Промысел байбака в Казахстане

 Дата публикации: 31.05.2011

Современный промысел байбака в Центральном Казахстане характеризуется массовым использованием мотоцикла, что позволяет охотнику с наименьшей затратой сил облавливать гораздо больший участок, чем при передвижении на велосипеде, на лошади и тем более пешком. Путик при использовании мотоцикла нередко имеет протяженность 15-18 км, так что за день ловец проезжает 50-70 км, добывая с помощником за 1 -1,5 месяца промысла 200-500, в среднем около 300 зверьков, что делает это занятие выгодным. Таким образом, мелкие массивы сурчиных поселений охотника с мотоциклом уже не удовлетворяют, ему нужны обширные территории, заселенные зверьками.

  • Весьма положительным мероприятием для упорядочения промысла сурков является введение лицензий в бывш. Целинном крае и запрещение добычи зверьков огнестрельным оружием.

К сожалению, в последние 10 лет, за время освоения целинных степей, площадь сурковых промысловых угодий резко сократилась, а из оставшихся крупных и ранее сплошных массивов многие в результате распашки земель оказались раздробленными на мелкие островки, которые по указанным выше причинам потеряли промысловое значение, хотя сурок там во многих местах есть и даже нередко имеет значительную плотность населения.

БайбакБайбак

Таким образом, несмотря на широкое современное распространение сурка и довольно большие общие запасы его, значительные перспективы для развития промысла имеют лишь немногие, наиболее крупные массивы его поселений, которые описаны ниже.

  • Массив № 1 расположен в восточной части Эркеншиликского района Целиноградской области. Он охватывает горы Ерментау и равнины, прилегающие с востока, запада и особенно с севера. Общая площадь его составляет около 5000 км2. Из них около 2500 км2 лежит севернее железной дороги и примерно 2500 км2 — южнее. Последняя территория — это горы Ерментау и предгорная равнина.

Поселения сурков по обе стороны железной дороги встречаются часто, но невелики по площади. Это объясняется прежде всего тем что места, пригодные для норения, часто прерываются либо участка ми с близким залеганием горных пород, либо с сырыми почвами Более сплошные и обширные поселения байбаков расположены севернее жел. дороги, на равнине вокруг озер Тениз, Каскат, Жаман туз и других, и еще севернее, на водоразделе рек Селеты и Оленты хотя и здесь пригодные для их жизни места занимают не больше трети общей площади массива. Южнее железной дороги, в гористой части, его поселения настолько мозаично расположены, что занимают не больше одной пятой общей площади массива. В целом пригодная и заселенная сурками площадь для северной части массива составляет примерно 1000 км2, а для южной — около 400 км2.

Учет с автомашины проведен по всему маршруту в районе оз. Тениз и южнее, в горах Ерментау. Его протяженность севернее железной дороги -25 км, а площадь учета — 5 км2. Кроме того, проведен пешеходный учет на протяжении 8 км при полосе учета в 100 м с площадью учета в 0,8 км2. Всего на 5,8 км2 учтено 109 сурчин. На пешеходном маршруте все они были обитаемые. Таким образом, на 1 км2 приходится от 16 до 164, в среднем 72 сурка. Всего на этой части массива обитает около 70 тыс. сурков.

Южнее железной дороги автомобильный маршрут учета составил 31 км, пешеходный — 5 км при общей площади учета 6,7 км2. Всего учтено 154 бутана, из которых около 20% были необитаемыми.

Из 124 обитаемых на 1 км2 приходилось от 9 до 36, в среднем 19 бутанов. Плотность населения сурков соответственно равна 36-144, в среднем 76 особей на 1 км2, а общая численность в этой части массива — около 30 тыс. особей. Всего же на этом массиве обитает около 100 тыс. сурков, из которых можно добывать примерно 20-25 тыс.

  • Массив № 2 имеет площадь около 10600 км1 и расположен в основном в Атбасарском, бывш. Баранкульском и в незначительной части на территории Жаксынского и Кургальджинского районов. Большую часть массива занимает сглаженный Терсакканский мелкосопочник, меньшую часть — Приишимские равнины и Тургайское плато, имеющие пологий уклон.

И на том и на другом участках массива около 25% площади непригодны для жизни сурка. Это луговые понижения возле мелких рек и озер, не отраженные на карте, сплошь каменистые участки, дороги, населенные пункты и выгоны вокруг них. Пригодная для жизни сурка территория составляет около 8000 км2, из которых мелкосопочный участок занимает примерно 5200 км2, а равнинный — 2800 км2.

На первом массиве учетные маршруты составили в сумме 303 км, при общей площади учета 47,3 км г. Учтено всего 1757 бутанов, из которых 10% были необитаемыми. При 1582 обитаемых бутанах их число на 1 км2 разных отрезков учетных лент составляло 24-87, а в среднем — 33,5. Соответственно плотность населения сурков была на 1 км2 от 96 до 348, а в среднем 134 особи. Общая численность сурков на мелкосопочном участке массива составляет около 720 тыс. особей.

На равнинной части массива учетный маршрут составил 100 км, а общая площадь учета — 20 км2. Всего здесь учтено 990 бутанов, из которых около 20% были необитаемыми. Из 792 обитаемых бутанов на разных отрезках учетных маршрутов их насчитывалось от 8 до 112, в среднем 40 шт. на 1 км2. Соответственно плотность населения сурков на равнинной части массива колебалась от 24 до 448, составляя в среднем 160 зверьков на 1 км2. Общая численность сурков на этой части массива — около 460 тыс. шт. Всего на массиве № 2 обитает около 1180 тыс. сурков, из которых можно добывать примерно 240-300 тыс.

  • Массив № 3 имеет в пределах Целиноградской области площадь около 900 км2 и находится в Кургальджинском районе. Согласно В. В. Редкову, это холмисто-волнисто-равнинный район. Судя по опросным данным, сурки населяют его сплошь. Опромышляет-ся он слабо. Мы не проводили учета численности сурка на этом массиве, но у нас имеются учетные данные по другим местам с теми же геоморфологическими, почвенными и растительными условиями. Одно из них расположено севернее массива, в районе оз. Жаркуль, другое — в районе устья р. Кайракты Целиноградской области. Учетные маршруты на них составили 20 км, площадь учета — 4 км2. Всего учтено 69 сурчин — все обитаемые. Число сурчин на 1 км2 на четырех участках составляло 14-23, в среднем 17,2. При средней плотности населения 69 зверьков на 1 км2, их общая численность на массиве № 3 составила около 70 тыс. шт.

Этот массив тянется и на восток — в Нуринский район Карагандинской области. И хотя природные условия там аналогичны Целиноградской части массива, значительная часть территории здесь распахана, особенно на плато Муз-бель, издавна славившемся обилием сурков.

Площадь нераспаханной части массива составляет 2200 км2, из которой около четверти занимают заросли кустарников, каменистые холмы и другие непригодные для обитания сурка площади. На остальных 1600 км2, если принять среднюю плотность населения сурков, как на Целиноградской половине массива, равную 69 зверькам на 1 км2, обитает около 90 тыс. сурков. Всего же на массиве № 3 насчитывается примерно 160 тыс. сурков, из которых можно добывать 30-40 тыс.

  • Массив № 4 имеет, за вычетом распаханных площадей, территорию около 3460 км2 в пределах Карагандинской и 1540 км2 — Павлодарской областей. Карагандинская часть массива вся лежит в северо-западном углу Каркаралинского района. Массив представляет собой область мелкосопочника, прерываемого севернее оз. Карасор длинными грядами более высоких сопок — горами Аир и западнее — Караганды, а также мелкосопочными равнинами. Равнины больше распространены в западной части массива, к югу и западу от гор Семиз-бугу. На востоке над ними поднимаются горы Жельтау, Куу и ряд других мелких гор, не превышающих 800-1000 м над ур. м. и 200-300 м относительной высоты. Наиболее сплошные поселения расположены на западе массива, а в других местах они часто прерываются каменистыми с кустарником холмами, сырыми солонцами и другими непригодными для них площадями. В целом около трети площади массива заведомо непригодны для обитания сурков.

Учетный маршрут на массиве № 4 составил в сумме 120 км и общую площадь 17 км2. На этой площади учтено 600 сурчин, из них 85% обитаемых. На разных участках маршрута на 1 КМ3 число обитаемых бутанов приходилось от 18 до 48, а в среднем 30, число сурков — соответственно 72-192 и 120. Общая численность сурков на массиве составляет около 400 тыс. особей, из них примерно две трети — в Карагандинской области, а остальные — в Павлодарской. На этом массиве можно добывать 80-100 тыс. сурков.

  • Массив № 5 имеет площадь около 3100 км2 и расположен на юге Каркаралинского района Карагандинской области. Весь заселен серым сурком. Территория массива сплошь занята самыми высокими в Казахском нагорье горами. Вне гор сурки в этой части Каркаралинского района не встречаются. Общий учетный автомобильный маршрут на массиве — 73 км, учетная площадь — 7,5 км2. Пешеходный учетный маршрут- 15 км, а площадь пешеходного учета — 1,5 км2. Кроме того, произведен учет сурчин с горы в бинокль на двух площадках примерно по 0,5 км2. Общая учетная площадь — 9,8 км2. На ней учтено всего 147 семейных бутанов. Все обследованные бутаны обитаемы. Число бутанов на 1 км2 было 6-30, в среднем 15, плотность населения сурков от 30 до 150, а в среднем 75 особей на 1 км.

Несмотря на повсеместное обитание сурков в массиве № 5, поселения их все-таки часто прерываются непригодными для их жизни местами, которые в общем занимают не менее половины территории. На пригодной для их жизни площади в 1500 км2 обитает около 110 тыс. зверьков, из которых можно добывать 20- 25 тыс.

Таким образом, на пяти участках Целиноградской и Карагандинской областей, где численность сурков позволяет вести промысел, мы насчитали около 1900 тыс. сурков. Из них в Карагандинской области — примерно 480 тыс., в Целиноградской -1300 тыс. и в Павлодарской — 120 тыс. сурков. Однако эти цифры, вероятно, несколько завышены и не только из-за неточного определения площади, занимаемой на обследованной территории поселениями сурков, о чем упоминалось во введении, но и потому, что в нашем распоряжении были сведения о величине распаханных участков лишь на 1961 и 1962 гг., тогда как освоение целины продолжалось и в последующие годы.

Промысловые запасы сурков в Карагандинской и особенно Целиноградской областях достаточно велики и существующие заготовки их шкурок можно значительно увеличить. Сколько же сурков, какой процент имеющихся запасов можно добывать ежегодно? Этот вопрос остается до сих пор неясным. Научно обоснованных норм промысла сурков нет, так как многие необходимые для этого детали динамики их популяции не изучены. Не известны по существу сроки наступления половозрелости, продолжительности жизни, естественная смертность разных возрастных групп сурков в зависимости от тех или иных факторов среды. Даже вопрос о возрастном составе популяции изучен недостаточно из-за отсутствия удовлетворительной методики определения возраста сурков. Лишь для американского лесного сурка эти вопросы можно считать в значительной степени изученными, и для него экспериментально установлены нормы промысла. Общий вывод таков, чем больший процент зверьков изымается из популяции, тем интенсивнее размножаются оставшиеся. При этом считается возможным ежегодно добывать до 76% общего количества лесных сурков. Однако эти выводы нельзя переносить на байбака и серого сурка, так как их биология довольно сильно отлична от лесного сурка. Лесной сурок в отличие от других видов сурков достигает половозрелости в возрасте года и вообще имеет ряд особенностей, присущих большинству сусликов.

В. И. Чернышев относительно длиннохвостого сурка на Памире исходит из возрастного состава стада сурков и предлагает добывать процент сурков, равный доле взрослых в популяции, т. е. одну пятую от общего поголовья. Это вполне логично, если учесть, что половозрелость у длиннохвостого сурка, по-видимому, наступает лишь в возрасте трех лет на четвертый.

  • Байбак, по исследованиям И. Г. Шубина, достигает ноловозрелости в три года на четвертый, в размнолсении ежегодно участвует 80-90 о взрослых самок. У одной самки, судя по плацентарным пятнам, бывает в среднем 5,5 детеныша. При малочисленности врагов отхода сурчат за лето почти не бывает. Но после засушливых лет, когда сурки залегают в спячку низкоупитанными и просыпаются ранней весной очень худыми, наблюдается большая гибель их от истощения.

В благоприятные годы молодые зверьки составляют 35% в популяции, а в неблагоприятные — вдвое меньше. Соответственно этому меняется и процент зверьков других возрастных групп. Хотя отход молодых сурков и невелик, тем не менее до достижения половозрело-сти значительная часть их гибнет, и сурки возрастом в три года составляют лишь 19-21% популяции. Этим количеством зверьков ежегодно пополняется половозрелая часть популяции. Именно столько следовало бы добывать сурков, чтобы не было ущерба основному поголовью. Однако продолжительность жизни байбака велика, а смертность взрослых особей незначительна, поэтому без ущерба основному их поголовью можно добывать до 30% зверьков. Об этом же говорит и опыт отлова сурков опытными охотниками. Обычно, по их словам, они отлавливают 20-30% имевшихся до промысла всех сурков. У охотника с мотоциклом нет надобности упорно вылавливать сурков из одной норы. Ему ничего не стоит проехать лишние несколько километров до необновленных нор, где сурка изловить легче. Охотник из г. Петропавловска А. И. Кевер уже восемь лет промышляет на одном и том же участке, ежегодно отлавливая около 30% сурков. При этом поголовье их заметно не уменьшается и он не видит причин менять участок. И действительно, сурков остается много даже там, где промысел уже закончился, что мы наблюдали на участках трех сурколовов.

  • Таким образом, в благоприятные для байбака годы нормой отлова можно было бы считать 30% популяции. К сожалению, при современной слабой организации промысла и недостаточной сознательности у части охотников, эта норма будет часто нарушаться, особенно в новых гористых районах промысла, где передвижение охотника на мотоцикле очень ограничено. Поэтому, а также учитывая возможность некоторого завышения цифр запаса сурков для гористых мест, мы считаем правильнее на первых порах норму промысла для засушливых и обычных лет ограничить 20 и 25%.

Для рационального использования сурка очень важно устанавливать правильные сроки промысла, который, как мы упоминали выше, нередко открывают слишком рано, без учета особенностей года и без пробного отлова сурков. В обычные годы даже в южных районах открывать промысел раньше 1 июля нецелесообразно, так как в первых числах этого месяца всегда ловится много невыходных сурков. И лишь в годы с особенно ранними сроками фенологических явлений в природе, в т. ч. в жизни сурка, в самых южных районах промысловый сезон можно открывать с 20 июня.

  • Серый сурок в горах Темирши и Кошубай, по словам чабанов, выходит из нор в конце марта, с первыми проталинами, а залегает в спячку с середины августа. Линька протекает в сравнении с линькой байбака относительно поздно. Из 45 серых сурков, добытых в 1964 г. с конца июня до 10 июля, полностью вылинявших зверьков не было ни одного. Ближе к окончанию линьки состояние мехового покрова оказалось у взрослых самцов. У них верхняя сторона тела очистилась от старых волос, но новые еще были недоросшими. Самки же, родившие в данном году, даже на верхней части тела в это время имели много старой шерсти, а новая под ней оказалась очень сильно недоросшей. Об открытии промысла раньше середины июля и говорить было нечего. Таким образом, промысловый сезон на массиве № 5 следует начинать, по крайней мере, недели на две позднее, чем в массивах № 2 и 4, но вообще этот вопрос требует изучения.

Имея данные о запасах сурков, норме отлова, можно подсчитать размеры возможной добычи зверьков и количество шкур, которое можно заготовить. Последнее, однако, будет значительно ниже числа добытых сурков, так как в число их должны входить и молодые сурчата, хотя шкура с них обычно не снимается из-за ее малоценности. Как показал опрос охотников-сурколовов на Терсакканском мелко-сопочнике, даже у наиболее опытных из них, старающихся не ловить молодняк, он составляет не меньше 20% всех отловленных зверьков. У малоопытных сурколовов молодняк составляет подчас 50% выловленных сурков. В среднем же его нужно считать близким к 30%. Правда, большинство не умерших в капкане зверьков выпускается, но у них, как правило, сильно повреждены конечности и шансов на выживание они имеют мало, поэтому таких сурчат следует считать погибшими. Итак, число заготовленных шкурок будет примерно на 30% ниже общего числа отловленных сурков и составит по всем описанным промысловым массивам для обычных лет 350 тыс., а в годы, неблагоприятные для сурков, — около 280 тыс. Один зверек в период промысла в среднем дает вытопленного жира 500 г, мяса — 1,5 кг. Таким образом, 350 тыс. сурков дадут 175000 кг жира и 525000 кг мяса.

  • Как показали наши обследования и опрос охотников, средняя промысловая единица, состоящая из двух человек, за месяц или немного большее время добывает в среднем 300 сурков. На основании этого можно ориентировочно рассчитать, что для добывания предлагаемого числа сурков и соответствующего количества шкур, жира и мяса необходимо на промысловый сезон иметь около 1100 охотников. Предполагаемому числу охотников нужно приблизительно 550 мотоциклов и 27500 капканов № 3, из расчета один мотоцикл и 50 капканов на одну промысловую единицу, т. е. на двух человек. Промысел сурков могут вполне производить люди, работающие где-либо на постоянной работе.

В заключение считаем уместным еще раз подчеркнуть, что все приводимые данные о запасах сурков в различных областях и районах, расчет возможной добычи их, получение продукции, потребность в охотниках, снаряжении и т. д. сугубо ориентировочны. Это первая попытка определения запасов сурка на столь огромной территории. Очень важно при осуществлении предлагаемых мер по развитию промысла сурков уточнять приводимые нормы и сроки промысла применительно к конкретным местным условиям. Они должны чутко реагировать на изменения в популяции зверьков и изменяться соответственно им. Для этого нужно с помощью егерей и охотников-сурколовов ежегодно собирать основные сведения, характеризующие заготовки и состояние популяции зверьков. Это можно сделать посредством анкеты, которая должна быть неотъемлемой частью лицензии. Охотник должен заполнять анкету и через егеря в обязательном порядке одновременно с лицензией возвращать в областную госохотинспекцию. Накопленные таким способом сведения будут важными для улучшения промысла в дальнейшем. За егерем должно быть закреплено право проверки соответствия данных заполненной анкеты с действительным положением дел. Лицензия должна явиться не только регулятором промысла, но и способствовать накоплению необходимых сведений.

В настоящее время промысел байбака сосредоточен в Атбасарском, в бывш. Баранкульском и меньше в Кургальджинском и Жаксынском районах Целиноградской области, где плотность населения его наиболее высока и сохранились еще значительные участки нераспаханных степей. Кроме того, и равнинный рельеф привлекает охотников, так как они в основном охотятся с применением мотоцикла. В других районах области промышляют лишь отдельные охотники, так как там либо мало сурков, либо почти не сохранились целинные степи. На посевах зверьков не добывают из-за низкой упитанности и позднего растянутого окончания линьки.

Однако значительные возможности для промысла имеются также в бывш. Эркеншиликском, Нуринском и Каркаралинском районах. Эти районы менее знакомы массе сурколовов, проживающих в основном на севере Казахстана, хотя желательно направить на промысел туда именно их. Они своим мастерством помогут заинтересовать в промысле местное население, передав ему свой опыт. Но приезжих охотников будет отпугивать неизвестность мест, дальность расстояния и более пересеченная местность, местами ограничивающая применение мотоцикла. Для преодоления этих трудностей следует продавать в кредит под пушнину с рассрочкой на несколько лет различные товары и снаряжение в первую очередь тем охотникам, которые согласятся ехать на промысел в более отдаленные районы. Это будет большим стимулом. Кроме того, необходимо организовать перевозку на автомашинах не только основного промыслового инвентаря сурколовов, но и их мотоциклов. Продумать надо и вопрос о снабжении охотников бензином, который на месте промысла зачастую трудно достать.

И, наконец, имеет значительные возможности для промысла южная половина Каркаралинского района. Эта самая отдаленная и к тому же гористая территория, наименее освоенная человеком. Организовать промысел здесь наиболее трудно и прежде всего из-за наибольшей отдаленности от севера Казахстана, где в основном живут сурколовы, а также из-за пересеченности местности, что сильно ограничивает, а местами делает и вовсе невозможным применение мотоцикла. Кроме того, здесь труднее организовать снабжение сурко-ловов продуктами питания и бензином. Местами же промысел можно вести лишь с применением лошадей.

Для преодоления этих трудностей, помимо предоставления охотникам льгот, перечисленных выше, следует повысить несколько расценки на шкурки местных сурков. Здесь, как уже упоминалось, обитает не байбак, а серый сурок Marmota baibacina Kastsch. Он крупнее, имеет более мягкий и пышный мех, более темную окраску, заметно большую площадь шкуры и относится по существу не только к особому кряжу, но и к другому виду пушнины. Пушники относили его раньше к категории «тарбаганов», и заготовительная цена его шкурки в 30-х годах была на 33% выше, чем обыкновенного байбака, относимого пушниками к виду «сурок». Эту разницу следует сейчас восстановить. Это повышение будет как бы компенсировать большую трудность добывания «тарбагана» по сравнению с «сурком» и явится дополнительным стимулом для развития промысла в этом отдаленном районе.

В новых промысловых районах Карагандинской области быть может первые 1-2 года не следует вводить лицензий, но остальные мероприятия, способствующие промыслу, должны быть проведены.

В целом перспективы развития промысла сурков еще достаточно велики, и продукция, даваемая ими, может иметь важное значение, особенно в отдельных районах Центрального Казахстана.

В результате изучения морфологии, распространения и некоторых экологических особенностей сурков Центрального Казахстана мы пришли к выводу, что байбак по многим признакам отличается от М. baibacina baibacina и М. b. centralis. Поэтому мы полностью присоединяемся к мнению Н. А. Бобринского, С. И. Огнева, И. М. Громова, Л. И. Галкиной и считаем байбака и серого сурка вполне самостоятельными видами. Объединение Marmota bobac, М. baibacina, М. sibirica и М. camtschatica, сделанное недавно Б. А. Кузнецовым, нам представляется необоснованным и затрудняющим изучение этих зверьков.

В настоящее время почти повсеместно в посещенных нами местах популяция сурков находится в хорошем состоянии и необитаемых нор довольно мало даже на границе ареала. Общие запасы сурков в Центральном Казахстане еще довольно велики, поэтому цифра 4,5 млн., которой И. Г. Шубин оценивал общее по всему Казахстану количество байбаков до периода массовой распашки степей, нам не кажется для того времени очень сильно преувеличенной. Однако промысел в результате массового применения охотниками мотоциклов целесообразно организовать лишь на отдельных, наиболее крупных массивах сурчиных поселений. Поэтому промысловые запасы в Центральном Казахстане значительно меньше общих, хотя и они позволяют увеличить существующие заготовки шкур, по крайней мере, вдвое. Это увеличение потребует значительных усилий в деле организации промысла, а именно: обеспечить охотников необходимым снаряжением и провизией, закрепить за ними промысловые участки, проводить пробные отловы для определения сроков промысла. Для более правильного определения норм промысла необходимо углубленное изучение динамики численности сурков, что требует экспериментального изучения их в природе на огороженных участках.

Необходимо продолжить работы по уточнению запасов зверьков на уже известных промысловых массивах, а также обследовать западную половину Казахского нагорья и Калбинский Алтай. Затраты на эти мероприятия с избытком окупятся ценой шкурки и жира добываемых сурков, использование запасов которых может проводиться также по линии организации специальных промысловых хозяйств.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...