в лесостепи Западной Сибири. Так, П. С. Паллас, посетив в 1770 г. современную Омскую область и говоря о сибирских казаках, указал: «зимою ловят здесь в степях горностаев, волков, также довольно корсаков», говоря: «Чрезвычайное множество тех животных делает шкурки их одной из первых статей торговли киргиз-казаков с Россией». В период с 1857 по 1861 г. из Киргизской степи лишь через Петропавловскую, Пресногорьковскую, Омскую и Коряковскую дистанции ежегодно вывозили от 5213 до 14546 шкур корсака.

Численность корсака

Случаи падения численности корсаков

Быстрое падение численности корсака в середине 20-х годов произошло в результате хищнической на него охоты, а также в связи с распашкой пустошей и целины. После окончания гражданской войны к мирному труду вернулось много охотников, в степи появились тысячи агентов десятков заготовительных организаций, которые быстро повысили цены на пушнину, началось массовое хищническое добывание корсаков. «Все, кто могли,- писал В. А. Селевин о Семипалатинской губернии, — выезжали на степь с лопатами, бочками, полными водою, и прочими орудиями и оружием, и безжалостно принимались истреблять лисичек, выкапывая и выкуривая их из нор партиями. Особенно интенсивно эта варварская «охота» практиковалась в начале зимы, по первому снегу, когда легче по следам находить «корсачьи норы». Эти же хищнические приемы добычи корсака применялись и в Западной Сибири, где, кроме того, описываемых зверьков загоняли на лошадях с собаками и без них и травили стрихнином. С этого времени число корсаков быстро пошло на убыль и в таких районах бывшего Барабинского округа, как Купинский и Татарский, где в 1921 -1924 гг. корсака было очень много, он продержался до 1928 г.. Если в начале 20-х годов корсак был обычен в бывш. Рубцовском, Славгородском и отчасти Каменском и Барнаульском округах, то в конце этого периода он был там «истреблен почти нацело».

Насколько быстро в те годы изменялась численность корсака, можно судить по данным о заготовках его шкурок. Так, в бывшей Семипалатинской губернии в 1921-1922 гг. было заготовлено 1785 корсаков, в 1923-1924 гг. — 19344 шт., в 1924-1925 гг. — 2312 шт. и в 1927-1928 гг.- только 165 шкурок. Очевидно, что всего за четыре года численность корсака в Семипалатинской губернии снизилась в 117 раз! Этот хищник там почти исчез. Очень быстро количество корсаков снижалось в то время и в Казахстане в целом. Так, в 1924-1925 гг. в Казахстане было заготовлено 23194 шт. шкурок корсака, в 1926- 1927 гг. — 7934 шт. и в 1928-1929 гг. — 505 шт.. В следующие годы промысел на него был запрещен.

Заканчивая описание массового размножения корсака, которое наблюдалось в 20-х годах текущего столетия, следует отметить, что оно имело место более или менее одновременно на громадной территории. По словам местных жителей, в Барабе и ряде районов Казахстана корсак появлялся примерно в таком же большом количестве лет сорок тому назад, т. е. в 1883-1884 гг.

Периоды быстрого роста численности корсаков

Интенсивному размножению корсака в начале 20-х годов способствовало несколько факторов. В связи с первой мировой войной и последовавшей за ней гражданской, а также восстанием казахов в 1916 г., число охотников резко сократилось, а вместе с тем охотничий промысел почти прекратился на период с 1914 по 1920-1921 гг., т. е. на семь — восемь лет. Многие пашни и посевы оказались заброшенными и на них сильно размножились грызуны. В эти же годы во многих районах проходили военные действия или хозяйничали карательные отряды, в степях гибло много скота, особенно лошадей.

Богатая кормовая база и почти полное отсутствие охотничьего промысла способствовали быстрому росту численности корсака и вскоре он наводнил весь Казахстан и прилежащие к нему области. В указанный период зверьков было так много, что, по нашим данным, в Кустанайской, Северо-Казахстанской и Павлодарской областях отдельные охотники добывали за сезон по 150-200 корсачьих шкурок. Подобные же сведения имеются и в литературе. Так, в сезон 1923-1924 г. охотник А. Миркин из Бейнеткорского района Северо-Казахстанской области добыл 200 корсаков. В Кустанайской области в Семиозерном районе один охотник за сезон 1926-1927 г. также добыл около 200 корсаков.

После пика численности корсака в 1921-1923 гг. на большей части ареала этого зверька за два сезона из РФ было вывезено 225 440 шт. его шкурок — количество, рекордное за все время существования охотничьего промысла.

Динамика численности корсаков

Количество корсаков в том или ином, часто очень обширном районе, подвержено по годам большим изменениям. Выше было показано, что в годы, обильные кормами, которые к тому же должны быть легко доступными для этого хищника, численность его быстро растет до тех пор, пока не наступят неблагоприятные условия существования. Насколько быстро может расти численность корсака при благоприятных условиях, видно из следующего примера. В 1930 г. на острове Барса-Кельмес в Аральском море, где раньше корсака не было, убежали из клеток три самца и две самки. В 1931 г. они дали первый приплод. Обильные корма, отсутствие врагов и преследования со стороны человека способствовали тому, что, когда в 1933 и 1934 гг. на этом острове корсаков начали добывать, они были совершенно истреблены лишь после того, как убили 77 зверьков. Всего лишь от двух самок за три-четыре года поголовье возросло почти до 80 особей.

К неблагоприятным факторам, снижающим численность корсака, относятся: малочисленность грызунов, в основном полевок и пищух — в северной половине ареала и песчанок — в южной, пустынной его части, недоступность кормов из-за установления высокого рыхлого снежного покрова свыше 15 см, образования наста или гололеда. При проявлении этих факторов, корсаки голодают, слабеют и в большом количестве гибнут от истощения и врагов. Численность этих зверьков может снижаться и под влиянием инфекционных заболеваний, но обычно они не распространяются на обширную территорию.

При установлении неблагоприятных условий численность корсака падает обычно очень быстро — в один сезон.

О движении численности корсака в различных частях его ареала, начиная с запада, можно судить по сведениям, приводимым ниже.

На Северном Кавказе Н. Я. Динник и К. А. Сатунин считали корсака в конце XIX в. очень редким и исчезающим видом. Однако в 1921 -1925 гг. этого зверька там оказалось много. В Северо-Восточном Предкавказье один охотник в указанный период добывал по 15-30 зверьков за сезон. Затем в течение 1926 и особенно 1927 г. численность его вновь сильно снизилась до такой степени, что с 1932 г. и до 1944 г. заготовки его шкурок не проводились. В сороковых годах численность корсака начинает медленно расти, к 1951 г. намного увеличивается, а уже в 1952 г. вновь катастрофически падает. Причиной падения численности корсака в Предкавказье в последний раз были сильные джуты 1949-1950, 1950-1951, 1953-1954 гг.

В степях и полупустынях Казахстана, судя по привозу шкурок корсака на Ирбитскую ярмарку, в конце XIX в. численность его изменялась в 15-кратном размере. За период с 1880 по 1895 г. наиболее низкой она была в 1880 г. и в 1890 г., оба раза после тяжелых джутов 1879-1880 гт. и 1888-1889 гг. Высокая численность наблюдалась в 1883-1886 гг., когда на ярмарку, например в 1884 г., привезли 30 тыс. шкурок, а в следующие годы -25 и 15 тыс. шкурок.

В лесостепи Западной Сибири и на севере степной зоны Казахстана, корсак исчез почти совершенно с 1910 г. и вновь стал там появляться в 1916-1917 гг. В следующие годы количество его быстро увеличивалось и достигло пика численности в 1923 г.

В Кипринском районе Алтайского края он был будто бы обычным до 1914-1916 гг., затем численность его упала, но в зиму 1920-1921 г. корсак пришел туда в большом количестве с юга. С 1925 г. численность его в лесостепи и степях опять быстро падает и к 1928 г. он уже становится редким зверем; промысел на него запрещают.

В южной половине типичных степей и в полупустыне корсак начал появляться в значительном количестве с 1919 г. До этого года жители Целиноградской области его даже не знали. Особенно много его там стало в 1921 и 1922 гг., а в 1923 г. численность его начала быстро падать и к 1924 г. он вновь становится редким.

Факторы изменения численности корсака

Следует отметить, что в южных пустынях амплитуда колебаний численности этого зверька менее выражена, чем в степях и полупустынях. Например, в Узбекистане заготовки шкурок корсака изменяются по годам только в 1,5-кратном размере и в Туркмении — в 3,3 раза.

В даурских степях Юго-Восточного Забайкалья за девять лет численность корсака изменялась в 18-кратном размере. На основании данных о заготовках пушнины массовое появление корсаков здесь отмечалось в 1946-1947 гг. и в 1955 г. В эти годы заготовки шкурок корсака возрастали в несколько раз как в степных, так и в лесостепных районах Забайкалья. Анализ различных факторов позволяет считать, что основной причиной роста их численности была миграция из Монголии.

На отдельных участках степей Забайкалья численность корсаков изменяется под воздействием местных факторов. Эпизоотия среди тарбаганов, истребление их противочумной организацией, массовое размножение полевок Брандта и даурских пищух — все эти факторы способствуют росту кормовой базы корсака и вызывают увеличение его численности.

На основании знакомства с движением численности корсака в различных районах его ареала можно заключить, что повсеместно количество этого зверька значительно изменяется по годам в десятикратном и даже в стократном размерах. Наиболее значительно численность его изменяется в зонах лесостепи и степи, где при неблагоприятных условиях на больших территориях он может исчезать на несколько лет совершенно. Меньше всего численность его колеблется в южных пустынях.

Перед пиком численность корсаков нарастает несколько лет. Наиболее высокая численность держится только один-два года, а затем резко падает.

В степях и полупустынях Казахстана высокая численность корсака наблюдалась в 1921-1924 гг., 1938-1939 гг., 1943-1944 гг., 1947 г., 1952 г. и 1956 г. Очевидно, что в изменениях численности этого зверька правильной периодичности не наблюдается. За последние двадцать лет пики следовали через два-четыре года, обычно же через три.

В связи с большими изменениями численности корсака сильно колеблются и размеры заготовок его шкурок.

Подъем численности корсака в 30-х годах

После большого перерыва, когда в степях и полупустынях Казахстана корсак был редким зверьком и во многих местах отсутствовал совершенно, он вновь начал появляться с середины 30-х годов. Так, в Кустанайской области в бывш. Пресногорьковском, Джетыг-ринском, Мендыгаринском и Тарановском районах он появился в 1935 г., но отсутствовал еще в Семиозерном и других районах. В Семиозерном районе, например в Наурзумском заповеднике, стал встречаться в 1936 г., но в 1937-1939 гг. численность его там была невысокой. Лишь в многоснежную зиму 1940-1941 г. в этом заповеднике, а также и в некоторых других местах появилось много корсаков, безусловно, прикочевавших из соседних районов. На юге области — в Амангельдинском и бывш. Тургайском районах, этот зверек был уже обыкновенным к 1938 г. В этот год лишь в Амангельдинском районе заготовили 873 шкурки корсака, а в зиму 1940- 1941 г. корсак в этом районе вновь почти исчез.

В ряде районов Северо-Казахстанской области корсак появился в 1936 г., в 1937-1938 гг. его уже там стало много.

Судя по заготовкам шкурок, пик численности корсака в Северном Казахстане был в Кустанайской области в 1938-1939 гг., а в Северо-Казахстанской и Павлодарской — в 1939 г.

В южных степях и полупустынях Казахстана, например в бывшей Акмолинской и Карагандинской областях, корсак начал появляться единичными экземплярами с 1934 г., а к 1939 г. его уже было много во всех районах. В областях же Западно-Казахстанской, Гурьевской, Актюбинской и других он в небольшом количестве встречался все время, пик его численности там отмечен также в 1939 г.

В зоне пустынь — в Кзыл-Ординской и Южно-Казахстанской областях — корсака было особенно много в 1934 и 1935 гг. Судя по времени начала подъема численности корсака в полупустынях и степях, можно предполагать, что эти зверьки появились в Центральном и Северном Казахстане, расселяясь с юга.

Подъем численности корсака, наблюдавшийся повсеместно в Казахстане в тридцатых годах, временно прекратился в зиму 1939- 1940 г., когда во многих областях этот зверек испытывал большой недостаток в кормах. Например, в эту зиму в Павлодарской области голодные зверьки в большом количестве держались близ населенных пунктов и встречались даже на окраинах г. Павлодара. После этой зимы численность корсака на севере Казахстана снизилась примерно в два раза. Так, если в Кустанайской области в 1939 г. было заготовлено 1197 шкурок корсака, то в 1940 г. — только 577 шт., в Северо-Казахстанской области — соответственно 3158 и 1507 шт. и в Павлодарской области — 2267 и 1570 шт.

Численность корсака в 40-е годы

Еще больше численность этого хищника снизилась по всему Казахстану, особенно в его северной половине, после суровой, многоснежной зимы 1940-1941 г., однако ненадолго. В 1944 г. численность корсака опять возросла и в сухих степях и полупустынях стала вновь высокой. Он начал расселяться на север и в начале 40-х годов появился в некоторых районах лесостепи Западной Сибири, где давно отсутствовал. Например, в Макушинском районе Курганской области в 1942 г. добыли двух зверьков и в 1943 г. — одного. В Саргатском районе Омской области с 1935 по 1944 г. корсака добывали лишь два раза, в 1943 г. — пять и в 1944 г. — восемь зверьков. В 1944 г. двух корсаков добыли в Венгеровском районе Новосибирской области.

В Казахстане особенно много корсака было в 1947 г. Например, в зимний сезон 1947-1948 г. лучшие охотники бывш. Акмолинского района добыли по 80-100 корсаков. В связи с обилием этого хищника в Казахстане он появился в ряде районов Челябинской области и добыт в Чановском районе Новосибирской области.

В феврале — марте 1948 г. в северных и центральных частях Казахстана корсаки в большом количестве вымерли от голода, который ощущался особенно сильно с установлением высокого снежного покрова, гололедов и настов. Зима 1948-1949 г. опять оказалась исключительно многоснежной. Снова погибло много зверьков от голода и врагов. В результате гибели зверьков две зимы подряд численность корсака сильно снизилась. Интересно отметить, что в эту зиму корсаки в значительном количестве появились в степи и лесостепи Оренбургской области в Сорочинском, Переволоцком, Краснохолмском, Оренбургском, Буртинском, Троицком и других районах.

Численность корсака в 50-е годы

В 50-х годах в северных степях Казахстана увеличение количества этого хищника наблюдалось в 1952 г., но особенно много его было в 1956 г.

В 1952 г. корсак сравнительно часто встречался и в Челябинской области в Колхозном, Катав-Ивановском, Миасском, Аргаяшском и Каракульском районах и один зверек добыт в Чановском районе Новосибирской области.

В 1955-1956 гг. корсака было много не только в Казахстане, но и в степях Алтайского края. Так, в Славгородском районе отдельные охотники за сезон добывали до 15 зверьков. В те же годы высокая численность корсака наблюдалась и в степях Прииртышья, а также в южных степях и полупустынях. В пустынях же корсаки были многочисленны в 1952-1953 гг., затем 1955-1958 гг.

После суровой зимы 1948-1949 г. и особенно 1950-1951 г. описываемые зверьки в относительно значительном количестве появились в северных предгорьях Тянь-Шаня в Киргизии и на юго-востоке Казахстана.

Последнее снижение численности корсака в северных, центральных и южных районах, вызванное отсутствием степной пеструшки и других грызунов, а также эпизоотиями, произошло в зиму 1959-1960 г.

Численность корсака в 60-е годы

В сезон 1960-1961 г. описываемого хищника повсеместно было мало. В следующем сезоне 1961 -1962 г. в отдельных областях численность этого зверька упала еще больше, в связи с эпизоотией бешенства и истребительными мероприятиями. Например, в Кустанайской области в эту зиму много корсаков и лисиц отравили фторацетатом бария. Когда сошел снег, погибших зверьков находили десятками. Весной близ р. Убаган из 40 найденных нор все были необитаемыми.

В зиму 1962-1963 г. в Центральном Казахстане рано, еще в ноябре, установился высокий снежный покров. В конце этого месяца началась оттепель. Два дня шли дожди, а затем опять наступили морозы. Снег покрылся мощным настом толщиной в 3- 5 см, который затруднил корсакам доступ к мышевидным грызунам. Хищники начали голодать и появились у населенных пунктов, где кормились отбросами. Зима 1963-1964 г. в Северном Казахстане была опять неблагоприятной для корсаков. Снежный покров установился в первой декаде ноября. В начале второй декады температура воздуха с -25° поднялась до -7-8°. Начались снегопады с сильными ветрами, а иногда и дождями. В декабре — марте бураны продолжились. На равнинах, с которых снег сдувало, высота снежного покрова достигла 30-40 см, а по окраинам колков и тростников намело сугробы высотой до 2 м. Корсаки опять начали голодать и концентрировались на участках, где массами падал скот от бескормицы. Весна сильно запоздала. Высокий снежный покров пролежал до середины апреля.

Эпизоотии и тяжелые зимовки несколько лет подряд сильно подорвали численность корсаков, о чем частично можно судить по добыче их отдельными охотниками. Например, П. С. Холмецкий близ г. Атбасара Целиноградской области в зиму 1962-1963 г. добыл 72 корсака, в 1963-1964 г. — 42 и 1964-1965 г. — только 18.

В Центральном Казахстане условия существования для корсака улучшились лишь с лета 1964 г. В этом году начала расти численность мышевидных грызунов, а зима 1964-1965 г. оказалась благоприятной для их добывания корсаком. Снежный покров установился в Целиноградской области лишь 26 декабря. Высота его всю зиму была минимальной — 5-7 см. Корсаки были хорошо обеспечены кормами, так как в ловушки на приманку почти не шли.

В целом по Казахстану, в связи с изменениями численности корсака, заготовки его шкурок колеблются в 15-кратном размере.

В пустынях южного типа, по данным о заготовках пушнины и полевым наблюдениям, высокая численность корсака за период с 1950 по 1959 г. в Узбекистане была в 1950 и 1956-1959 гг., в Туркмении за время с 1948 г. по 1962 г. — в 1952, 1956 и в 1962 гг., наиболее низкая численность этого хищника в Узбекистане отмечена в 1955 г., после сильного джута — в 1953-1954 гг., а в Туркмении- в 1948 и 1953 гг.

Смертность  корсаков

Размеры смертности среди корсаков от различных факторов неизвестны. Выше было показано, что часть их гибнет от врагов и болезней. Смертность от этих двух факторов может иногда быть настолько высокой, что приводит к снижению численности описываемых зверьков. Но особенно много их, по-видимому, гибнет от недостатка кормов, вызванного резким снижением численности грызунов или их недоступностью из-за высокого снежного покрова, наста или гололеда.

В суровые зимы, сопровождающиеся джутом, в степях и полупустынях постоянно ловят сильно истощенных зверьков или находят павших от голода. Так, в Казахстане их много погибло от истощения в зиму 1940-1941, 1947-1948, 1949-1950, 1950-1951 и 1953- 1954 гг.

Истощенные зверьки близко подпускают к себе человека и иногда их можно поймать в это время руками. Так, в Северном Прикаспии в многоснежную зиму 1941-1942 г. одного зверька поймали 12 января в трех километрах от г. Гурьева. «Я подошел к нему по следу, — сообщает охотовед Ефимов, — но он не убежал, а лишь, плотно прижавшись к снегу, смотрел на меня. Его удалось взять просто руками». Этот зверек оказался сильно истощенным, а в желудке у него были найдены лишь кости копченой рыбы, которые он подобрал, судя по следам, ночью на окраине города.

В Юго-Восточном Забайкалье высокий снежный покров также губителен для корсака. «Когда один раз на протяжении многих лет, — пишет В. Н. Скалон, — его родные степи покрываются толстым снежным покровом… корсак терпит настоящее бедствие».

По-видимому, недостаток кормов зимой в некоторые годы является важнейшим фактором высокой смертности корсака.

Линька  корсака

Линька у корсака специально не изучалась. Принято считать, что он линяет два раза в год — весной и осенью. Весной зимний волос сменяется полностью, происходит ли полная его замена и осенью, пока точно не установлено. В конце зимы волос теряет блеск и постепенно становится все более тусклым, ость его делается более сухой, обтертой, выгоревшей, концы у ней загибаются. Прежде всего от зимнего меха освобождается и покрывается новым волосом голова и конечности, затем загривок и лопатки, позднее передняя часть хребта и, наконец, огузок и хвост. Следовательно, весной смена волоса происходит от головы к хвосту. Процесс весенней линьки длится довольно долго. В северных пустынях, например, на острове Барса-Кельмес она начинается уже с 15 февраля и продолжается до середины мая. У кормившей самки, добытой 17 мая 1956 г. в Бетпак-Дале, зимняя шерсть уже почти полностью вылиняла и сохранилась лишь немного на боках, огузке и хвосте. Зверьки, добытые в этой же пустыне, в августе имели летний мех, а пойманные в начале ноября оказались хорошо обросшими новым мехом, но он еще был незрелым. Подрастание волоса закончилось лишь к концу ноября, после того, как установились сильные  морозы.

Взрослый самец корсака, исследованный нами 28 апреля 1962 г. в Юго-Восточной Туркмении в Бадхызе, вылинял уже полностью. Взрослые зверьки, наблюдавшиеся в том же месте, в начале мая также перелиняли.

Последовательность подрастания зимнего волоса носит обратный характер, чем при весенней линьке. Сначала он начинает расти на хвосте и огузке, затем на бедрах и спине, далее на загривке и боках и, наконец, на лапах, череве и голове.

Болезни  корсака

Болезни корсака почти совершенно не изучены. Известно лишь, что он болеет бешенством и чумой плотоядных. В 1950 и 1951 гг. эпизоотия чумы плотоядных охватила всю территорию Гурьевской и Западно-Казахстанской областей, западную половину Актюбинской области и прилежащие к ним Астраханскую, Волгоградскую, Саратовскую и Оренбургскую области. На этой огромной территории одновременно наблюдался массовый падеж корсаков, лисиц, волков, енотовидных собак, степных хорьков, а также собак. В июне — августе 1951 г. охотники Бурлинского района Западно-Казахстанской области нашли трех павших от чумы корсаков, 11 лисиц, четырех хорьков и волка. Падеж корсаков от чумы плотоядных отмечен в 1950 г. в Чапаевском районе той же области. Летние падежи корсаков, отмечались в Курчумском районе Восточно-Казахстанской области в конце апреля 1948 г. и в июле — сентябре 1961 г. в Ленинском районе Северо-Казахстанской области, когда отдельные охотники находили до трех павших зверьков.

В 1960-1964 гг. в северной, центральной и юго-восточной частях Казахстана большее распространение получило бешенство. Это заболевание было диагносцировано многими ветеринарно-бактериологическими лабораториями у лисиц, волков, барсуков, однажды у рыси, собак, кошек и скота. Среди всех этих животных, а также корсаков наблюдался падеж. Бешенства среди корсаков установлено не было, но судя по тому, что оно часто наблюдалось у других зверей, должен был болеть и интересующий нас зверь.

Летом 1965 г. бешенство получило большое распространение на западе Казахстана на полуострове Мангышлак, на Устюрте, в Волжско-Уральских песках и в других местах. Часто болели лисицы и корсаки. В последние годы многие краевые и областные исполкомы, например Северного Казахстана, выносили специальные решения по борьбе с бешенством, в которых наряду с другими мероприятиями предусматривалось истребление в течение круглого года лисиц и корсаков. За каждого уничтоженного зверя выплачивали премию.

Во время эпизоотии бешенства и чумы плотоядных численность корсака следует ограничивать, доводя ее до минимума.

Чума грызунов, вызываемая Bakteria pestis, у корсаков не установлена, хотя специально было исследовано несколько сот этих зверьков в районах, эндемичных по чуме. Однако в эксперименте удалось выделить культуру чумы от искусственно зараженного корсака и лисицы. Заражение было проведено подкожно и большими дозами. На корсаке могут быть блохи с грызунов, зараженные чумой, поэтому в районах, эндемичных по этому заболеванию, добыв зверька, не следует заносить его в жилое помещение и снимать с него шкурку до тех пор, пока не уйдут блохи. Во время интенсивной эпизоотии чумы среди грызунов добывание корсака обычно запрещают совершенно, так как опасаются перехода на охотников зараженных блох.

Эктопаразиты  корсака

У молодого корсака, добытого в Советском районе Северо-Казахстанской области 27 июля 1947 г., шея и голова были сильно поражены клещами. На шести зверьках, добытых в конце июля — начале августа в Центральном Казахстане у р. Кулан-Утмес, а также у трех особей, пойманных в мае в Бетпак-Дале, клещи не обнаружены, зато у них было много блох.

На зверьках из Центрального Казахстана найдены следующие виды блох: Pulex irritans, Ctenocephalides canis, Ceratophyllus trisplnus, Ctenophthalmus breviatus. Первые два вида блох — специфические паразиты хищников, а последние — один паразит сусликов, другой — полевок.

Блохи, не специфические для хищников и паразитирующие главным образом на грызунах, а также на корсаке в Забайкалье, относятся к 13 видам и составляют 24,5%.

В Юго-Восточном Забайкалье на одном корсаке в среднем паразитирует блох: в апреле — 3, мае — 35,3, июне — 10,9, июле — 37,0, августе — 32,4, сентябре — 84,8 и в октябре — 188,9 особей.

Очень много блох бывает в норах корсака как в жилых, так и оставленных.

Паразитирование на корсаке большого количества блох позволяет некоторым авторам рассматривать его не только как их постоянного или временного хозяина, но и как возможного распространителя инфекции чумы через этих паразитов.

Эндопаразиты  корсаков

У корсака паразитирует несколько видов гельминтов. Так, Е. Е. Шумакович и В. Ф. Никитин, обследовав в январе в Палласовском районе Волгоградской области трех корсаков, у одного из них нашли 823 экз. Echinococcus granulosus.

В Казахстане в Целиноградской области в тонком отделе кишечника трех корсаков нашли: Taenia sp. — 5 экз., Taenia polyacantha — 74, Mesocestoides lineatus — 167, Toxascaris leonina — 15 и Macra-canthorynchus catulinus — 3 экз.. В этой же области у корсаков, добытых в зимы 1962-1963-1964-1965 гт. найдены:

  • Alaria alata,
  • Alveococcus multilocularis,
  • Toxascaris leonina, Toxacara canis,
  • Trichinella spiralis,
  • Spirocerca arctica.

З. X. Тазиева на юго-востоке Казахстана в Джамбулском районе Алма-Атинской области обнаружила Bictularia affinis. Трихинеллез у корсака известен и на юге Казахстана в Кзыл-Ординской области.

П. Муминов, исследовав в Узбекистане пять корсаков, обнаружил у них:

  • Mesocestoides lineatus,
  • Physaloptera praeputialis,
  • Phys. sibirica,
  • Rictularia affinis,
  • Numidica numidica,
  • Toxascaris leonina,
  • Toxocara canis,
  • Macracanthorhynchus catulinus.

A. M. Петров описал один случай альвеококкоза у корсака в Таджикистане.

Из приведенных выше гельминтов для человека опасны:

  • трихина,
  • эхинококк,
  • альвеококк.

В особо тяжелых случаях заражение этими гельминтами может привести к летальному исходу. Заразиться трихинами непосредственно от корсака человек не может, но если трупы корсаков, брошенных охотниками, съест домашняя свинья или дикий кабан, они станут носителями трихинеллеза.

Корсак, зараженный половозрелой стадией эхинококка, рассеивает со своими экскрементами членики паразита с яйцами. Яйца этого гельминта могут находиться и на анусе зверя или на его шерсти. Яйца или онкосферы, проглоченные человеком, превращаются в его организме в эхинококковые пузыри, вызывающие иногда тяжелые заболевания печени, мозга и других органов.

Альвеококкозом человек может заразиться при добывании корсаков и снятии с них шкур, если случайно проглотит яйца этого гельминта.

Чтобы уберечься от заражения гельминтами, добытых корсаков не следует заносить в жилое помещение, снимать с них шкуры близ продуктов питания и места для еды.

Промысел корсака

В XVIII и XIX столетиях промысел на корсака был развит и в Забайкалье, где в середине прошлого века «из первых рук» корсачьи шкурки продавали по 50-60 коп. серебром за штуку и вывозили в Китай, где они пользовались большим спросом.

В 60-х годах XIX в. в бывш. России скупали 40-50 тыс. шкурок корсака в год.

О размерах добычи корсака в Казахстане и Средней Азии в конце XIX в. можно отчасти судить по привозу его шкурок на Ирбитскую ярмарку, так как на другие они не поступали. На указанную ярмарку поступило:

  • 1881 г.- 5,
  • 1884 г. — 30,
  • 1885 г. — 25,
  • 1886 г. — 15,
  • 1887 г. — 5,
  • 1888 г. — 15,
  • 1889 г. — 4,5,
  • 1890 г. — 6,
  • 1891 г. — 2,
  • 1892 г. — 6,
  • 1893 г. — 6,
  • 1894 г. — 8
  • 1895 г. — 5.

В конце XIX в. корсака в основном промышляли в Арало-Каспийской низменности в количестве «свыше десятка» тысяч. Н. В. Туркин также считал, что в этот период в России ежегодно добывали 10 тыс. шкурок корсака на сумму 25 тыс. руб..

О размерах промысла на корсака в отдельных районах Советского Союза в последние десятилетия можно частично судить по данным, приведенным в таблицах 9 и 10. Однако нужно иметь в виду, что данные таблицы 9 не соответствуют фактической добыче шкурок этого зверька, так как большее их количество скупалось агентами, приезжавшими из Европейской части, и там же учитывались. Например, по сведениям таблицы 9 в районах промысла корсака в 1928-1929 гг. заготовлено только 5310 его шкурок, а фактически их скупили 9113 шт., в том числе 589 шт. дала Сибирь.

В 1923-1924 гг. в СССР заготовлено 135,7 тыс. шкурок этого зверька, в 1925-1926 гг. — 42,9 тыс. шт., в 1927-1928 гг. — 12,2 тыс. шт. Затем в большинстве районов промысел на него ряд лет был запрещен. В 1940 г. вновь заготовили 12 тыс. шт., в 1946 г.-20,4 тыс. шт., в 1951 г. — 21,8 тыс. шт., в 1955 г. — 23,8 тыс. шт. и в 1956 г. — 28,3 тыс. шт..

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...