Тетерев-косач

 Дата публикации: 01.03.2011

Безусловно, в народе тетерев-косач (Lyrurus tetrix (L.)) — самая известная из тетеревиных птиц и терентий — популярный персонаж русских сказок. Почему так случилось, понятно. Наши предки на территории России осваивали прежде всего лесостепь, где в те далекие времена полевые тетерева водились в изобилии.

Внешний вид тетерева-косача

Внешний вид самца настолько знаком по всевозможным изображениям — от иллюстраций в детских книжках до сувенирных поделок, что описывать его подробно, наверное, излишне. И все же о некоторых деталях, весьма существенных и часто ускользающих от невнимательного взгляда, сказать надо.

Тетерев-косачПолевой тетерев, или тетерев-косач

Прежде всего целиком черная, с металлическим зеленоватым блеском окраска свойственна только старым самцам. У первогодков черные лишь голова и грудь, а спина и поясница покрыты темно-коричневым струйчатым рисунком. В двухлетнем возрасте этой струйчатости остается совсем мало, а в трехлетнем она исчезает вовсе. Кроме того, черная окраска не сплошная и контрастно расцвечена белыми пятнами на крыльях и подхвостье, белый и подбой крыльев. Летом взрослые самцы надевают на короткое время летний наряд, вырастающий только на голове и шее; в этом наряде горло и подбородок — беловатые, а верхняя часть шеи — в коричневых пестринах. Б окраске самки, почти такой же, как и у глухарки, есть четкий отличительный признак — это белые зеркала на крыльях, как и у самца, особенно хорошо заметные у взлетающей птицы.

Распространение тетерева-косача

Распространен тетерев очень широко, от Британских островов до Сихотэ-Алиня, но к берегам Тихого океана не выходит. Лесную зону Евразии он заселяет целиком на восток до Алдана, а дальше в лиственничную тайгу не идет. Лесостепную зону этот вид населял полностью, но под давлением человека здесь во многих местах он бесследно исчез, хотя еще сравнительно недавно он водился и в степи, причем в немалых количествах. Именно степным популяциям больше всего не повезло, и они в связи с распашкой степей исчезли полностью. А столетие назад тетерев водился в украинских степях вплоть до берегов Черного и Азовского морей, а также в степном Предкавказье вплоть до Кубани. Сейчас на большей части Европы его ареал представляет собой ряд изолятов, приуроченных в основном к горам (Альпы, Карпаты, Балканы). Такими же островками распространен тетерев и на южной окраине его ареала — в Казахском мелкосопочнике, в горах Тарбагатая и Тянь-Шаня; это, кстати, единственная тетеревиная птица, которая проникла в Тянь-Шань.

Тетерев предпочитает населять открытые места. В лесной зоне это речные долины, окраины полей (особенно сенокосных лугов), а также верховые болота, где тетерева живут в тесном соседстве с белыми куропатками. Глухую темнохвойную тайгу он явно избегает. Наиболее же подходящая для него лесостепь, где открытые участки лугов и полян чередуются с зарослями кустарников, рощами и перелесками. Тетерева, жившие раньше в степи, селились только там, где рос степной кустарник — вишенник, тальник и т. п. Но все же исконные места его обитания представляют собой сочетания открытых участков и березняков. Связь тетерева с березой, поставляющей ему основной зимний корм, отчетливо наблюдается по всему ареалу, и немецкое название этой птицы в переводе на русский буквально означает березовый тетерев.

Степь — не единственное исключение из правила тесной связи тетерева с березой. Таких исключений немного, но они хорошо показывают приспособительные возможности этого вида. Кое-где в Тянь-Шане, например, он живет в ельниках паркового типа, где главной лесообразующей породой является ель Шренка, и питается зимой еловой хвоей, как дикуша. В Альпах тетерев, живущий у верхней границы леса, тоже может обходиться без березы, которой здесь часто совсем нет, и главным его кормом зимой являются побеги лиственницы (как у каменного глухаря), стебли черники, а также молодые листочки и почки рододендрона.

Полевой тетерев, или тетерев-косачПолевой тетерев, или тетерев-косач

Образ жизни тетерева-косача

Как и для белой куропатки, для тетерева характерен очень подвижный образ жизни. На обширных пространствах ареала постоянно происходят значительные и до сих пор плохо изученные перемещения целых групп популяций, особенно в годы депрессий или, наоборот, при больших подъемах численности но похоже, что в жизни этих же популяций время от времени наступает оседлый период, когда в течение ряда лет они обитают в ограниченных районах, занимая одни и те же удобные места и посещая одни и те же токовища. А в Западной Европе на изолированных участках ареала тетерев становится полностью оседлым, и здесь сохраняется длительное постоянство и токовищ, и индивидуальных участков отдельных птиц.

Тетерева трудно отнести к наземным или древесным птицам. Поведение его довольно разнообразно, но все же летом львиную долю времени он проводит на земле, находя здесь корм, размножаясь и отдыхая, а зимой земля и снег становятся только местом отдыха и пропитание тетерев добывает почти исключительно на деревьях, прежде всего на березах. Правда, в некоторых районах, как, например, в Приамурье, тетерева иногда концентрируются и кормятся в долинных ивняках, бродя по снегу среди кустов на манер белых куропаток.

По земле тетерев передвигается легко, довольно быстро бегает и старается по возможности придерживаться густых травянистых зарослей, избегая появляться на открытых местах. Взлетает он без труда даже в густых зарослях, полет его быстрый и маневренный. Больше всего летают тетерева осенью, в основном при сезонных и кормовых перемещениях. Летные возможности тетерева нам досконально не известны, но несомненно, что он в состоянии преодолеть без отдыха несколько десятков километров, причем скорость полета очень высока, около 100 км/ч.

На деревьях тетерев также чувствует себя уверенно и с завидной легкостью перемещается по тонким ветвям, которые едва выдерживают тяжесть птицы. Обладая прекрасным слухом и зрением, тетерев при преследовании становится столь осторожным, что не подпускает человека ближе 100 м. Там же, где тетеревов не преследуют по причине отсутствия человека или культуры населения, они отличаются такой же доверчивостью, как и остальные тетеревиные, особенно молодые птицы.

Тетерев — ярко, выраженный полигам. Самцы не принимают решительно никакого участия в заботах о гнезде и выводке и в брачный сезон собираются на традиционных токовищах. Места расположения таких токовищ различны, но в большинстве своем это либо участок верхового болота, либо окраина поля или луга. Токовища у тетеревов отличаются заметно меньшим постоянством, чем у глухарей, особенно, если они возникают на свежих вырубках или там, где птицы появились вдруг после долгого отсутствия. Однако временное токовище довольно скоро может стать постоянным и функционировать вплоть до полного исчезновения тетеревов в округе. Более того, занимая вновь места, где их несколько лет не было, тетерева опять выбирают для токования те же самые участки, где когда-то были постоянные токовища. Если тетеревов много, то соседние токовища могут располагаться всего в километре одно от другого, но обычно расстояние между ближайшими токовищами составляет 3-4 км, а то и более. Размеры токовища зависят как от размеров территории, на которой оно находится (например, болотца, поляны), так и от количества собирающихся здесь самцов.

Весеннее оживление возникает на юге ареала в марте, а на севере — в конце этого месяца или в начале апреля. Вообще-то отрывки характерной брачной песни тетерева, так называемое бормотание, можно услышать даже в середине зимы, во время особенно сильной и продолжительной оттепели, но с началом брачной активности эта песня звучит постоянно на утренних и вечерних зорях. И если на первых порах возбуждение охватывает только отдельных птиц, то с апреля уже все самцы в стае поют, чуфыркают, бегают друг за другом с распущенными крыльями, оставляющими на свежем снегу характерные бороздки по бокам следов, совершают шумные токовые полеты и даже дерутся. Такое токование, возникая спонтанно в стае самцов или в смешанной группе, сначала обычно не связано с токовищем и нередко происходит на местах кормежки.

Постепенно брачная активность локализуется либо на постоянном, либо на временном токовище, пока основное покрыто снегом. На севере такие временные токовища располагаются, например, на льду лесных озер. Токование самцов здесь бывает нерегулярным, любое ухудшение погоды его надолго прерывает, но в погожие дни и при большом количестве птиц ток может проходить очень интенсивно. Интересные наблюдения за токованием на льду провел наш известный орнитолог Ю. Б. Пукинский. На ровной ледяной поверхности самцы, не имея ориентиров, не могут четко устанавливать границы участков, и поэтому конфликтные ситуации между ними, вплоть до жестоких драк, возникают довольно часто. В этих ранних турнирах принимают участие только самцы, самки такие токовища не посещают.

Кульминация тока, как и у глухарей, наступает с появлением на токовищах самок, что происходит в зависимости от географического положения местности в середине апреля — середине мая. Тетерки посещают токовище недолго, 10-12 дней. Затем они целиком уходят в свои гнездовые дела и активность токования быстро угасает. Но тем не менее самцы продолжают токовать на токовищах на рассвете вплоть до середины июня. Окончательно прерывает ток только начало линьки.

Сложный механизм тетеревиного тока, как и глухариного, изучен далеко еще не полностью. Наиболее детальные исследования с использованием всевозможных технических средств, включая телеметрию, ведут сейчас наши коллеги в западных странах, т. е. там, где численность тетеревов очень низка, а оседлость максимальна. Иными словами, хорошо изучаются не вполне типичные ситуации. Мы же явно запоздали, ибо сейчас, когда исследования этого феномена начали развиваться, численность тетеревов повсеместно упала и времена существования огромных токов, собиравших по 100 и более самцов, канули в прошлое.

Структура тетеревиного тока такая же, как и у остальных видов тетеревиных птиц с коллективным токованием. Самцы захватывают и удерживают на токовище индивидуальные участки, причем наиболее выигрышные центральные места достаются одному или нескольким самым сильным и активным токовикам. Именно сюда и стремятся прилетающие самки, которые в подавляющем числе случаев спариваются с владельцами центральных участков. Главными действующими лицами тока являются трех-четырехлетние самцы. Тетерева более старшего возраста, судя по некоторым данным, уже не в силах удерживать ключевые участки, уступая их более молодым конкурентам. Количество центральных токовиков на токовище зависит от размеров тока. Там, где собирается 3-8 самцов, центральный токовик чаще всего один, но если самцов 10-15, их может быть два и даже три. Как обстоит дело на более крупном току, точно неизвестно. Видимо, на огромных токовищах прошлых времен единого центра не было и весь ток представлял собой агрегацию отдельных токующих групп, в каждой из которых были свои центры, занимавшиеся одним-двумя лидерами. Как все было на самом деле, мы, вероятно, никогда не узнаем. Сейчас очень хорошим считается ток, на который собирается 10-15 самцов, обычны же тока с 3-5 самцами, а во многих районах тетерева вообще стали токовать в одиночку.

Брачный ритуал тетерева весьма эффектен, хотя и прост. Принимая основную токовую позу, тетерев вытягивает шею параллельно земле, как белая куропатка, и слегка опускает голову, так что максимально расширенные ярко-алые брови, выпирающие двумя валиками по бокам темени, выставляются вперед, как рога. Хвост он поднимает вертикально и даже запрокидывает на спину, причем загнутые наружу самые длинные крайние рулевые перья полностью раскрытого хвоста создают оптический обман, увеличивая размеры птицы. Расхаживая в такой позе по своему участку, вернее, мелко семеня и перекатываясь , как надутый шар, с места на место, токующий тетерев то и дело поворачивается в разные стороны, сверкая белым цветком — белыми перьями подхвостья, тоже стоящими вертикально и резко выделяющимися на черном фоне хвоста. Во время токования самец беспрестанно совершает очень характерные токовые прыжки. Он или подпрыгивает на месте, или шумно взлетает вверх на 1-1,5 негромко хлопая крыльями и чуфыркая. Эта специфичная брачная вокализация, которую можно передать, как чуфффы с резким ударением на обоих слогах, напоминает чем-то пыхтенье паровоза. Чуфырканье издается в моменты наивысшего возбуждения, и поза, принимаемая при этом самцом, несколько схожа с петушиной при кукареканье.

Основным элементом брачного ритуала является знаменитая тетеревиная песня — бормотание. Она состоит из мягких булькающих звуков, издаваемых отдельными сериями, и ее общая -длительность колеблется от 2,2 до 4,2 с. В разгар токования на перерывы между песнями поющего самца приходится менее секунды и такое почти непрерывное пение может продолжаться десятки минут. Структура песни такова: сначала следуют 1-3 вступительных отрывка, птица как бы бёрет разгон и затем, раздув пищевод (внешне это заметно по значительному утолщению шеи), исполняет вторую часть песни, длящуюся около полутора секунд и состоящую из 15-18 булькающих звуков. Заключительная часть песни, при которой шея максимально расширяется, состоит из отрывистых звуков того же характера и той же продолжительности, причем все тело птицы содрогается, как в конвульсиях, а среди перьев раздувшейся шеи нет-нет да и мелькнет белая кожа шейных артерий. Песня очень громкая и в хорошую погоду слышна за 3,5 км, тогда как чуфырканье, кажущееся вблизи гораздо более мощным, разносится не далее 300 м.

В разгар токования крупный тетеревиный ток исключительно колоритен. Черные перекатывающиеся шары, то и дело сверкающие белыми розетками подхвостья, в лучах восходящего солнца очень живописны на фоне желтой прошлогодней травы. Громкий аккомпанемент непрерывного булькающего бормотания и чуфырканья, сливаясь с движениями токующих птиц, создает эффект огромного кипящего котла. Прибавьте сюда весеннее голубое небо с летящими в его глубине вереницами гусей и журавлей, кромку ожившего весеннего леса и прозрачное дрожание нагретого солнцем майского воздуха, и вы получите примерное представление об удивительном очаровании этой волнующей картины.

Ход утреннего токования различен даже на одном и том же токовище. Он зависит и от погоды, и от количества птиц и их состояния, и от факторов беспокойства (в том числе и от появления различных хищников) и никогда не бывает полностью одинаковым. Но общая схема все же есть. Первыми, еще в полной ночной темноте, на токовище появляются косачи: они вылетают все разом и тотчас начинают чуфыркать и бормотать, распределяясь по своим участкам. Тетерки прилетают в рассветных сумерках, резко оживляя токование, и именно в это время, когда птицы еще едва различимы, и происходит большинство спариваний. Нередко самки появляются попозже, уже на восходе солнца. Как правило, их значительно меньше, чем самцов, да и пребывание их на току ограничивается 30 — 40 мин, за редкими исключениями.

Уходят они с тока незаметно пешком или же улетают, и в таком случае за ними может увязаться один-два самца. После исчезновения самок ток еще продолжается с прежней активностью, но вскоре начинает угасать и заканчивается через 1,5-2,5 ч после восхода солнца.

Тетерев-косачПолевой тетерев, или тетерев-косач

Есть у тетерева и вечернее токование, которое в разгар брачной активности бывает столь же регулярным, сколь и утреннее, но оно никогда не достигает такой же напряженности и спаривания в это время не происходит, ибо самки здесь не показываются, хотя и могут быть поблизости.

Стоит сказать несколько слов о давнем заблуждении, прочно укоренившемся в научной литературе. Начиная с таких крупнейших авторитетов отечественной зоологии, как Л. П. Сабанеев и особенно М. А. Мензбир, сложилось мнение, что спаривание у тетеревов происходит всегда вне токовища, а самки прилетают на ток только для того, чтобы завлечь самцов, которые следуют за ними, едва те покидают токовище. Причем завлекаются, как правило, молодые самцы, токующие по окраинам тока и не имеющие своих участков. Эта точка зрения вызывала много недоуменных вопросов. Почему, во-первых, такое явление характерно из всех тетеревиных с коллективным токованием только для тетерева? Во-вторых, зачем тогда весь сложный механизм тока с двумя и даже тремя ступенями иерархий? Для того чтобы наиболее ценные в генетическом плане производители занимались в центре токовища турнирными делами, предоставляя молодым, безусым косачам без помех спариваться с самками? Получался абсурд.

В действительности, при нормальных условиях токования, — спаривание у тетеревов происходит совершенно так же, как и у других видов с коллективным токованием. Самки спариваются только на токовище и только с избранными ими самцами, преимущественно в центре тока. Это неоднократно наблюдалось и мною, и моими коллегами у нас в стране и за рубежом. Ошибочное же, мнение сложилось из-за того, что, во-первых, спаривания на току бывают не каждый день, во-вторых густые сумерки, к которым они приурочены, позволяют их заметить лишь очень зоркому и опытному наблюдателю. Ну, а отлет самки, когда за ней устремляется один из молодых претендентов,- это-явление заметное, правда, и бывающее не всегда.

Отчего же на току бывает так мало самок? Нетрудно рассчитать, что при равном соотношении полов на ток, где собирается десять самцов, должно прилететь десять самок. Каждой самке для размножения достаточно посетить ток и спариться один, максимум два раза, что они и делают независимо одна от другой. Допустим также, что активный период спаривания длится 10 дней. Если взять максимальный вариант, при котором каждая самка будет спариваться дважды и они будут появляться на току равномерно, то каждое утро мы будем наблюдать на токовище лишь две самки. В действительности же нет и этого. Во-первых, многие самки бывают на току только раз, а во-вторых, никакой равномерности здесь нет. Сегодня, к примеру, могут появиться четыре самки, а завтра — ни одной. И, кроме всего прочего, нелишне добавить, что еще никто не наблюдал спаривания тетеревов вне токовища.

Особый случай — одиночное токование. На северных окраинах ареала или там, где тетеревов осталось очень мало, часть самцов регулярно токует в одиночку, но и их токование идет по той же схеме, что и на коллективном токовище. Мне, неоднократно приходилось работать с такими самцами, которых сейчас, к сожалению, немало. К сожалению,- потому, что одиночное токование является, как правило, угрожающим симптомом, вслед за которым тетерева из данной местности исчезают вовсе. Подходить же к токующему одиночному тетереву несложно. Именно в такой ситуации наглядно проявляется роль коллективного токования в защите от врага. Опытные охотники знают, что подобраться к кипящему страстями тетеревиному току — дело безнадежное. Как ни велик азарт, но кто-нибудь из косачей все же уловит опасность, поднимет тревогу и ток мигом разлетится. А здесь, пользуясь моментами особенного возбуждения самца, можно без осложнений подойти на расстояние, достаточное для проведения наблюдений.

Одиночное токовище — это тоже полянка или часть луга, прилегающего к лесу, где косач активно токует по утренним и вечерним зорям, совершенно вроде бы не смущаясь своего одиночества. Временами он может даже взлетать на соседнее дерево и с его вершины распевать с особым усердием, резко увеличивая таким образом радиус своей заметности. И действительно, тетерки замечают таких отшельников и, более того, уделяют им свое внимание. Однажды я видел, как к косачу, токовавшему на опушке у большого, еще спящего поселка, подлетели сразу две самки. Остается непонятным лишь наличие одиночно токующих самцов вблизи нормальных коллективных токовищ, что иногда имеет место. Кстати, самки одиночно токующих самцов могут и не посещать.

Самка тетерева устраивает свое гнездо недалеко от токовища, являющегося репродуктивным центром популяции, и откладывает 7- 9 яиц, хотя можно найти гнёзда и с 4, и с 13 яйцами. Основной тон скорлупы варьирует от желтоватого до светло-охристого, и по нему разбросаны немногочисленные коричневые точки и пятнышки. Яйца по размерам несколько меньше куриных. Насиживает тетерка 23-25 дней, но иногда этот процесс может затянуться и до 28 суток. Для откладки одного яйца самке требуется в среднем 36 ч, так что весь гнездовой период от снесения первого яйца и до оставления гнезда однодневными птенцами составляет 35-45 дней. Масса однодневного тетеревенка 24-25 г.

Жизнь выводка протекает довольно скрытно. Тетерки с маленькими птенцами предпочитают держаться на опушках с высокой травой, на пойменных лугах, перемежающихся с группами кустарников, на окраинах сенокосов, лесных полянах с зарослями малины или шиповника, на широких просеках, также поросших густой травой и папоротником, а когда ближе к осени тетеревята подрастут, выводки кочуют по ягодникам на вырубках, окраинах гарей и торфяных болот. Десятидневные птенцы могут уже перепархивать но вплоть до месячного возраста при тревоге они предпочитают затаиваться, пока тетерке не удастся отвести опасность. Будучи уже вполне летными, птенцы при приближении опасности затаиваются вместе с матерью до самого последнего момента и лишь тогда дружно взлетают в разных направлениях.

Линяющие самцы лето проводят в одиночестве или небольшими группами, забиваясь в глухие заросли. Летают они в эту пору неохотно и стараются от опасности тихо уходить пешком. По мере завершения линьки самцы становятся все более подвижными, сбиваются в группы, к которым присоединяются молодые самцы, первыми отбивающиеся от выводков, а позже — и остатки нераспавшихся выводков. В прежние времена, да кое-где и сейчас, тетерева в конце лета особенно охотно кормились по окраинам зерновых полей после уборки хлебов. Здесь, а также на ягодниках и других кормных местах и происходит формирование осенне-зимних стай, сильно различающихся по величине и составу в зависимости от численности тетеревов на данной территории. Ядром стаи обычно бывает группа старых самцов, но там, где тетеревов очень мало, как, например, в оседлых популяциях Западной Европы, взрослые самцы зимуют в одиночку, а стремление к стайности проявляют молодые самцы и самки всех возрастов. Чаще всего стаи состоят из одних самцов либо анский орнитолог Э. Вихт подсчитала, что из 348 стай, состав которых был установлен, 35 включали одних самцов, 5 — самок, а все остальные были смешанными. В Ленинградской области я встречал в основном смешанные стаи, многие из которых в благополучные по численности годы насчитывали по 100 и более птиц. Еще сравнительно недавно не представляли редкости и встречи с зимними стаями, где было по 200-300 тетеревов.

Осенью, особенно по утрам и в солнечные сентябрьские дни, самцы возобновляют токование. Временами тетерева бормочут и чуфыркают довольно азартно, отдельные самцы даже стремятся захватить токовые участки, и дело порой доходит до драк. Самки при этом могут оказаться близко от самцов, но в отличие от весны их присутствие на косачей никак не влияет. Да и тетерки не обращают ни малейшего внимания на токующих самцов.

Совершенно уникальное явление — зимнее токование, наблюдавшееся Е. В. Козловой в Монголии, в горах Хэнтэя. Покинув места ночлега на восходе солнца, косачи прилетали к токовищу, рассаживались вокруг на деревьях, бормотали некоторое время, а затем слетали вниз, на само токовище, где расхаживали в токовых позах, бормотали и чуфыркали около часа. Только после этого птицы летели на кормежку.

Токование повторялось по утрам с удивительной интенсивностью почти всю зиму, вплоть до конца января. Все добытые здесь самцы оказались взрослыми, самок и молодых не было видно. Больше такого явления никто и нигде не наблюдал; вероятно, оно свойственно только монгольской популяции.

С наступлением зимы образ жизни тетерева меняется. Прежде всего уменьшается его подвижность. В Ленинградской области, например, стая в сотню птиц держится в течение зимы на территории площадью примерно 30 кв. км.

Тетерев гораздо чувствительнее к морозам, чем глухарь и белая куропатка. При температуре-20°С и ниже он проводит в подснежной камере почти круглые сутки, затрачивая на кормежку только час, а то и меньше. Эта чувствительность тетерева к морозам недавно была экспериментально объяснена финскими орнитологами. Они установили, что теплопроводность оперения тетерева вдвое выше теоретически ожидаемой, иными словами, зимняя шуба тетерева греет вдвое слабее, чем у глухаря. Поэтому в морозную погоду при многоснежье суточный распорядок жизни тетеревиной стан довольно однообразен.

С восходом солнца птицы покидают подснежные камеры и совершают короткий перелет, на 300-600 м, к местам кормежки, но иногда его протяженность бывает гораздо большей. Утренняя кормежка, при сильных холодах единственная в сутки, продолжается в зависимости от погоды от получаса до полутора часов. Птицы кормятся в кронах деревьев, и стая тетеревов, рассредоточившихся на ветвях огромной, в серебристом инее березы, представляет одну из красивейших зимних картин нашей средней полосы. Набив свои зобы, тетерева снова летят на ночевку, где и остаются до следующего утра. Если морозы несильные, а день стал подлиннее, то птицы кормятся второй раз перед заходов солнца, днем по-прежнему отдыхая в подснежных камерах, но если температура выше — 5°С, то они могут весь день провести на деревьях. Тетерева постоянно меняют места ночлега и никогда не зарываются дважды в одном месте. Во время оттепелей они всегда отдыхают и ночуют на деревьях, и в эту пору нередко можно услышать отрывки их бормотания, а то и целиком всю песню. Недаром считают, что половую активность косачей подавляют только два фактора: линька и сильные морозы.

В начале марта, в совсем еще зимней обстановке, когда по ночам нередки еще двадцатиградусные морозы, тетерева временами бормочут в середине дня, если солнце светит особенно ярко и в какой-то мере прогревает воздух. Однажды в Приладожье мы с А. В. Андреевым столкнулись с любопытным явлением, никем еще не описанным. В начале марта мы шли тихим солнечным утром на лыжах по заброшенным, частично заросшим березняком полям, как вдруг до нас донеслось что-то вроде далекого тетеревиного бормотания. Мы остановились, долго слушали и пару раз снова уловили обрывки бормотания, но решительно не могли определить ни направление, ни расстояние до источника звуков. С одной стороны, казалось, что косач бормочет совсем рядом, а с другой — приглушенность звуков вроде бы говорила о немалой дистанции. Решив идти дальше, мы едва сделали первый шаг, как снег вокруг буквально взорвался. В фонтанах вздымаемого вверх морозного снега, оседавшего радужной пылью, в разных направлениях взлетали тетерева — и группами, и поодиночке, и рядом с нами, и поодаль. Оказалось, что мы забрели в центр большой, состоявшей из 98 птиц (их мы сосчитали по лункам) стаи, недавно погрузившейся в снег после утренней кормежки. Не оставалось никаких сомнений, что косачи бормотали в своих подснежных камерах, чем и объяснялась сильная приглушенность явно близких звуков.

Основа зимнего благополучия тетерева — глубокий снег и березовые сережки. При изобилии последний тетерева питаются только ими. Это очень калорийный корм, содержащий от 8 до 12% жиров и до 17% белков. Если же сережек мало, то в пищу иду и концевые побеги с почками, и одни почки. В трескучие морозы; когда птицы, стараются максимально сократить кормежку, они не тратят времени на поиски сережек, а склевывают с окружающих веток все подряд, лишь бы скорее набить зоб.

Примерно до 50-х годов нашего столетия численность тетерева повсеместно была настолько велика, что он являлся одной из важных промысловых птиц. Исстари, особенно в лесостепи, практиковались истребительные способы заготовок тетеревов: это и специальные ловушки, ставившиеся на жнивье, и ночная ловля зимой с факелами ночующих под снегом птиц, и ряд других. Но самый тяжелый удар по благополучию вида нанесло широчайшее внедрение химии в сельское хозяйство. Внесли свою лепту и иные, подчас совершенно неожиданные, факторы, сопутствующие человеческой деятельности, прежде всего фактор беспокойства. Было установлено, например, что однократное вспугивание выводка в течение 7-8 дней подряд приводит к гибели птенцов. Немало тетеревов губят и линии электропередач, разрезавшие гирляндами проводов все ландшафты страны: в утренних и вечерних сумерках либо в туманы тетерева не видят этого препятствия и при столкновении с проводами гибнут или получают тяжелые травмы. Это довольно скоро обнаружили лисицы и Стали регулярно прокладывать свои маршруты вдоль линий электропередач, обычно не обманываясь в своих ожиданиях.

Сейчас на большей части ареала вряд ли можно сделать что-либо существенное для сохранения численности тетерева на уровне, позволяющем хотя бы вести спортивную охоту. Следует, конечно, категорически запретить весеннюю охоту на токах, которая до сих пор практикуется во многих областях. Такая охота, когда на тетеревином току устанавливался шалаш, откуда и велась стрельба, была чрезвычайно популярна в прежние времена и вроде бы не наносила заметного ущерба численности вида. Но это происходило только потому, что соотношение эксплуатируемых и неэксплуатируемых токов было удовлетворительным. Сейчас же, когда почти 90% токов находится под обстрелом, положение надо признать катастрофическим. Необходим запрет и зимней охоты прежде всего там, где птицы, концентрируясь в большие стаи, оказываются особенно уязвимыми. Для спортивной охоты следует оставить только осень — с собакой по выводкам, а также полную азарта и требующую хорошего знания повадок птицы охоту с чучелами, естественно, лишь с дробовым ружьем.

Искусственное разведение тетерева оказалось гораздо более трудным, чем разведение глухарей, и до сих пор в этом особых успехов нет. Для целей интродукции и реинпродукции или даже просто подпуска к местным птицам тетерев тоже мало пригоден — завезенные птицы, будучи выпущенными на волю, улетают, не оседая на месте выпуска.

Первоисточник: «Семейство тетеревиных птиц».

Автор работы – Потапов Роальд Леонидович, гл.н. сотр. Зоологического ин-та Российской Академии наук, доктор биол. наук, профессор.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...