Охота в Африке

 Дата публикации: 10.04.2010

Кустарниковая саванна Африки очень однообразна. Кусты здесь всего нескольких видов, они перемежаются небольшими или большими участками, поросшими травой. В саванне, напоминающей парк, растут небольшие группы одних и тех же деревьев и, как правило, на горизонте никогда не увидишь возвышенности и тем более гор, которые могли бы служить ориентиром. Здесь следы и тропинки животных напоминают сеть с неодинаковыми ячейками. А солнце? Оно тоже ненадежный помощник. Бесполезен в таких местах и компас. Идти по компасу и следу одновременно невозможно.

Охота в АфрикеОхота в Африке

Местный житель, вынужденный постоянно ходить по безлюдной пустынной местности в поисках пищи, наделен таким даром, которого мы, европейцы или африканцы, живущие в других местах, лишены, — это особое чутье ориентации даже в совершенно незнакомой местности. Житель пустыни без труда определяет нужное направление, он найдет дорогу к лагерю, воде, и в этом отношении у него бесспорное преимущество. Вы со страхом наблюдаете за его уверенностью и знанием местности, в которой без него просто пропали бы, добровольно подчиняясь его инстинкту. После длительного пребывания в пустыне, трудностей и испытаний европеец овладевает навыками «поиска дороги», но в сравнении с талантом ориентации местных жителей его опыт все же ненадежен.

Помимо жителя пустыни инстинктом ориентации обладают и его домашние животные, главным образом непарнокопытные. Наша лошадь служит тому подтверждением. Она хорошо запоминает местность, а в пустыне ее память просто поразительна. У нее удивительная способность чувствовать нужное направление, точно находить дорогу домой или туда, где мы уже были. И все это в совершенно незнакомом для животных месте. Они найдут дорогу в лагерь откуда угодно, даже если провели где-то всего одну ночь.

В Восточной Африке до появления автомобилей для езды и перевозки грузов широко использовали лошаков. Часто приблудный лошак не возвращался. Как правило, такое бегство объяснялось присутствием в пустыне его «родственников» или зебр, к которым он прибивался. Его принимали в стадо, но в новом обществе он выдерживал недолго, обычно до первого нападения львов. Тут он не мог сравниться с зебрами в прыжках и скорости и поэтому становился легкой добычей хищников.

На обширных пространствах Судана и, главное, в Восточной Африке можно встретить животных и не выслеживая их. Обычно руководствуются интуицией и идут в том направлении, в котором рассчитывают найти нужное животное. Мы его видим уже издалека и осторожно к нему приближаемся, иногда приходится стрелять с большого расстояния, но при этом быть предельно внимательным и соблюдать осторожность.

Охота в АфрикеОхота в Африке

Выслеживание животных в Африке

В необозримой кустарниковой саванне выслеживание животных, как правило, было самой интересной частью охоты в Африке, полной напряжения, ожидания, догадок, расчетов. Это был экзамен на знание животных, их привычек и умение читать следы.

Антилопы в районах Белого и Верхнего Нила ходят на водопой поздно ночью или рано утром в заросшую камышом прибрежную полосу реки и мелкие русла рек, где нет крокодилов. После водопоя животные задерживаются вблизи воды и съедают немного сухой, жесткой травы. Затем они уходят дальше, на пастбище, в полдень отдыхают и спят где-нибудь в тени. Поэтому мы выходили на охоту ранним утром, еще на рассвете, отыскивали тропки животных и самих животных, если они оказывались на водопое. Ни с чем не сравнимое удовольствие идти или ехать ясным холодным утром, когда перед восходом солнца пропитавшаяся росой сухая растительность наполняла воздух запахами, когда пробуждались птицы и на деревьях звучали голоса горлиц и голубей, черноклювых и красноклювых птиц-носорогов, в камышах куковала большая сенегальская кукушка, а в зарослях приятным голосом напевал пурпурный сорокопут с карминным брюшком и в черном бархатном фраке. Над камышами и рекой кружились пары орлов, радостным приятным криком они как бы приветствовали пробудившийся день. Мы шли осторожно, без разговоров по следам выбранного животного. Где-то вспугнули стадо павианов. Их самцы размерами и серой длинной шерстью напоминают медвежат. Они рассматривали нас до тех пор, пока кто-то из них не влез на высокое дерево и не залаял. Эти встречи с павианами на охоте я не любил. Они появляются целыми стадами, лаем и общим бегством сообщают животным об опасности, увлекая их всех за собой. Как нарочно, иногда такое бегущее стадо очень долго оставалось перед нами, предупреждая других животных о нашем присутствии, так что часто приходилось менять направление. Еще одними паникерами бывали многочисленные страусы со своим безрассудно быстрым бегом, жирафы и зебры. Их мы не отлавливали. Только в Восточной Африке мы иногда использовали этих животных в качестве приманки для львов.

Главное — выбор надежных следопытов. Искусством выслеживания можно овладеть только с помощью книги Природы. На мягкой земле находить следы копыт и ступней, определять по ним и помету крупных и мелких животных довольно легко. Сложнее всего выслеживать на сухой, твердой и каменистой почве или в глубоком песке, а еще труднее найти в такой местности старые следы. Тут прежде всего необходим опыт. Об этом можно написать целый труд. Надо учитывать погоду, ветер, туман, дождь, движение насекомых, глубину оставленного следа, характер и скорость движения животного — шаг, рысь, галоп, как ставят ногу отдельные виды животных, обращать внимание на растения вокруг следа, разбросанную пережеванную пищу, листья ли это, трава или веточки, на многочисленные неприметные на первый взгляд, но важные признаки. Следует всегда помнить о направлении ветра. На открытой местности, когда мы приближаемся к животному на большом расстоянии и оно нас видит, это не так существенно, как в кустарнике. Порой ветер столь незначителен, что его почти нельзя ощутить. Тогда мы брали в горсть сухую землю и, высыпав ее, следили за направлением. Или носили с собой небольшой мешочек из тонкого полотна с сухой землей. Встряхнув его, по направлению движения пыли определяли, с какой стороны идет даже самая слабая волна воздуха. У животных, особенно копытных, очень развиты некоторые органы чувств. Мои наблюдения позволяют мне утверждать, что это прежде всего слух и уже потом зрение и тонкое обоняние. Сама форма ушей животного и расширенные ноздри многое могут нам сказать.

Мы всегда приближались к животному, соблюдая все правила осторожности, необходимые в африканской пустыне. Следы подтверждают, что животное близко, но наше движение и в этой полной тишине должно быть неслышным. Необходимо тщательно выбирать место без сухих листьев, на которое охотник ставит ногу, обходить любую колючую веточку и осторожно вернуться в первоначальное положение, продвигать ружье дециметр за дециметром, для отдыха останавливаться только на чистом месте, садиться и вставать медленно, объясняться шепотом или жестами. И именно на привалах, в полной тишине, мы понимаем, как ошибались, когда полагали, что двигались бесшумно. Животные всегда остерегаются подозрительных звуков. Когда они пасутся ранним утром, то поднимают голову, услышав что-то незнакомое, а отдыхая в тени, вскакивают, навострив уши. Глаз ищет причину звука, но он не такой острый, как слух. Животному приходится долго рассматривать предмет, особенно когда он совершенно неподвижен, чтобы отличить друга от недруга. Но достаточно незначительного движения корпусом, как вожак, обычно это самка, издает предостерегающий писк и все молниеносно обращаются в бегство. Если стадо случайно потревожили или вспугнули, оно отбегает сначала галопом, потом рысью, затем переходит на шаг и через несколько сот метров останавливается, осматривая окрестности, постепенно успокаиваясь. Оно снова начинает пастись или ложится отдыхать. Новички делают большую ошибку, когда сразу бросаются преследовать стадо. Как правило, настичь его не удается. Лучше всего остаться на месте и подождать, пока стадо успокоится.

Приближение к животному затрудняют постоянно сопровождающие его птицы:

  • цапли,
  • галки,
  • небольшие вороны,
  • щурки,
  • красноклювые буйволовые птицы.

Они находят себе пищу на теле животного или вблизи него: множество насекомых, мух и особенно клещей. Все животные очень страдают от клещей, но сами избавиться от них не могут. Массу клещей я обнаруживал на головах убитых животных в Восточной Африке. За ушами, в паху, вокруг глаз висели целые гроздья. Вспоминаю двух одновременно застреленных львов, в буквальном смысле слова покрытых клещами. Даже сняв с них шкуру, нам с большим трудом удалось их устранить, настолько вся она была ими усеяна. У многих животных на теле бывают поверхностные раны, полученные в схватках друг с другом или от растений, сквозь которые они продираются. Если животное может зализывать рану, она заживает хорошо, в противном случае раны гноятся, мухи откладывают в них яйца, и вскоре раны оказываются полными червей. Бедные животные страдают от боли, которую усиливают кружащиеся над ними птицы, главным образом, красноклювые буйволовые птицы. Они выклевывают из раны червей вместе с воспаленным мясом, снова и снова бередят рану, которая не успевает заживать. Такое животное беспокойно; стараясь отогнать птиц, оно становится раздражительным, не переставая осматривает окрестности, и к нему нелегко приблизиться.

На открытом пространстве к животному можно подойти на расстояние выстрела, это относится и к осторожным и недоверчивым бубалам, и к гну и зебрам, если идти к ним не по прямой, а в обход, когда мы незаметно стараемся сократить расстояние. Не имеет значения, как долго животное за нами наблюдает. Здесь надо двигаться очень медленно, мелкими шажками, не делая лишних движений корпусом, поскольку в лучшем случае животное тут же бросится прочь. В нужный момент следует поднять ружье для выстрела, но делать это медленно, сантиметр за сантиметром.

У каждого вида животного свой естественный запах. Самый резкий у водяного козла, затем у слонов и буйволов. Эти запахи выдают присутствие животных только в кустарнике. На открытом пространстве редко можно приблизиться к животному на такое расстояние, чтобы ощутить его запах. У самого же животного обоняние очень острое: с большого расстояния оно различает запахи других и знает, кого из них ему следует остерегаться. Действие человеческого запаха на слизистую носа животного вызывает панику и бегство.

Выслеживание, если мы в нем и разбираемся, без помощи местных жителей затруднительно. Такая работа в течение длительного времени под палящим солнцем — дело очень тяжелое, поэтому и опытный охотник становится невнимательным, идет слишком быстро, забывает об осторожности и легко может выдать свое присутствие. В этом случае всегда следует хорошо отдохнуть и подольше посмотреть на другие предметы, чтобы успокоить глаза и нервы. Лучше всего иметь двух местных следопытов: больше глаз больше увидят. Этими следопытами руководить должен сам охотник. Хороший следопыт медленно и тщательно осматривает след и тем самым лучше сохраняет его. Плохой же просто бежит по следу, остальные участники тоже не соблюдают осторожности, и след в результате пропадает. Если такое случалось, мы тут же останавливались, никто не имел права двинуться с места, и я с одним шикари начинал искать след по кругу. Часто мы его не обнаруживали. Я оставался у последнего указателя, другие участники охоты расходились по разным направлениям, и когда кто-нибудь находил след, то задерживался около него и подавал знак щелчком пальцев. Затем движение продолжалось. Интересно было наблюдать за поведением следопытов. Шли ли они по следу по причине голода или как страстные прирожденные охотники и воины, как только животное оказывалось близко, их охватывало волнение, которое можно сравнить с беспокойством охотничьих собак, обнаруживших дичь. Глаза следопытов приобретали особое выражение, в них появлялся блеск, они между собой поспешно перебрасывались несколькими едва слышными словами».

Не только потому, что он безошибочно определял старые следы, но и потому, что он помнил, какому носорогу или слону принадлежали следы. Он знал следы всех крупных животных, обитающих в Кении. Его правила могли бы быть полезными для всех охотников в любой части земного шара. Он говорил: «Никогда не выслеживайте раненого зверя в одиночку. По ходу выслеживания делайте пометки на дороге. Смотрите не только на следы, не забывайте каждую минуту посмотреть вперед, назад, оглядеться вокруг. Оружие всегда должно быть наготове. Ведите себя тихо и осторожно. Будьте терпеливы и не спешите. Научитесь читать все знаки: сломанную травинку, перевернутый камень, клок шерсти, сгустки крови раненого животного и сотни других признаков. Постарайтесь определить серьезность ранения. Важен цвет крови раненого животного. Светлая, пенящаяся кровь — из пробитого легкого. Темные сгустки крови — из раненой печени. Ярко-красная — из мышц. Смешанная с содержимым желудка — это рана в брюшную полость. Часто в месте попадания можно увидеть обломки кости, куски кожи и шкуры. По поведению животного сразу после выстрела удается определить, куда попала пуля. Оно падает как подкошенное, не двигается, но через минуту резкими движениями будет пытаться подняться — это рана в область позвоночника. Скорее стреляйте еще раз. Животное встает на дыбы и быстро отбегает-выстрел был правильным. Если животное горбится и медленно уходит, торопитесь сделать следующий выстрел, значит, вы стреляли неудачно, возможно в живот. Раненое животное сразу не преследуйте, подождите, спрячьтесь, оно не уйдет далеко, а если рана тяжелая, животное заболеет или спокойно умрет. Смотрите на горизонт, грифы вам укажут место, где находится тяжело раненный или уже погибший зверь. Не забудьте взять с собой свой охотничий нож, мачете, спички, немного воды и пищи, хороший ремешок. Проверьте, достаточно ли у вас пуль. И, господин, возьмите с собой двухтрех смелых следопытов, которые не бросят вас в опасности».

Охота в АфрикеОхота в Африке

Как в Африке ловят животных

Прежде всего для отлова животных нужно выбрать подходящую местность и найти удобное место для лагеря. Он должен находиться рядом с дорогой, но и не слишком близко к ней. Лагерь следует расположить у источника, не пересыхающего в течение всего года, приблизительно в центре района отлова животных. Его не надо ставить вблизи африканских селений, но и далеко от них также нельзя, потому что селения — источник рабочей силы и помощников в проведении охоты. Как только место выбрано, необходимо получить разрешение на строительство лагеря и в ближайшем городе купить топоры, мотыги, мачете, молотки, клещи, пилы, гвозди и болты.

Отлов животных производится рано утром или поздно вечером. С 11 до 15 часов — страшная жара, температура на солнце достигает 50-65° С. Животные стоят и лежат в слабой тени акаций. В буше все мертво. Охотиться практически нельзя: животные большей частью не выдерживают невыносимой духоты в транспортных ящиках и нередко погибают от шока. Утром с восходом солнца температура на открытых пространствах — от 14 до 22°, дует свежий ветерок. После 16 часов температура падает, а с заходом солнца она уже не выше 35°. При наличии вертолета можно производить отлов, используя обездвиживающие инъекционные пули. Время, которое занимает отлов животных, различно, оно зависит от скорости бегущих животных и характера местности.

Крупных и опасных животных, таких, как слоны, носороги и буйволы, отлавливали с помощью тяжелых вездеходов типа «форд» и «хамбер» весом до четырех тонн, остальных — с помощью легких, специально оборудованных машин «тойота», «лендровер», «виллис» или «форд». У машин, используемых для отлова слонов и носорогов, капот, радиатор и весь кузов должны быть укреплены траверзами и обтянуты резиной из старых покрышек. Сразу за кабиной или рядом с водителем на уровне его пояса находится зажимное приспособление для лассо. Это может быть широкий кожаный пояс или слегка накачанная камера средних размеров, колесо, в которое пролезает охотник.

Помощники, как правило, стоят в кузове машины и держатся за несущую балку. Животных ловят лассо, которое толстыми веревками привязано к шести-восьмиметровому бамбуковому шесту. Лассо мягкое, хлопковое, толщина его зависит от того, какое животное будет отлавливаться. Силоновые тросы прочнее, но жесткие и «жгут» руки охотника, они могут поранить и животное. Диаметр петли лассо обычно 80 сантиметров.

Лучше всего вести отлов двумя машинами, и не только потому, что в буше часто случаются поломки и аварии. Экипажи обеих автомашин, когда они отделяют выбранное животное от стада и непосредственно в ходе самого отлова, действуют совместно. Грузовой вездеход везет ящики. Экипаж легких «джипов» состоит из водителя, помощника с лассо и еще одного участника, на тяжелых «джипах» пять-шесть помощников.

При отлове слонов два тяжелых «джипа» прежде всего отделяют мать с детенышем от стада. Машина, с которой удастся набросить лассо на детеныша, замедляет ход, а вторая продолжает преследовать слониху, пока не отгонит ее на 200-300 метров от пойманного слоненка. Тем временем экипаж первой автомашины связывает его веревками. Как только возвращается второй «джип», все вместе начинают грузить его в кузов автомашины, который выложен мешками, набитыми травой, и кратчайшим путем отвозят к грузовой машине. Если отлов производится без грузовой автомашины и ящиков, слоненка сразу доставляют в лагерь. Не все участники отлова занимаются погрузкой слоненка; у одного «джипа» работает мотор, он стоит по другую сторону связанного животного, а двое помощников с крыши автомашины внимательно следят, не вернется ли слониха на помощь сопротивляющемуся и продолжающему кричать детенышу. Так же отлавливают и буйволов. При отлове носорогов самку не надо отделять от стада, потому что она с потомством ходит отдельно. Как только дозорные увидят самку с детенышем, они тут же дают водителю команду к преследованию. Мать спешно бросается по извилистым тропам в чащу буша, и малыш следует за ней. Едва детеныш оказывается в лассо, другой «джип» оттесняет мать, так же как и при отлове слонов, и спешно возвращается, потому что часто один экипаж не может справиться с детенышем. Малыша, который весит более 500 килограммов, погрузить не очень просто. И в этом случае мотор одной из машин продолжает работать, а два-три помощника следят за матерью, которая почти всегда возвращается на помощь своему малышу. Маленьких носорогов отправляют в лагерь не в транспортных ящиках, а в кузове автомашины. Он должен быть хорошо укреплен и тщательно выложен мешками. Два-три помощника крепко держат голову носорога и следят, чтобы он не ударился и не сломал себе рог. Над носорогом делают специальный навес из брезента или веток, чтобы после тяжелой погони животное не оказалось на безжалостном солнце. Отлов зебр, антилоп и жирафов проводится на легких, с хорошей скоростью машинах.

Обездвиживание животных в Африке

Примерно с 1950 года при отлове диких животных начали применять новый метод — иммобилизацию (обездвиживание) с помощью лекарственных препаратов. Вначале такой препарат вводился животному специальными пулями из духовых ружей или малокалиберных винтовок, но у этого метода было много недостатков. Существенным прогрессом явились инъекционные пули, созданные в США и некоторых странах Западной Европы. Ими стреляли с помощью сжатого углекислого газа из ружья, пистолета или самострела. Самым большим достижением при иммобилизации живущих на воле животных явились препараты, основанные на опиумных дериватах. Преимущество их в том, что действие препаратов можно снять и почти сразу же вернуть животное в нормальное состояние.

В густых тропических лесах, на каменистых равнинах, в горах или болотах приходится выбирать и другие способы отлова. На каменистых равнинах Намибии мы применяли материалы из пластмассы. В конце вытянутой долины мы натянули тонкое, два с половиной метра шириной полотнище и привязали его к проволоке (одна лежала прямо на земле, другая находилась на высоте 2,20 метра над землей), укрепленной на деревьях или шестах, вбитых в землю. У передней части загона были опускающиеся полотнища, тщательно укрытые в кустах и массе веток. С помощью вертолета в этот загон мы направляли целое стадо животных. Как только они вбегали внутрь, спрятавшиеся помощники задергивали свернутые полотнища, как шторы на широком окне, и загон оказывался закрытым. Внутри загона стадо разбивалось на небольшие группы, отбирались лучшие животные, которые по узкому коридору загонялись в приготовленную машину. Остальных выпускали на свободу. Несколько раз такой метод позволил нам стать обладателями 30 и более прекрасных животных одновременно.

В густых бушах на левом берегу реки Тана в круговой спиралеобразный загон диаметром 25-40 метров мы поймали изумительной красоты водяных козлов, малых куду и геренуков. Загон был сделан из проволочного плетения, стены внутри выложены тонкими веточками. К закрывающемуся входу шириной четыре-пять метров были подведены два загонных крыла, которые свободно открывались и образовывали двухкилометровый клин шириной несколько сот метров. Эти крылья были сделаны из веревочек сизаля, к которым привязаны тысячи «ленточек» из пластика; такая натянутая веревочка с развевающимися лентами должна была выполнять функцию «охотничьих завлекателей». Медленно едущие машины и загонщики постепенно зажимали выбранное стадо между «крыльями» с лентами, а потом постепенно вгоняли его в загон. Четырехметровая щель была закрыта воротами из шестов. Иногда в загон удавалось загнать одновременно нескольких животных. Отобранные экземпляры обездвиживались усыпляющими пулями. Лишние животные выпускались в буш.

В колючих бушах или на болотах мы часто пользовались двойными сетями длиной несколько сот метров, зигзагообразно висящими между деревьями. Ячейки передней сети -30×30 сантиметров, задней — 10х10. Иногда пойманное животное так запутывалось в сети, что ее приходилось разрезать. И в этом случае мы применяли препараты для обездвиживания. Только когда животное успокаивалось, помощники высвобождали его из сети и в легкой корзине, прикрепленной к шестам, несли к машине.

Охота в АфрикеОхота в Африке

Браконьеры народа туркана в Африке

Двое мужчин отправляются на охоту с дюжиной собак, обученных лаем гнать антилоп и других животных, которые после непродолжительного быстрого бега оказывают собакам сопротивление и вступают с ними в бой. Пока антилопы отбиваются от нападающих собак, браконьеры пронзают животных копьями. К крупным животным — жирафам, слонам, носорогам и буйволам — браконьеры подкрадываются и поражают их копьями с близкого расстояния.

Браконьеры расставляют на звериных тропах ловушки и самоловы. Кожаные петли подвешиваются на круговой раме диаметром около 30 сантиметров, она напоминает колесо со спицами. Концы спиц, сходящихся в центре, острые. Замысловатое устройство ставят в небольшую яму глубиной 15 сантиметров, тщательно закрывают его травой и присыпают слоем земли. Свободный конец петли прикреплен к бревну длиной более метра. Ничего не подозревающая жертва выходит на звериную тропу, наступает на круг и проваливается ногой в яму. Она пытается бежать, но круг уже крепко схватил ногу острыми спицами. Животное тянет за собой и бревно, при этом петля постепенно затягивается. Оно могло бы отбросить ловушку, но петля затянута слишком крепко. Когда обессиленное животное падает, браконьер закалывает жертву копьем или тащит в селение и там приканчивает.

Подобный тип ловушек очень жестокий. Я нашел зебру Греви с такой петлей на ноге. Колода при беге била животное по задним кровоточащим ногам с содранной кожей. Зебра была так изувечена, что я вынужден был ее пристрелить, избавив от мучений».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...