Охота на русака

 Дата публикации: 02.01.2011

В европейских областях основной добычей борзых является заяц русак. Вскочив, русак обычно дает полную резвость не сразу, сперва он будто разминается и оценивает обстановку, а почуяв погоню, наддает во все ноги. Борзые жадно бросаются за зверем, и если он вскочил близко, то, бывает, ловят без угонок. Но если он успел разбежаться, то не поймать его без угонок. Угонка со слабым поворотом зверя в сторону называется повихом. Про угонку, от которой зверь бросается назад, говорят, что борзая «поставила русака ушми (не ушами!) назад».

Заяц-русакЗаяц-русак

  • У борзятников считается, что чем резвее борзая достает зверя, тем круче угонка. Крутая угонка выгодна для травли, так как она сильно сокращает расстояние между зверем и борзыми, скачущими вслед за давшей угонку, а если борзая поставила зверя «ушми назад», то это еще дороже — в этом случае он может сам попасть в зубы задним собакам. Обычно после трех — пяти угонок хорошие борзые ловят зайца. Бывает, что несколько борзых окружает русака и угонками, словно мяч, швыряют его друг к другу, а он вдруг дает свечку и, перелетев через ловцов, бросается во все ноги напрямик и, случается, вовсе уходит от растерявшихся собак.

Русака большей частью добывают попутно с охотой по красному зверю. Русак, а особенно матерый, требует от собак большой резвости, и есть много борзых, которые неплохо ловят лисицу, но редко достают русака. Немало среди современных борзых и таких, которые, не осиливая русака накоротке, берут его измором и ловят после упорной скачки на 2 — 3 км и более. Русак долго ведет за собой таких собак как на буксире, и они не в состоянии броском преодолеть остающийся до зверя просвет в 15 — 20 м, но силы зайца иссякают, и тогда после каких-нибудь двух-трех угонок заяц бывает пойман.

Все сказанное характеризует в общих чертах обычный современный способ охоты с борзыми на русака.

  • Итак, дело как будто просто: охотник с собаками большей частью в свободном рыску двигается по полям и степным целинам, вблизи выскакивает русак или лисица, борзые бросаются за зверем, настигают и после нескольких угонок ловят. В действительности бывает и не так.

Охота на русакаОхота на русака

Пожалуй, если бы каждая охота состояла из таких схем — «вскочил зверь, бросились борзые, угонки, поимка» — то в районах охоты с борзой живо не осталось бы ни русака, ни лисицы. Но сколько препятствий возникает на пути к успеху! Сколько раз спасают они зверя!

…Вышел охотник на зорьке. Погода ясная, тихая… И думается охотнику: «Хорошо жировал русак тихой лунной ночью, Далеко ему слышен еле заметный шорох подбирающейся к нему лисы… Не подпустит ее, умчится! Переберется на другую озимь и будет там кормиться…» А русак пойдет на лежку, сдваивая и страивая след, не раз скидываясь с тропы — найди его хищник по следу! Нашел укромную борозду с нанесенной ветрами перекатнхой и около клубка этого добра залег — не заметен… Лежит, ждет солнышка, угреется в его лучах, будет спать с открытыми глазами, надеясь отлежаться от любого врага: наземного — лисы, или пернатого — перед рассветом совы, позже — мало ли их в небе, дневных хищников! Только не вставать без крайней нужды, не шевелиться!..

Да, крепко лежит в иные дни русак! Особенно ноябрьский, перелинявший к зиме, побелевший, конечно, не так, как беляк, но все же ставший куда заметнее в поле, в степи, чем был еще в сентябре, да и в октябре — сплошь серый, лишь с ползущим с брюха повелением, позже захватывающим и бочины… Крепко лежит заяц! Не просто его поднять! Вот и ходит, и ходит охотник со своими борзыми, сперва водит их на своре, а потратив на пустую ходьбу часа два, а то и три, пустит их в свободный рыск. Приходится ему подумать, как бы «вытоптать зайца», если он сам не поднимается. Борзятник знает свои поля, они же не бедны зайцем, ну так надо же найти обыском! И вот попалась ему на глаза та самая борозда с перекатихой: а ну-ка, проверить!.. Прошел полсотни метров и — вон он, вскочил цвёлый матерый заяц и начал стегать по стерне… Ту его! Ту его! — кричит борзятник немного оторвавшимся от него собакам. Те мигом понимают, мгновенно пометили, заложи-лись. Кобель воззрился первым, сука даже немного взвизгнула, увидев его рывок, а впереди и русака… Еще бы не увидеть на стерне! «Эх, только бы поскорей да покруче угнали, а то как укатят далеко, всей красы не увидишь!» — думает охотник, а сам уже достает из сумки бинокль… Собаки резвые, они спеют к русаку, хоть и не очень быстро (русак-то матерый!), но расстояние между борзыми и зайцем явно уменьшается… Кобель достает!.. Вот сейчас!.. Раз! русак бросился влево — хороша крутая угонка! Здорово! Ай да Полет!

Сука быстро настигает… вот-вот будет еще угонка… Но как из-под земли вырастают обрубленные будылья подсолнуха! Русак успел из-под носа Ветки шмыгнуть в эту полосу… Борзые словно сразу отупели, потеряли резвость… Скачут, стараются, натыкаясь на злодейские торчки, словно частоколом оказавшиеся на их пути… «Пропащее дело»,- понимает охотник и хочет теперь только того, чтобы его любимые не поранились, не вывихнули ногу…

Ненадолго потерявшись среди этого дурного «леса» будыльев, собаки вскоре возвращаются невредимыми. И то хорошо!

И опять жнивье, полосы озими, участок, ничем не занятый, с бурьяном да полынками… Ходит, ходит охотник зигзагами — нет зайца! А вот полоса взмета чернеет, не очень широка — этак метров триста. А дальше опять стерня… да ведь и на пашне сейчас русак тоже может оказаться. Ну что ж! Пускается охотник в трудное хождение по комкам взмета — как бы ногу не вывихнуть… почти рядом с ним перебираются собаки, правила их все время в движении — то направо, то налево — как будто помогают им балансировать на этой отчаянно неудобной пашне. …Перебираются они с пласта на пласт, с комка на комок… И вдруг впереди вспыхнул светлый клубок! не допустив к себе близко, рванулся русак (к вечеру дело — вот и не крепится). Вон он, вон как ловко скачет но сухим комкам! Ему тоже не так уж хорошо здесь бежать, но все же лучше, чем борзым. А они тоже рванулись, поскакали, но что это за скачка! И пока выбрались с пашни на стерню, русак оторвался от них метров на двести… Вдобавок на последних скачках по пашне кобель словно споткнулся и, вылезая на стерню, пошел, сильно хромая, и стал — вывих… А сука поскакала одна, проводила, и все…

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...