Русская псовая борзая

 Дата публикации: 28.03.2011

Русская псовая борзая очень старая порода, и хотя со времени формирования претерпела перемены и во внешнем облике, и в судьбе, она сохранила свои главные особенности — красоту и благородство экстерьера, замечательную резвость, и там, где она в настоящее время используется на охоте по волку (в Северной Америке), не потеряла и прославившую ее злобу к зверю. Точных сведений о времени образования русской псовой породы нет, но есть документальные данные, свидетельствующие об ее многовековом и, вероятно, более чем тысячелетнем существовании.

Русская псовая борзаяРусская псовая борзая

Первым известным в настоящее время документом о русской борзой является французская хроника 11 века с записью о браке короля Франции Генриха 1 с дочерью киевского Великого князя Ярослава Мудрого. Невеста привезла с собой во Францию трех борзых собак — черного и серого кобелей и светлую, золотистую (соловую?) суку. Не следует думать, что эти собаки представляли вполне стандартизированную породу, но это все же была русская порода, иная, чем западные короткошерстные борзые.

В наших летописях есть указания, что еще в 12 в. при Великом князе Владимире Мономахе «зверей травили псами». В жалобах князя Святослава Черниговского на половцев от 1099 г. упоминаются псари (очевидно, уже в то время при княжеском дворе существовала организованная псовая охота).

Одним из очень интересных документов, подтверждающих существование русской псовой борзой, сходной с современной псовой многими основными чертами экстерьера, является молитвенник Великого князя Василия 3 (Ивановича), где среди других иллюстраций религиозного содержания есть изображение князя, отправившегося на богомолье в сопровождении борзых. Эти собаки обильно одеты удлиненной псовиной, имеют длинные головы, саблевидные длинные хвосты и маленькие острые уши. Сам Василий 3 был страстным псовым охотником, и при нем слова «ловы», «ловчий путь» были заменены словами «травля зверей», «псовая охота» (1515 г.). Великий князь Василий охотился с борзыми на зайцев, а когда охота бывала неудачной, отводил душу садками (скачкой борзых по подсадному зайцу), в которых участвовало до 300 всадников.

В это время русские борзые славились на всю Европу. Например, в 1519 г. король датский Христиан 2 в качестве драгоценного подарка послал французскому королю Франциску 1 борзых собак русской породы. Сын Василия 3 Иван Грозный также любил псовую охоту и соблюдал ту же людность и пышность, что и его отец.

Русская псовая борзаяРусская псовая борзая

Экстерьер русской псовой борзой

В основном экстерьер современной русской псовой борзой (по варианту 1980 г.) характеризуется следующими чертами. Рост в холке кобелей от 75 до 86 см (вместо 70-82 см), сук от 68 до 78.см (вместо 65-77 см). Телосложение узкое. Тип конституции сухой, крепкий. Окрас от белого, полового разных оттенков (светло-полового, красно-полового, полового в серебре, полового с пылью) до красного, муругого, чубарого и черного без подпалин и с подпалинами. Недопустимы мышастый и кофейный цвета и обильный крап. Голова длинная, узкая, сухая, без заметного уступа от лба к щипцу (морде). Особенно типичны уши — маленькие, тонкие, острые, затянутые назад вдоль шеи, концы направлены вниз или лежат вдоль шеи. Глаза крупные, темно-карие. Шея длинная, грудная клетка глубокая, спина несколько выгнута вверх (у кобелей круче, у сук отлого). Живот сильно подтянут, псовина (шерсть) длинная, густая, волнистая, образует убор на груди, на задних сторонах ног и правиле (хвосте). Таким образом, в настоящее время наша псовая борзая порода достигла полной однотипности и совершенства, хотя кристаллизация породы шла нелегко.

До Великой Отечественной войны чистопородная русская псовая борзая была немногочисленна: всего насчитывалось не более 200-250 собак этой породы. Однако в послевоенный период был отмечен ее энергичный рост.

По сведениям Росохотрыболовсоюза о численности борзых на 1 января 1982 г. можно определить с достаточной точностью количество русских псовых в республике несмотря на то, что все цифры по борзым даны без деления по породам. Обществами охотников и рыболовов системы РОРС за 1981 г. зарегистрировано 2933 борзые. В это число входят кроме собак русской псовой породы еще и хортые, южнорусские и собаки, не имеющие стандарта, но применяемые на охотничьем промысле в центральных русских областях (условно их можно назвать «среднерусскими промысловыми»). Из всего почти трехтысячного поголовья борзых 2015 собак имеют родословные, 423 получили оценки экстерьера на выставках и выводках и 427 дипломированы на испытаниях.

Русская псовая борзаяРусская псовая борзая

В первой русской книге о псовой охоте — «Регул принадлежащий до псовой охоты» (1635 г.) ее автор фон-Лессинг дает описание русской борзой, близкое в общем к описанию псовой борзой 19 столетия, а значит, достаточно сходное и с обликом русской псовой борзой советского времени. Фон-Лессинг уверенно высказал более или менее обоснованное предположение, что русская псовая борзая первоначально создалась путем слияния крови западных хортых борзых и восточных татарских (вероятно, типа тазы). Он пишет, что созданная на Руси порода была в Западной Европе в большой славе и своей резвостью, и особенно работой по волку.

В Ульяновской области с давних пор имелись замечательные русские псовые борзые. Еще задолго до революции чистопородные борзые через помещичьих псарей попадали в руки крестьян и мелких служащих, которые и повели породу, получая время от времени чистопородный материал из барских поместий. В приволжских уездах бывших Симбирской и Самарской губерний славились многие крупные охоты.

В ряде охот были распространены крови борзых собак П. М. Мачеварьянова, автора известных Записок псового охотника Симбирской губернии.

В 20-х годах в Богдашкинском, Ульяновском, Радищевском, Чердаклинском и Ново-Малыклинском районах Ульяновской области имелось некоторое число отличных чистопородных псовых борзых. Переход собак из тесных барских псарен и загонов к жизни в деревне, где их широко использовали для охоты, заметно улучшил условия развития рабочих качеств породы.

Кровные псовые борзые борзятников Ульяновской области сохранялись до самой Отечественной войны. Не утратив ни резвости своих предков, ни их броска и злобы к зверю, эти собаки отличались большей выносливостью, зоркостью и были вежливы и удобны в быту хозяина. Братья Корнеевы из Чердаклинского района, Халидула Набилов из Ново-Малыклинского, борзятники с. Елизаветина, Ульяновского района, и ряд борзятников других степных районов охотились с чистопородными псовыми борзыми до середины зимы, не давая собакам отдыха по нескольку дней. В урожайные на лисиц годы с парой или сворой они брали до 40- 50 лисиц, не считая зайцев.

Однако породу псовых борзых в чистоте воли только отдельные охотники. В то же время давно шел процесс стихийного прилития к крови псовых борзых кровей других, подчас беспородных собак. В тяжелые же годы Отечественной войны породность псовых борзых упала окончательно и резко снизился общий уровень рабочих качеств их.

В Ульяновской области как впрочем и в других областях, широко распространились выборзки. Выборзки второго поколения в грубых чертах по типу приближались к своим чистопородным предкам и иногда не без успеха применялись на охоте. В настоящее время у ульяновских борзятников имеется значительное количество помесей типа борзой с большим или меньшим присутствием крови русской псовой. Чтобы создать из этой разнородной по экстерьеру и рабочим качествам группы борзых новую, вполне консолидированную породу, потребуется работа с десятками поколений собак. При этом дело осложнит разобщенность групп местных борзых на территории области.

Наиболее эффективный метод улучшения местных борзых, на мой взгляд, — прилитие крови чистопородных псовых борзых. Пример такого улучшения местной борзой мы имеем в Богдашкинском районе. В 1951 году туда были завезены четыре псовых щенка от Гайдуна и Насмешки.

Завезенный материал широко использован колхозниками-борзятниками и дал выдающийся результат. Собаки стали более однотипными, экстерьер их приблизился к экстерьеру чистопородной псовой борзой, их рабочий досуг резко повысился и стал устойчивым. Богдашкинские борзятники очень ценят кровь Гайдуна. В настоящее время она имеется в крови всех лучших рабочих борзых района.

На выводку охотничьих собак, проведенную в Богдашкинском районе летом 2001 года, местные охотники представили 16 борзых — внуков и правнуков Гайдуна. Все собаки группы были прекрасно выращены, однотипны, неплохо одеты, имели сухие, удовлетворительной формы головы, затянутое ухо, хорошо выраженные верх и подрыв.

К сожалению, псовая борзая как заводской материал недооценивается. Более того, находятся кинологи, считающие, что она не нужна, заниматься ею не стоит.

Еще в 1955 П. Шаповалов советовал смело и широко перемешивать псовую с местными борзыми и устранить границы между ними, т. е. покончить с чистопородной псовой.

В своей статье П. Шаповалов пытается доказать превосходство рабочих качеств современной промысловой борзой над русской псовой. Приводимые им результаты охоты борзятников-промышленников и трофеев Першинской охоты, служившей для забавы членов царской семьи, несравнимы. Автору следовало бы сообщить известные случаи, когда мелкотравчатые, не будучи промысловиками, с одной сворой псовых борзых за осень брали 80 и более зверей, в числе которые были волки.

Ряд авторов рекомендуют промысловую борзую как новую, более совершенную породную группу. Самостоятельной породой она называется в Спутнике промыслового охотника (2004 г.).

Русская псовая борзаяРусская псовая борзая

Как же обстоит дело? Кто тут прав, а кто не прав?

Современная борзая степных и лесостепных областей является продуктом смешения пород борзых со значительным участием крови различных собак, причем влияние беспородных сказывается даже в лучших экземплярах борзых.

Пытаясь дать описание промысловой борзой, кинолог В. И. Казанский перечисляет те признаки, которые характеризуют выборзков, полагая будто эти признаки — результат воздействия крови английских борзых. Однако широколобость выборзков, бочковатость грудной клетки, прямоспинность их, не плоское, а круглое сечение трубчатых костей и пр. — все это унаследовано выборзками от не имеющих ничего общего с ловлей зверя беспородных собак, среди массы которых несколько десятилетий были рассеяны наши борзые. Влияние же английской борзой на борзых средней полосы, ничтожное до революции, после нее совсем не имело места нигде, за исключением нескольких крайне ограниченных районов, так что вопрос о влиянии английской борзой, мне кажется, даже не заслуживающим серьезной критики.

Я далек от мысли, что промысловые борзые не заслуживают внимания и работы с ними, но и не могу считать их готовым заводским материалом, имеющим право называться новой породой. Не могу согласиться и с тем, что их можно назвать единой породной группой.

Группы промысловых борзых самостоятельно появились в разных областях и не в одно время. Нет общности происхождения и у групп, образовавшихся в какой-либо одной области.

Возникшие в результате смелого и широкого перемешивания пород, степень участия каждой из которых невозможно учесть, промысловые борзые требуют прежде всего работы по отсеиванию засоряющих признаков.

Выведение вполне константной новой породы борзых селекционной работой с наследственно разнородным племенным материалом, рассеянным на всем громадном пространстве южной половины Российской Федерации, — дело нереальное. Ставя перед собой определенную заводскую задачу, очевидно, придется выбрать какую-либо одну, наиболее однородную группу борзых. Только тогда созданная в результате длительной селекции новая порода может быть пущена для широкого распространения и улучшения общего массива борзых свойственной ей зоны. Однако не может еще быть уверенности в том, что новая порода окажется равноценной существующей, уже готовой породе псовой борзой.

Утверждение, что псовая борзая отжила, не оправдала себя в новых условиях и что как заводской материал самостоятельной ценности не имеет, неверно. Сторонники такого мнения, очевидно, считают старый тип кровной борзой неизменным. Они забывают о замечательной пластичности культурных пород, их высокой способности к совершенствованию в нужном человеку направлении. Унаследованные от дореволюционного времени культурные породы домашних животных в нашей стране не деградировали, а развились в новых условиях и показали производительность, далеко оставляющую позади производительность их предков.

Псовая борзая ценна не только красотой, но и поразительной устойчивостью своей крови и способностью передавать свои породные признаки.

Отсюда совершенно очевидна необходимость сохранения, развития породы псовых борзых и ее широкого применения для улучшения других пород борзых.

Ограниченное число имеющихся чистопородных борзых не может служить препятствием к широкому применению их для племенных целей. У нас есть примеры того, как, используя несколько десятков племенных животных, зоотехники за короткий промежуток времени создавали большие массивы чистопородного и улучшенного скота.

Причиной малого распространения и незначительности роста поголовья псовых борзых всегда была не ограниченность чистопородного материала — собаки очень плодовиты, а малочисленность заводчиков, сосредоточенных главным образом в крупных городах, где интерес охотников к борзой очень слаб.

Преданные делу городские заводчики псовых борзых, при всем их желании, не в состоянии долго поддерживать на высоте рабочие качества своих собак. Неизбежно городские псовые борзые будут превращаться в декоративных животных, какими они уже стали в Западной Европе. Животные быстрых аллюров требуют усиленного тренинга, а его борзые могут получить только в деревенских условиях. Для нормального развития породы и ее широкого распространения необходимо помочь ей стать доступной массовому охотнику-борзятнику.

С этой целью щенков чистопородных псовых следует по договорам передавать охотникам-промысловикам. Гнезда такой работы должны находиться обязательно под контролем кинологов местных обществ охотников, которые будут обязаны планировать вязки и вести племенные записи.

Полагаю, что при соответствующем кинологическом руководстве со стороны охотничьих обществ чистопородная русская псовая борзая получит в сельской местности твердую почву для своего развития, улучшит местных борзых и принесет большую пользу.

Возрождение русской псовой борзой после революции 1917 года

Порода русской псовой борзой после 1917 г осталась в количестве нескольких десятков, собак. Важнейшими гнездами этой породы тогда стали группы собак московских и ленинградских любителей. Значительные по численности группы псовых борзых позднее создались в Волгоградской и Омской областях, в меньшем числе эти собаки были в Рязанской, Куйбышевской, Липецкой, Тульской, Воронежской, Пензенской, Тамбовской и некоторых других областях РСФСР, а также па Алтае, в Грузин и Эстонии.

Из псовых борзых, игравших роль основных производителей в советское время, следует назвать в Москве Разброса III В. А. Сорохтиной, Наяна и Вихру Л. М. Петровой, которые были образцом породы, а позже чемпиона Стрепета и Струну Н. В. Гвоздевой (получавших на выставках высокие оценки, хотя собакам Гвоздевой далеко было до собак Сорохтиной и Петровой), семью псовых борзых А. Д. Золотцева, большей частью рабочих, но не отличавшихся большой породностью. Наконец, в более позднее время (30-е и 40-е годы) Рогдай, Кудряш I и Кидай Е. П. Комаровой поочередно в течение длительного периода занимали положение лидеров породы в Москве. До Великой Отечественной войны в ленинградской группе основой ведения породы были собаки Е. Ф. Дезор (чемпион Синай, чемпион Армавнр-Дивенский, Гайдар I-Дивенский), а также собаки братьев Матвеевых.

Из государственных питомников псовых борзых важнейшим был Энгельсский (Саратовская область). С самого основания Энгельсский питомник вел породу наиболее типичных псовых борзых, а в послевоенные годы — от таких выдающихся собак, как чемпион Молва, как отличные по экстерьеру и отмеченные дипломами на испытаниях Кинжал, Коротай, редкостный по типу и занимавший первые места на садках по волку Грозный.

Родоначальник важной московской линии Кидай Е. П. Комаровой (Свиреп — Кара Рубина, г. Куйбышев) со стороны матери имел в ряду своих дальних предков Разброса III В. А. Сорохтиной, со стороны же отца он шел от борзых Е. Ф. Дезор и таким образом сочетал в себе лучшие линии породы 20-х годов.

Продолжателем линии Кидая в Москве следует считать его сына Грозного Е. Н. Михайловой и внука Гяура (ее же). Получив два диплома 3 степени на испытаниях и оценки «очень хорошо» на выставках, Гяур был широко использован как производитель. Среди большого и в общем очень хорошего потомства Гяура особенно выделился его сын Загар Г. В. Зотовой, который в начале 60-х годов мог считаться лучшим по типу псовым кобелем в нашей стране.

Сын Загара от его однопометницы Золушки В. А. Дроздовой Валдай Э. Н. Гилярова обратил на себя внимание и экстерьером, и работой (два диплома 3 степени). Владельцу удалось дать Валдаю много вязок с лучшими суками, что в последующем создало затруднения в подборе пар, по возможности не близкородственных. Однако среди детей Валдая оказалось много собак с хорошим экстерьером и не менее пяти дипломированных на полевых испытаниях (в том числе чемпион Голубка М. П. Коблом с семью полевыми дипломами 3 степени).

Линия русской псовой борзой Фемины

Нужно особо остановиться на суке Фемине (полная ее кличка Фемина-Куик-Молодец) и кобеле Орле Фемина была привезена в Москву в 1945 г. Она отличалась замечательной породностью, и если к чему в ней можно было придраться, так разве лишь к облегченности костяка (что, впрочем, для суки допустимо). Родилась она в 1942 г. в Германии (питомник «Рассвет-Орик»).

Московскому обществу охотников — первому хозяину этой собаки у нас — удалось получить от Фемины и Кидая Е. П. Комаровой только двух щенков. Из них Грозный был продан в Энгельсский питомник, но погиб, не оставив потомства, а Гордый в паре с Крылаткой из того же питомника дал большой помет. Однако в результате случайного отравления в питомнике погибли все эти щенки, кроме одного, получившего кличку Грозный, хотя и этот кобель пострадал от отравления и даже потерял часть зубов. Несмотря на неполноценный зубной аппарат, Грозный отлично брал подсадного волка. В свое время этот кобель славился как лучший по экстерьеру в нашей стране (Загар Г. В. Зотовой занял это место позднее). В Энгельсском питомнике Грозный в течение ряда лет служил основным производителем. Его потомство отличалось высокими качествами.

В 1950 г. из ГДР был привезен Орел, происходивший от собак питомника фон Зильбергофа (ныне уже не существующего). Он принадлежал И. А. Невежину и вызывал особый интерес борзятников великолепным типом и пропорциональным сложением. Орел был повязан с четырьмя суками и дал всего 28 щенков. Среди них многие оказались ценнейшим материалом для продолжения племенной работы с нашей псовой борзой.

Такими были дети Орла: Плутовка Г. В. Зотовой и Пурга В. К. Амелунг (от Газы С. Н. Вербицкого), Орел II и Отвага (от Вьюги Теплоуховой) и другие собаки.

Через названную Отвагу, повязанную с Грозным Е. Н. Михайловой, произошло слияние линии Кидая Е. П. Комаровой с линией Орла I И. А. Невежина. С одной стороны, здесь было достигнуто освежение крови, улучшение типа и укрепление рабочих качеств, а с другой — слияние линий, как всегда, повело к сужению возможностей племенных комбинаций без тесного инбридинга.

Кровь Фемины, так сказать, свежая струя в породе, слилась с теми же ведущими линиями Кидая и Орла. Еруга Э. П. Гилярова (внучка Фемины от ее сына Дерзая) была повязана с его же Валдаем, который был внуком Орла и правнуком Кидая, т. е. продуктом слияния двух ведущих линий. Так в потомстве Еругн встретились три наиболее ценные семьи и линии псовых борзых конца 40-х и 50-х годов. Создание при этой комбинации группы породных собак с прочно закрепленным первоклассным экстерьером имело, как и медаль, оборотную сторону: слияние всего лучшего в один поток сузило и без того ограниченные возможности неродственных племенных комбинаций.

Если и до этого был распространен инбридинг на Гяура и Орла, то на новом этапе большинство родословных псовых борзых в ведущих центрах породы стали включать в себя также и представителей семьи Фемины. Оказалось почти невозможным избегать более или менее близких родственных вязок и назревал кризис породы.

Осенью 1962 г. снова удалось привезти из ГДР в Москву кобеля Амура хорошего типа, родившегося в 1959 г. (он приобретен В. С. Колпаковой). Амур происходил из питомника «Вергей». Этот ценный кобель оказался больным и, несмотря на самое серьезное лечение, пал в 1965 г. Однако от него успели получить немалое и притом очень хорошее потомство. Среди детей Амура уже есть много собак, заработавших полевые дипломы. Но очень неприятным свойством Амура была злость к людям и собакам, которую он передал части своего потомства.

И снова московская группа (а с нею и ряд других) выходит из трудного положения и продолжает укрепляться и количественно усиливаться, чему способствует и развитие породных групп в других областях, где все чаще появляются ценные производители (например, Коротай Е. Е. Губкина в Тамбове).

Корни и группы породы русской псовой борзой

Анализ происхождения около 40 псовых борзых, прошедших экспертизу на 8 Волгоградской областной выставке, показал, что для создания данного волгоградского поголовья использованы основные исходные корни и группы породы.

  1. Корень Саратовский включает в себя псовых борзых Энгельсского питомника Заготживсырья с такими лидерами, как чемпион Молва (40-е годы). Коротай, Крылатка, Кинжал и внук вывезенной из Германии Фемины чемпион Грозный, бывший в 50-х годах лучшей псовой борзой СССР. В дальних коленах родословных волгоградских борзых (нередко за пределами бланка) встречаются эти собаки, их потомки и близкая родня. Этот корень условно обозначим «С».
  2. Корень вывезенного из Германии Орла И. А. Невежина (привезен в конце 40-х годов) состоит из его детей, внуков и правнуков, более или менее инбрндированных на своего замечательного родоначальника. Представителей этой «Орловой» корневой группы можно встретить в родословных очень многих псовых борзых волгоградской ветви. Примененный здесь в свое время близкий, но ограниченный инбридинг дал хорошие результаты, закрепив прекрасный тип и надежные рабочие качества. Этот корень условно обозначим «О».
  3. Группа вывезенного из Германии Лмура В. С. Колпаковой (привезен в 1962 г., пал в 1965 г.). Амур имел много вязок с суками московского корня породы. Его кровь есть в собаках ленинградской, куйбышевской, липецкой и волгоградской ветвей. Амур В. С. Колпаковой встречается в родословных волгоградских собак в недальних коленах. Сочетание производителей из потомства Амура с собаками группы Орла I И. А. Невежнна дало в Волгограде особенно типичных, эффектных по экстерьеру собак. Хотя Амур В. С. Колпаковой сам был нерабочим, среди его потомства оказалось немало собак, выдающихся в поле. Этот корень условно обозначим «А».
  4. Московский корень включает в себя группу собак московских любителей, основанную на борзых Е. П. Комаровой (особенно на Кндае) и отчасти А. Д. Золотцева с прилитием крови вывозной Фемины, а также небольшой доли крови собак Энгельсского питомника. Наиболее заметен в этой группе Валдай Э. Н. Гилярова, которого можно считать продолжателем московской линии Грозный Е. Н. Михайловой — Гяур ее же — Загар Г. В. Зотовой. Этот корень условно обозначим «М».
  5. Ленинградская группа возникла из смешения кровей собак, взятых из Энгельсского питомника, с московскими и некоторыми другими. Влияние ленинградских собак на волгоградскую ветвь незначительно (через Хана Н. И. Воробьева — сына Буяна) этот корень условно обозначим «Л».

Комбинации групп русской псовой борзой

По родословным псовых борзых 8 выставки можно было установить, что перечисленные корни происхождения в группы комбинируются и сочетаются довольно разнообразно. В учете значения того или иного из основных корней не может быть, так сказать, математической точности, но если опираться на самое существенное — участие в родословной той или иной из этих основ, то, используя принятые обозначения «корней», можно наметить среди группы борзых, прошедших через ранг 8 выставки, следующие 12 комбинаций корней:

  1. АО и АОМ;
  2. АОС;
  3. ОС;
  4. МЛС;
  5. МО;
  6. МОС;
  7. АМС;
  8. МС;
  9. МЛ;
  10. М;
  11. Л;
  12. С.

Возможность стольких комбинаций указывает на богатство породы племенным материалом, позволяющее обходиться без вынужденного инбридинга, и вообще на силу породы.

В наше время стандарт псовой пересматривался и уточнялся неоднократно: на 1 съезде кинологов в 1925 г., затем в 1939, 1951 гг. Все стандарты существующих у нас охотничьих пород заново были прокорректированы, переписаны в 1963 г., утверждены Минсельхозом в 1966 г. и опубликованы в 1969 г. В 1979 г. в последний стандарт русской псовой борзой внесены поправки. Новые стандарты борзых и других охотничьих пород утверждены в апреле 1980 г. Окончательный стандарт русской псовой борзой по всем статьям этой породы в сущности тот же, что и прежний; серьезное изменение внесено лишь в увеличение роста собак, уточнены еще некоторые детали.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...