Охота с борзыми

 Дата публикации: 02.01.2011

С борзой охотятся и поздней осенью, и зимой, и по голой земле, и по снегу, и в сушь, и в дождь, и в мороз. Поэтому борзой нужна закалка, чтобы она не боялась никакой погоды и работала по любому грунту: по мокрому, мерзлому как камень, по сухому, крепкому и как бы сжигающему кожу на подушках лап, неподготовленных для быстрой скачки. Для борзой нежелательно комнатное содержание. Самое лучшее, если борзая живет всегда па свободе возле дома и привыкает ко всякой погоде. Мускулатура такой собаки тверда и сильна, лапы собраны в крепкий комок. А если борзая засидится взаперти, она вся ослабевает, ее мускулатура становится вялой, энергия падает. Такую нужно много тренировать, чтобы вернуть ей силу и бодрость. Очень опасно отрастание когтей, так как частое заламывание и стрижка могут так испортить их, что собака станет негодной для поля. У собаки, живущей на воле, когти всегда в норме, так как они стираются о землю.

Охота с борзой на зайцаОхота с борзой на зайца

Борзым, не имеющим постоянной свободы, необходима ежедневная тренировка (проводки). Молодежь даже в загоне или в сарае часто играет, но борзые старше 2 лет играют редко. Поэтому об их прогулках нужно заботиться так же внимательно, как о молодняке в период роста. Даже для борзых, живущих вольно, хоть изредка нужны проводки при коне или велосипеде, так как без этого у них не будет, хоть и небольшой, практики скачки. Собаке, содержащейся на воле, нужно дать укрытие от непогоды: лазейку во двор, в сарай или, наконец, будку.

В чем заключается охота с борзой в России и что на ней происходит? Ответ простой: собака ловит зверя благодаря своей резвости. Ответ правилен, а в самой охоте, судя по нему, ничего особенного нет. Если так, то почему же столь азартны, так пламенно увлекаются ею любители, которых мы называем борзятниками? Нет охотников, более влюбленных в свою охоту, чем борзятники! Не городские любители, а настоящие охотники, знающие охоту, умеющие найти зверя, и, что особенно важно, знающие, как воспитать борзую для охоты, как добиться от нее наивысшей резвости.

Оказывается, многим-многим не чуждым охоте людям стоит увидеть настоящую работу породной борзой, находящейся к тому же в рабочей форме, стоит полюбоваться страстной стремительностью хоть русской псовой, хоть хортой борзой, и залюбуется человек, испытает горячее желание еще и еще видеть красоту великолепной собаки, несущейся за зверем.

Красота собаки красотой, а хороша и ее добыча — чалый, побелевший понизу лихой скакун русак или выкуневшая к зиме огненно-рыжая пышная лисица. Есть у охоты с борзой и еще ценное свойство: у нее нет подранков, нередко омрачающих охоту с ружьем. Здесь так: либо борзая поймала лису или русака пли сурка (таза) и мгновенно покончила со зверем, либо он, лавируя на угонках и ловко ускользая из-под щипца борзой, отделается от псе в балках-оврагах, а то в густых зарослях бурьяна, в кустах, оказавшихся на пути травли, или, наконец, в полезащитной лесополосе, а бывает и в норе.

И еще важная положительная сторона есть у охоты с борзой. В открытых пространствах, где работают борзые, будь то культурные поля, будь то целины или полупустыни, охотникам удобнее наблюдать друг за другом, видеть, чьи собаки резвее скачут, лучше ловят. Уже в таких совместных охотах есть подлинно спортивный элемент, а еще значительнее он на испытаниях борзых по вольному зверю и особенно высоко поднимается на состязаниях собак, заслуживших дипломы на обычных полевых испытаниях.

Нечего и говорить, насколько важны для совершенствования породы эти соревнования, сравнение охотником своих собак с чужими. И это не только в отношении добычливости тех и других, а значит, и выгодности охоты с ними: главное — померить собак в отношении красоты скачки, их ловкости на угонках, а если понадобится, то и их силы, неутомимости. Современный сельский охотник, пожалуй, не согласен держать неловящих борзых за одну их стройность и пропорциональность (т. е. за красивый экстерьер), подавай ему и чудесную красоту и увлекательность их скачки. Он прежде всего дорого ценит именно эти качества, и спортивная сторона охоты с борзой всегда на первом месте, а добыча на втором. Много раз в обществе сельских борзятников приходилось слышать жаркие обсуждения той или иной травли, скачки тех или иных собак. И горячность спора ничуть не умалялась, если зверь был не взят, не пойман. Не раз приходилось слышать и восхваление особенно резвого и сильного русака или необыкновенно верткой лисицы, опять таки независимо от исхода травли. Пусть зверь ушел, спасся — молодец!

Есть в охоте с борзой  в России что-то такое завлекательное, что, узнав ее, втянувшись в эту охоту, человек не может расстаться с ней многие, многие годы, пока у него хватает сил. А сил этих нужно много для большинства борзятников. Очень немногим из них удается охотиться верхом на лошади — лишь конюхам, табунщикам и другим работникам конезаводов да некоторым категориям работников животноводческих хозяйств. И большинство теперешних борзятников — пешие; а ходить на этой охоте приходится больше, чем на любой другой. И все равно борзятник не расстается с борзой. По мере накопления опыта он добивается все больших успехов. Все больше внимания уделяет он борзой. Он ищет производителя-кобеля, отличного по экстерьеру и работе, чтобы повязать с ним свою суку и получить на смену ей еще более типичных, резвых и поимистых собак. Охотник все богаче опытом, все глубже его понимание охоты. Он знает, где искать зверя в зависимости от времени года и погоды. Удач на охоте все больше, а привязанность к ней все крепче.

Охота с борзой в РоссииОхота с борзой в России

Районы охоты с борзой

В нашей стране охота с борзой распространена как бы в трех очень обширных, можно сказать, огромных по площади районах, отличающихся один от другого природными условиями, способами охоты, породами борзых и перечнями добываемых зверей.

Первый район — это области европейской части России от северных границ лесостепи до северной части настоящих степей юга России. Здесь была выведена всемирно знаменитая порода — русская псовая борзая, здесь она в прошлом занимала исключительное положение, здесь она снова выдвинулась в настоящее время как основная, такой останется и в будущем. В этот же русский лесостепной район вошли в период после Великой Отечественной войны лесостепные области Западной Сибири и Алтая, обзаводясь все в более широком масштабе русской псовой борзой. Прежде охота с борзой была в этом краю менее распространена, а чистопородной псовой борзой здесь не было. Охотились с разными помесями. С борзыми в европейской части охотились на волка, лисицу, русака и беляка. Из этого списка в наше время выпали волк и в европейской части района беляк. Волк был доступен борзой благодаря ее злобе и силе, а еще и благодаря гончим комплектных охот. От работы по волку она оказалась отстраненной в связи с переменами, внесенными 1917 годом в жизнь страны и в условия охоты в частности. Беляк, попадавший в зубы борзым, когда из-под гончих перебегал из одного лесного острова в другой, теперь не попадается им на глаза, так как в охоте с борзыми теперь гончие не участвуют. Именно в европейской части этого района, которую можно назвать краем русской псовой охоты, много псовых борзых попали к сельским охотникам-крестьянам; потомки этих борзых вскоре утратили чистопородность и стали ядром промысловых борзых средней полосы России.

Вторым районом охоты с борзой является вплотную прилегающая к первому району территория степей юга России, включая предгорья Северного Кавказа. Здесь основными породами издавна стали хортые и южнорусские, т. е. смешанные потомки горской и крымской пород. С борзыми здесь охотятся на лисицу, корсака, зайца русака и в отдельных случаях на волка. Борзятников в этом районе особенно много.

Третий район — среднеазиатские республики. Он резко отделен от южнорусского района Каспийским морем. В этом районе все иное, чем в первых двух. Климат здесь жаркий и сухой, почвы очень жесткие, требующие особенно прочной лапы у борзой: пески полупустыни, целина с жесткими травами. Борзая здесь во время травли может попасть на солончак — и жесткий, и едкий. А в предгорьях и нижних ярусах отрогов Тянь-Шаня в Киргизии борзой приходится работать даже на каменистом грунте. Все это могут выдержать выведенные здесь породы — тазы и тайган. Охотятся с ними на многих зверей: обычна охота на лисицу, сурка, с тазами на зайца (с тайганами на зайцев не охотятся). Добываются здесь с борзыми еще корсак, дикая кошка, хорь, некоторые копытные и даже волк, если охотник, кроме тазы, имеет еще и беркута.

Охота с борзой в РоссииОхота с борзой в России

Комплектные охоты с борзой

Комплектной охотой называлось все множество борзых и гончих собак, лошадей, охотничьей прислуги, построек для псарни, конюшен, жилых домов для псарей разных рангов. Большая комплектная охота была принадлежностью богатых помещиков, так как содержание се требовало немало денег. Борзые играли роль главной части псовой охоты; второй, также важной и необходимой силой, была стая гончих. Комплектная охота развилась в условиях лесостепного ландшафта, где среди полей разбросаны некрупные участки леса (острова).

Точных исторических сведений о том, как в нашей стране начиналась охота с борзой, у нас нет. И не можем мы установить, как она развивалась, формировалась и совершенствовалась. Есть у нас, как отдельные вехи этого пути, очень скудные упоминания о борзых, об охоте с ними князей и бояр в летописях и других литературных источниках. О развитии псовой охоты приходится догадываться по тому, например, что при Великом князе Василии 3 псовая охота его была поставлена широко, были заведены огромные псарни. Его охота обставлялась очень пышно, участвовали в ней до трехсот охотников. Очевидно, псовая охота уже тогда приобрела облик столь известной нам «островной езды» со стаей гончих и множеством свор борзых.

Возможно, что охота у Василия 3 была отражением многолюдных и роскошных охот, широко распространенных среди знати стран Западной Европы, а может быть вкусы русской знати развивались независимо, но в сходном направлении. Во всяком случае находились князья и бояре, содержавшие огромные псарни, огромные охоты с множеством борзятников, выжлятников, с доезжачими и ловчими, руководившими всей охотничьей прислугой и по существу организаторами всех псовых охот и самой главной — на волчьи выводки. Истребление волков, кстати сказать, самым непосредственным образом касалось всех господ, людей высшего общества, так как все они владели землями, поместьями и как люди, связанные с сельским хозяйством, а в том числе и со скотоводством, волка считали своим лютым врагом.

В 16 в. при Великом князе Василии 3 и при Иване Грозном псовая охота, несомненно, была распространена, если уж государи Руси занимались ею с немалым пристрастием. Про царя Алексея Михайловича и говорить нечего. Он был охоч до всякой охоты, от псовой до голубиной. Поэтому была в немалом уважении псовая охота и среди бояр, знати и людей, близких к знати. Не случайно и фон Лессинг потрудился написать для царя «Регул» о псовой охоте. И Петр Великий, и последовавшие за ним на престоле императрицы (особенно Анна Ивановна) тоже держали большие псарные дворы, большие псовые охоты.

Если царская охота содержалась при некоторых царях не потому только, что они сами были любителями травли, а и ради полноты дворцовой пышности, то вельможи не считали псовую охоту обязательным атрибутом своего высокого положения. Зато те из высшей знати, кто обладал великой страстью к борзым и травле ими зверя, с не менее великой щедростью вкладывали свои богатства в охоту, создавали огромные псарни со множеством псарей всех рангов от ловчего до корытничего и устраивали огромные и роскошные «съезжие» охоты с участием соседей.

О такой охоте среди произведений старой охотничьей литературы есть очень яркий рассказ Р. Л. Маркова «Волчиный князь» (рассказ старого псаря), помещенный в литературных приложениях журнала «Нива» за 1896 год.

Уместно дать сведения о комплектной псовой охоте и островной езде в, так сказать, «деловом ключе», рассказать, как организовывалась псовая охота в России во второй половине 19 столетия. Это был конец ее существования. О комплектной островной охоте тем более нужно дать основательное представление, что о подобной охоте у галлов писал еще в 1 в. н. э. римский писатель Аррнан, и, значит, система выставления гончими зверя из леса на открытое пространство под своры борзых действовала два тысячелетия, а может быть и больше.

Очень реально писали о последнем этапе комплектной псовой охоты Н. Н. Челишев в книге «Борзая» (1929 г.) и Г. Д. Розен в статьях, опубликованных в журнале «Природа и охота» (1888 г.). Особенно отчетливо представляется псовая охота русских помещиков в статьях Г. Д. Розена. Он дает даже конкретные сведения о величине расходов, которых требовало содержание комплектной псовой охоты в конце 19 столетня, о размерах псарни и о необходимом штате псарей.

Г. Д. Розен заключает эти подсчеты такими словами: «… как видите, расход не так уж велик, а охотился я приятно и весело…»

Если учесть разницу между рублем 1888 г. и современным, то станет ясно: «расход не так уж велик» — это точка зрения человека настолько богатого, что его не смущает такая весьма значительная трата. Однако эти почти 2 тысячи рублей в год были необходимы для содержания охоты очень скромных размеров. Ведь если в охоте всего лишь три десятка борзых и гончих, то стая гончих в охоте Розена состояла не более чем из шести смычков (12 собак). И скромность охоты Розена особенно видна на фоне мнений Н. Н. Челищева, который писал, что в псовой охоте «стая… должна быть никак не менее 7 смычков (14 собак). Менее этого количества может быть только при охоте на зайцев и лисиц, по полкам же меньшая по количеству стая недопустима».

Очевидно, если такой помещик, как Розен, и был богат, то все же через 27 лет после освобождения крестьян и потерн помещиками даровых работников он вынужден был в известной степени ограничивать свои траты.

Во всяком случае теперь, почти через 100 лет после Розена, отчетливо видно, что даже самая скромная комплектная охота стала дорогим удовольствием, доступным очень немногим помещикам, а большинство тогдашних помещиков — любителей борзых перехолило в разряд «мелкотравчатых».

Охота с борзой в РоссииОхота с борзой в России

Подготовка к комплектной охоте с борзыми

Порядок и характер подготовки к охоте и производство самой охоты изложены Г. Д. Розеном толково и тщательно, что дает хорошее представление об этом сложном и увлекательном деле. Очень важной для успеха охоты являлась подготовка гончих и борзых собак.

За месяц до «езды» (т. е. охоты) борзым меняли летний корм на более питательный, увеличивая количество мяса. Прогулки делались продолжительными и обязательно при верховых, а не пеших, как летом, охотниках. Старались ездить такими местами, где можно встретить зайца, чтобы кроме прогулочного бега у собак была и скачка, и вообще предоставлять им как можно больше возможностей движения. Утренний корм понемногу уменьшали и приучали борзых есть один раз в день «до отвала» на вечерней кормежке. Во время осенней езды борзых перед охотой не кормили по системе, принятой Г. Д. Розеном, однако по методу Н. Н. Челищева, хотя и немного, но кормили густой овсянкой с мясом утром.

Подготовительная тренировка продолжалась месяц до 1 сентября (14 сентября по современному календарю), не пропуская ни одного дня. За это время борзые сбрасывали лишний жир, движения их становились особенно легкими, а скачка резвой.

Подготовка стаи гончих бывала продолжительнее. Как сойдет снег весной, стаю проваживали сначала пешие доезжачий и выжлятник, а потом на лошадях, постепенно увеличивая расстояние и проезжая часть прогулки рысью, чтобы гончие сбрасывали жир. На проводках гончие ходили на смычках, их старались проводить около стад, чтобы заранее внушить им вежливость к скоту, особенно к телятам и овцам.

Когда в лесу подрастала трава, шла нагонка, гончие гоняли зверя в нежаркое время, в основном ранним утром. Нагонка повторялась ежедневно часа по три-четыре и продолжалась до середины июля по современному календарю (по старому стилю до Петрова дня -29 июня). В эту пору гонять трудно из-за высоких цветущих трав, и залавливали гончие зайцев редко.

В общем подготовка стаи имела своей целью, как и подготовка борзых, сбросить с гончих жир, накопленный за зиму, втянуть их в работу, натренировать мускулатуру. Для молодых гончих-подростков эти проводки играли роль нагонки, т. е. обучения гоньбе, приучения к рогу п общей дисциплине. В конечном счете, когда стая входила в рабочее тело, и молодняк приобретал опыт работы в стае, доезжачий отрабатывал вождение стан лесом без смычков, в первое время с участием выжлятника и его арапника, а потом и в одиночку — так, как ему придется на охоте вести стаю на волчьи логова.

Подготовка зверя к осени или, вернее, разведка волчьих и лисьих выводков, да и наиболее зайчистых «островок» имела очень большое значение. Доезжачий должен был узнать, где именно логово каждого выводка волков, где их водопой, каков остров и где основные лазы зверя из него. В начале июля (по современному календарю в середине июля) доезжачий объезжал острова и вообще места, где были известные волчьи выводки. Разведка делалась и путем расспроса крестьян, особенно пастухов, — не видят ли волков, а если видят, то где, сколько, каких; а главная разведка — проверка подвывкой, причем доезжачий должен был сам уметь подвывать на три голоса: басом материка, таким же протяжным воем матерой, тоже одной нотой, по только повыше, чем у материка, и голосом переярка, который воет так же, как волчица, но в это время как будто что-то жует. Уметь подражать этим трем голосам необходимо, так как иногда выводок (волчата) не ответит на голос старика, но ответит на голос матери или переярка.

Для верности определения места логова при доезжачем на подвывке бывал помощником кто-нибудь из служащих охотников, который отслушивал направление на логово, находясь где-нибудь в стороне.

Привалка по волку с борзыми

На волка в настоящее время с борзыми охотятся в виде редчайшего исключения. Однако бывают условия, когда использовать борзую для борьбы с этим хищником целесообразно. Поэтому может возникнуть и необходимость в подготовке борзой к работе по волку.

Для «привалки» по волку необходимо иметь молодого зверя, лучше всего добытого волчонком и выращенного при полной изоляции от борзых, чтобы он был дик и незнаком молодым борзым. Удобное время для привалки — август, когда прибылой волк уже достигает роста некрупной собаки, но еще не опасен. Лучше всего устраивать привалку при опытной борзой. Молодую собаку должен держать на своре один человек, старшую — другой, а третий выпускает волка из ящика или укрытия. Когда волк побежит, первой пускают старшую борзую, а молодую несколько позже, чтобы опытная завалила зверя и взяла, а молодая, подоспев, влепилась по примеру старшей. Волка отбивают быстро, чтобы собаки его не задушили с первого раза. После нескольких привалок при старой молодую борзую пускают в одиночку. Если она станет брать не по месту, надо тащить волка, как и лисицу, за задние ноги, подставляя собаке (или собакам, если молодых несколько) горло зверя. Если для привалки нет опытной борзой, работающей по волку, то молодых лучше пускать для смелости и азарта не в одиночку, а парой или тройкой, и при надобности поспешить помочь собакам, придержав зверя за веревку, привязанную к его задней ноге. Тут общепринятым способом нужно добиваться, чтобы собаки брали волка по месту, т. е. за шею.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...