Охотничье собаководство

 Дата публикации: 07.04.2011

Охотничьих собак используют при добыче пушных и копытных животных, пернатой дичи, крупных хищников, для охраны в промысловых условиях, просто для общения.

Охотничье собаководствоОхотничье собаководство

Наиболее важной в охотничье-промысловом хозяйстве группой пород являются лайки, которых разводят и используют на охоте преимущественно в таежной зоне. Это одна из древнейших групп домашних собак. Лайки, ненецкие оленегонные и северовосточные ездовые собаки относятся к обширной группе северных остроухих собак.

Еще относительно недавно, 70-80 лет назад, почти каждому крупному охотничье-промысловому региону соответствовала своя типичная порода лаек. Более того, почти у каждой северной народности был свой тип охотничьих и ездовых собак. По мере хозяйствениого освоения таежных и тундровых районов, изменения в традиционном укладе, больших подвижках поселения и т. п. незначительные по численности местные отродья лаек смешивались, шел процесс образования новых пород, соответствующих обширным территориям. В послевоенные годы усилилось поступление, особенно в таежную зону, собак других пород, а также беспородных. Свободная вязка собак, примитивные условия содержания и предопределили значительное засорение местных отродий лаек. В настоящее время типы лаек, сложившиеся в промысловых районах, в значительной мере утратили свои исконные породные качества.

В 1947 г. было принято важное решение: на базе имеющегося поголовья собак (охотничьих лаек) создать четыре заводские породы:

  • карело-финскую (карельскую),
  • русско-европейскую,
  • западно-сибирскую,
  • восточно-сибирскую.

Первооснова поголовья карело-финских лаек — это сохранившиеся на северо-западе карельские и олонецкие отродья промысловых охотничьих собак, а также финские лайки. Карело-финская (карельская) лайка — очень подвижная собака сухого или сухого крепкого типа сложения, самая мелкая из охотничьих лаек. Высота кобеля в холке достигает 50 см, нижний предел роста для сук — 38 см. Для собак этой породы характерна рыжая окраска всех оттенков. Поголовье карело-финских лаек сравнительно немногочисленно. Во многом это уже «городская» собака, разводят их в основном в крупных городах. Эти собаки хорошо работают по мелкому пушному зверю и боровой дичи, используют их при охоте на копытных животных и на медведя. Злобные, недоверчивые собаки, но очень привязаны к хозяину. В работе азартны.

В формировании русско-европейской лайки участвовали коми-лайки, марийская, вотяцкая и другие отродья. Эта порода в основном распространена в лесной зоне европейской части  РФ. Собака среднего роста, сухого крепкого типа сложения. Высота кобеля в холке достигает 58 см. Типичная окраска черная с белым или белая с черным. Лайки этой породы очень энергичны и подвижны, рано начинают работать по белке и боровой дичи, используют их при охоте на копытных животных и на медведя.

Западно-сибирская лайка является самой многочисленной из заводских пород. Породу образовали мансийская, хантыйская и другие отродья лаек Западной Сибири. Распространена порода очень широко, от западных до восточных границ нашей страны. Сухого крепкого типа сложения, выше среднего роста: высота кобеля в холке достигает 62 см. Туловище несколько растянуто. Голова удлиненная, в виде острого клина. Типичны все окраски, за исключением кофейного и тигрового; черная и черно-белая (не зонарная) окраска порочна. Работает по многим промысловым животным, особенно по соболю и лосю. Хорошая «зверовая» собака.

Восточно-сибирская лайка — собака крепкого или крепкого сухого типа сложения. Костяк мощный. Рост обычно средний или выше среднего, высота кобеля в холке 55-64 см. Морда грубоватая. Окраска различная, за исключением кофейной, тигровой и мышиной. Поведение уравновешенное. Хорошо работает по крупному зверю (медведю) и соболю.

Успех кровного и продуктивного охотничьего собаководства в России в решающей степени зависит от наличия на местах знающих экспертов и кинологов — энтузиастов этого дела.

В больших городах кинологическую работу ведет актив охотников, объединенных в секции кровного собаководства и вырастивших из своей среды дельных экспертов-кинологов. Но такие секции, к сожалению, организованы далеко не в каждой области или районе.

По мере повышения материального благосостояния населения любительская и промысловая охота с собакой насчитывает все больше приверженцев. Спрос на породных рабочих собак растет. Охотники Сибири, Коми, Урала и других промысловых районов непрерывно просят редакцию журнала помочь им достать хороших собак.

Существующие питомники промысловых лаек в Хабаровском крае, Новосибирской и Кировской областях не в силах удовлетворить громадный спрос на охотничьих собак, индивидуальным охотникам щенков они вообще не продают. Расширение сети питомников, территориальное приближение их к промысловым районам и увеличение числа специалистов-кинологов в питомниках и в областных и районных охотничьих обществах для работы с любителями-собаководами — задача номер один всех государственных и общественных охотничьих организаций. Без привития элементарной культуры содержания собак, организации правильной селекционно-племенной работы с ними в низах все наши усилия по обеспечению охотников и промхозов чистокровными охотничьими собаками будут сведены на нет, так как все доставленные туда породные собаки в условиях беспривязного вольного содержания все равно будут растворяться в массе бегающих безнадзорных дворняжек и других инопородных собак.

Все это говорит об острой необходимости неотложно организовать на местах хотя бы первичный учет, чтобы сохранить уцелевшее племенное поголовье собак и начать затем плановое заводское их разведение. Всю эту огромную работу немыслимо провести без активного участия самих охотников, без грамотных экспертов-кинологов.

Увеличить количество специалистов-собаководов можно двумя путями. Первый путь — стажировка грамотных охотников у специалистов-экспертов на выводках, выставках и полевых испытаниях. Второй, наиболее эффективный путь — курсы. Проведение таких курсов Московским обществом охотников себя оправдало и прочно вошло в практику работы этих организаций. Главное управление по охране природы, заповедникам и охотничьему хозяйству РФ разрабатывает новую структуру и программу таких курсов. Кроме курсов, было бы очень полезно организовать заочную подготовку экспертов и судей, как это делается в других наших учебных заведениях.

Задачи охотничьего собаководства

Для популяризации собаководства и улучшения поголовья охотничьих собак правление Росохотсоюза и общества охотников Российской Федерации ежегодно проводят целый ряд мероприятий. Так, в прошлом году было проведено 336 выставок и выводок, на которых участвовали 17454 собаки. В 642 полевых испытаниях участвовало 4500 собак.

Общее поголовье охотничьих собак в системе Росохотсоюза за 2001 год выросло по сравнению с предыдущим годом на 8 тысяч. К марту этого года на учете в обществах охотников Российской Федерации состояло 58 305 собак различных пород. Из учтенных собак в 17 обществах охотников центральной части РФ находится 70 процентов всего поголовья, а на Московское и Ленинградское общества охотников приходится 12 процентов общего поголовья.

Учтенное поголовье охотничьих собак попородно составляют:

  • борзые — 2782 собаки, в том числе с родословными — 251, дипломировано в поле — 333;
  • лайки- 11308, в том числе с родословными — 3500, дипломировано в поле — 381;
  • гончие — 22783, с родословными — 7060, дипломировано в поле — 795;
  • легавые — 11550, с родословными — 5500, дипломировано в поле — 978;
  • прочих пород — 6873 собаки, с родословными — 2126, дипломировано в поле — 60.

Таким образом, самой многочисленной охотничьей породой являются гончие, а по качественному состоянию в лучшем положении находятся легавые.

Во многих обществах охотников активно работают секции охотничьего собаководства. Секции обществ охотников могут служить примером работы. Эти общества и их секции уделяют серьезное внимание племенному делу и добились хороших показателей. Так, например, в Башкирском обществе охотников из 926 учтенных собак 800 имеют родословные. В Брянском обществе из 442 родословные имеют 429. В Горьковском обществе из 1517 родословные имеют 713. В Калининском обществе охотников на учете состоит 1250 собак, из которых родословные имеются на 983. В Куйбышевском обществе охотников состоит на учете 731 собака, из них 417 с родословными.

Несмотря на некоторые успехи, качественное состояние поголовья охотничьих собак в целом все же находится на низком уровне. Охотников не может удовлетворить такое положение, когда количество собак, имеющих родословные, составляет только 30 процентов от общего поголовья, а количество имеющих дипломы за работу в поле всего 5 процентов. Для коренного улучшения собаководства сделано еще недостаточно и годовой прирост поголовья неизвестного происхождения превышает прирост собак, имеющих родословные документы.

В большинстве обществ охотников вопросам развития собаководства не уделяется нужного внимания, любители-собаководы предоставлены самим себе, им не оказывается достаточной помощи со стороны руководителей обществ охотников. О собаках, как правило, вспоминают только при проведении выставок.

Племенная и полевая работа с охотничьими собаками ведется слабо. Со стороны секции охотничьего собаководства нет надлежащего контроля за оформлением первичной племенной документации.

Не везде еще составляются планы вязок, а во многих случаях они составляются лишь на бумаге. В результате производится много неплановых вязок, которые не оформляются первичными племенными документами, и поголовье неизвестного происхождения растет.

Крайне медленно увеличивается количество собак, дипломированных за полевую работу. Во многих обществах охотников даже не созданы необходимые условия для натаски и нагонки.

Количественный и качественный учет охотничьих собак в целом ряде обществ охотников поставлен слабо. Поступающие в Росохотсоюз сведения о количественном и качественном состоянии собаководства нередко носят формальный, а подчас и противоречивый характер. Даже Московское областное общество охотников, располагающее большим поголовьем дипломированных собак, в течение двух лет не может дать точных данных о количестве собак, дипломированных за полевую работу.

Для устранения имеющихся недостатков в собаководстве руководителям обществ, а также секциям охотничьего собаководства необходимо коренным образом улучшить работу. Нужно смелее и шире привлекать актив охотников к участию в работе секций там, где нет еще секций, их нужно создать.

Руководителям обществ охотников надо самим руководить работой секций, направлять их деятельность и практически помогать активу силами аппарата.

В ближайшее время следует навести порядок как в количественном, так и в качественном учете собак. Необходимо строго следить за оформлением первичной племенной документации на рождающихся щенков с тем, чтобы ни один щенок, родившийся от породных производителей, не оставался без документа о происхождении.

Составлять планы вязок нужно тщательно с учетом всех особенностей производителей, согласовывая планы с владельцами собак.

При проведении обмена старых родословных документов на свидетельства единой формы секции должны тщательно выверить правильность записей и внести необходимые исправления.

Особое внимание в работе секций собаководства должно быть обращено на организацию полевой работы. Следует шире развернуть работу по натаске, нагонке собак, проведению полевых испытаний, организации учебно-тренировочных пунктов в каждом районе.

Одним из важных условий дальнейшего развития охотничьего собаководства является обеспеченность его кадрами экспертов и судей.

В настоящее время в РФ имеется 601 специалист по экспертизе и судейству. В среднем на каждого эксперта-судью приходится 97 собак. Это, конечно, большая нагрузка. Можно ли без ущерба для дела возложить на одного человека испытания и даже экспертизу на выставке такого количества животных?

Только 14 процентов областей можно отнести к группе достаточно обеспеченных кадрами. Но в то же время более чем в четвертой части охотничьих центров на одного эксперта-судью приходится от 201 до 437 собак. К ним относятся даже такие крупные, как Костромская (246 собак), Ростовская (275), Вологодская (281), Псковская (360), Читинская (393), Пензенская (422), Новгородская (437) области, Краснодарский (312) и Ставропольский края (350 собак).

А как обеспечены специалистами по экспертизе и судейству отдельные породы?

В Архангельской области нет ни одного эксперта и судьи по легавым. Еще одно немаловажное обстоятельство. Нельзя забывать о возрастном составе имеющихся кадров. Ведь 30 процентов экспертов-судей имеют возраст от 50 до 60 лет и 25 процентов — свыше 60 лет.

Очевидно, сказанного достаточно, чтобы сделать вывод: экспертов и судей у нас очень мало.

Не менее важен вопрос о составе кадров по их квалификации. В целом по РФ мы имеем:

  • экспертов-судей второй категории — 382, или 63,5 процента;
  • первой категории- 141, или 23,5 процента;
  • всероссийской категории — 62, или 10,3 процента;
  • экспертов-судей всесоюзной категории — 16, или 2,7 процента.

В каждой категории эксперты-судьи распределяются по стажу следующим образом:

  • до 3 лет — второй категории 47 процентов, первой категории 37 процентов, всероссийской категории 14 процентов;
  • от 4 до 5 лет (соответственно) — 26, 25 и 29 процентов;
  • от 6 до 10 лет — 20, 28 и 29 процентов;
  • свыше 10 лет — 7, 10 и 28 процентов.

В каждой категории имеется немало экспертов и судей со стажем более пяти лет. Следовательно, значительная часть их при соответствующих условиях могла бы повысить свою квалификацию.

Особо следует остановиться на экспертах-судьях всесоюзной категории. Их всего 16 человек и имеются они только в пяти областях. Причем, как ни странно, среди этих пяти областей отсутствует Ленинградская область — этот большой охотничий центр, занимающий по охотничьему собаководству первое место после Москвы.

Большое значение имеет общеобразовательная подготовка любого специалиста. По неполным данным, 29 процентов экспертов и судей, работающих в области охотничьего собаководства, не имеет среднего образования. Уместно спросить: могут ли эти товарищи обеспечить требуемое качество работы?

Мы проверили большое количество отчетов экспертов и судей всех категорий о проведенных ими мероприятиях в районах и республике. Многие отчеты отвечают всем требованиям, предъявляемым к ним. Но не мало и таких, которые требуют поправок и серьезной критики. Подавляющая часть неудовлетворительных отчетов является следствием недостаточной квалификации экспертов и судей. Есть, к сожалению, и такие, которые составлены рукой безответственных лиц.

На выставке в одной из крупных областей эксперт описывал собак таким образом. Конечности лап нормальные. Задние ноги имеют размет. Конечности костлявые. На черепной коробке прогиб. На нижней стороне щек подвески, но имела на выставке 8 щенят по окрасу типичных. А вот полный текст описания фокстерьера Лекки: Имеется родословная, происходит от Фитиля — Кнопки. Участница Всероссийской выставки, имеет 2 полевых диплома и 2 серебряных медали. Оценка хорошо.

В один из районов Московской области в 2000 году для экспертизы собак зверовых пород был командирован эксперт первой категории.

Бонитировки собак он не произвел Никакого анализа представленного поголовья в отчете не сделал, ни одной рекомендации обществу не дал. Свой отчет он начал так: Мною отсужены русские и пегие гончие, лайки и фоксы. Перехожу к описанию собак.

Каково же это описание? Из 37 собак по отчету оказались: 7 неизвестных владельцев, 8 без указания происхождения, 31 собака неизвестного возраста; каждая порода помещена в отчете общей группой, без подразделения по возрастам и полу. Попробуйте разобраться, что собой представляли ринги, каковы последовательность расстановки и оценки собак.

Полной противоположностью оказался отчет другого эксперта, который работал на ринге легавых той же выставки. Сколько любви к собаке, знаний и желания помочь собаководам района вложил этот эксперт в свой отчет! Замечательный анализ состояния поголовья, подробное и квалифицированное описание каждой собаки, много советов по племенной работе и использованию тех или иных производителей — вот что характеризует этот отчет. Таких экспертов, к счастью, у нас не мало. О них надо говорить и писать.

Что касается судейства на испытаниях, то следует отметить, что средний уровень отчетов по ним выше, чем отчетов по выставкам. Тем не менее значительная часть и этих отчетов страдает рядом общих недостатков.

Охотничье собаководствоОхотничье собаководство

Известно, например, что на чутье легавых и лаек и на мастерство гончих резко влияют условия погоды и окружающей обстановки. Однако многие судьи очень неполно характеризуют эти условия в своих отчетах. Отсюда напрашивается мысль, что, возможно, они не в полной мере учитывают их при оценке собак.

Большинство отчетов страдает краткостью описания работы собак.

В части обоснования произведенных оценок на последнее место следует поставить отчеты по испытаниям легавых. Вот пример из отчета очень квалифицированного и объективного московского судьи:

  1. С хода твердо стал в высокой траве, снизив голову. Посланный, провел три шага и в одном шаге снялся от собаки перепел.
  2. Заведен на перемещенного перепела, не мог взять его на чутье. Этот перепел был сработан тут же другой собакой.
  3. Заведен на перемещенного дупеля, спорол его против ветра.
  4. Снова спорол перемещенного дупеля в упор против ветра.

Так работала немецкая жесткошерстная легавая, чутье которой судья оценил: дальность 5 (из 10), верность 4 (из 10), верх 3 (из 5). Общий балл за чутье 12.

Спрашивается, в чем заключалась неверная работа собаки? Очевидно, судья или упустил отрицательные моменты в работе кобеля или использовал элемент верности для снижения общей оценки, чтобы не допустить дипломирования собаки с таким коротким чутьем.

Сказанного выше достаточно, чтобы определить стоящие перед нами задачи в области работы с кадрами экспертов и судей. Первоочередными являются три следующие задачи: необходимо увеличить количество экспертов и судей; требуется повысить их квалификационный состав, улучшить практическую деятельность экспертов и судей.

В ближайшие 2-3 года судейский состав нужно увеличить не менее чем в полтора раза, чтобы на каждого эксперта-судью в среднем приходилось не более 60 собак. Необходимо иметь специалистов по каждой породе.

Смелое выдвижение молодых и грамотных собаководов, широкое использование их в качестве стажеров, лекции и семинары, проводимые как своими силами, так и в кооперации с соседними областями, шефство ведущих охотничьих центров над отстающими — вот пути успешного решения этой задачи.

Для повышения квалификационного состава имеющихся кадров нужно, по нашему мнению, привести в соответствие звания экспертов и судей к их знаниям. Нам известны многие квалифицированные и с большим стажем работы товарищи, которые уже давно заслуживают повышения категории.

Как и при решении первой задачи, на местах должны быть организованы соответствующие занятия. Эксперты и судьи более высокой квалификации могут оказать большую помощь своим коллегам.

На выводках и выставках, на полевых испытаниях и состязаниях необходимо шире использовать молодые кадры. Не секрет, что при организации любого мероприятия основная нагрузка ложится на маститых экспертов и судей, а лица с низкими категориями нередко остаются не у дел, хотя они могли бы справиться с такой же работой не хуже.

Необходимо вместе с тем предъявлять большие требования к лицам, переводимым в повышенную категорию. Сейчас, кроме ходатайства соответствующей организации и отзыва того или иного эксперта или судьи, ничего другого для этого не требуется. Это неправильно. Надо, чтобы такие лица вместе со всеми документами представляли один или несколько лично ими составленных отчетов по экспертизе на выставках или судейству на испытаниях.

И, наконец, о практической деятельности наших кадров. Нам представляется, чю на местах нужно организовать советы экспертов и судей, возложив на них организацию лекций, консультаций, семинаров для повышения теоретической и практической квалификации кадров, рецензирование отчетов экспертов и судей и обсуждение этих рецензий, контроль за соблюдением экспертами и судьями соответствующих правил и положений.

Там, где специалистов от 5 до 20 человек, совет можно организовать, например, из трех человек, при большем количестве экспертов и судей состав совета может быть увеличен, чтобы распределить между ними работу, по породам. Разумеется, это не осуществимо в тех организациях, где экспертов и судей менее пяти. В таких случаях эти функции могут быть возложены на одного из экспертов-судей.

Конечно, в подготовке и повышении квалификации кадров экспертов и судей многое может и должен сделать Росохотсоюз.

Цель охотничьего промысла?- добывание дичи. Охота же — та самая, что пуще неволи — существует не только как средство удовлетворения материальных, но главным образом как средство удовлетворения морально-эстетических потребностей, так же как любой вид спорта. Охота, которая не только бескорыстна, но, как правило, даже материально убыточна. И не надо у заядлого охотника спрашивать, во сколько ему обходится бекас или заяц-белячок! Ведь охота — это страстное любительство человека, нуждающегося в животворном общении с природой.

Любитель стрельбы, хотя бы и из двустволки, может быть и спортсмен, но еще не всегда охотник в настоящем понимании этого дорогого для нас слова. Человек, ездящий только на отстрелы по готовенькому, то ли прямо на номер в медвежьей, волчьей или лосиной облаве, то ли в заранее сделанный удобный шалаш с готовой подсадной уткой, с профилями или на току — такой человек с ружьем еще не охотник. Настоящий охотник все норовит сделать сам: и волков обложить, и утку выходить, и ток найти, и шалаш поставить, и пострелять из-под выращенной и выхоженной им самим собаки.

Красота работы собаки настоящего охотника радует никак не меньше меткого выстрела. Круглогодовая возня с собакой, древнейшим другом человека, с существом, связывающим человека с миром животных, — это и есть один из видов настоящего любительства, настоящей охоты.

Что это так — знает каждый охотник. Однако охотничьему собаководству понаставлена груда преград. Тут и коммунальные ограничения выгула и содержания собак, особенно в больших городах, где порой необходимо униженно просить разрешения вздорной соседки, чтобы та позволила держать в доме вашего четвероногого друга. Тут и запреты провоза собак на общих средствах транспорта во многих городах начиная с Москвы. Тут и санитарно-ветеринарные правила с ежегодными профилактическими прививками, влияние которых на способность воспроизводства собак научно не проверено, но подозрительно, судя по ежегодно увеличивающемуся прохолостанию сук. Тут и требования краткосрочных ветеринарных форм для провоза собак железнодорожным, водным и воздушным транспортом.

У нас охотничью собаку, к сожалению, едва терпят. А вот наши друзья -Чехи и Словаки собаку свободно провозят и в трамвае, и в автобусе, гуляют с ней в парках и скверах, держат в номере гостиницы.

Иные наши охотничьи организации упорно делают все, чтобы создать для собаководства поистине собачьи условия, чтобы уничтожить человеческое отношение к породной собаке — плоду долгой людской работы и заботы.

В Курской области владельцы норных собак удивляются, почему нельзя с фокстерьером выйти за лисой или енотом, когда добыча этих зверей еще разрешена, но заячьи сроки для гончих уже истекли.

В Северной Осетии на радость гончатникам взяли да и запретили повсеместно охоту на зайца на пять лет. Значит, с гончей и за лисой ходу нет: вдруг зайца поймает? И простой здравый смысл и наука говорят, что такой длительный запуск на зайца не нужен.

За деятелями Северной Осетии торопятся работники Кемеровской и Томской областей. Тут охота на зайца, как на пушного зверя, открывается 1 ноября, когда по заглубелым снегам в большие морозы с гончей не поохотишься. Вывод ясен: переводи гончих!

На слишком поздние сроки открытия охоты, лишающие смысла содержание гончих, жалуются и из других районов Сибири и Урала.

Из Тюмени, Кемерова, Красноярска, Хабаровска, Кургана и Вильнюса сообщают вдобавок, что очень позднее разрешение охоты на птицу приводит к резкому угасанию интереснейшей охоты с легавыми собаками.

К сожалению, на съезде обществ охотников РФ, где делегаты говорили о многих хороших сторонах деятельности обществ охотников, об охотничьем собаководстве, об интересах охотников-собаководов не было сказано ни слова.

Мне хочется поставить вопрос: не думают ли некоторые руководители обществ охотников и органов управления охотничьим хозяйством, что любовь к собакам и полеванию с ними должна быть изжита?

Пора всерьез подумать о том, что только охота с собакой позволит избежать потери убитой и подраненной дичи, а также о широкой увлекательной охоте с собаками.

А поэтому не пора ли пересмотреть и правила, которые ограничивают охоту с собакой?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...