Охотничий двор

 Дата публикации: 13.03.2011

Не раз поднимался вопрос об этичности охоты на животных в вольерах, которую противники вполне справедливо называют консервированной стрельбой. И уж совсем не приемлют они трофейную охоту в загонах. В то же время, во многих охотничьих изданиях превозносятся трофейные царские охоты. Однако большинство царских охот осуществлялось в зверинцах, а они, по сути, являются прототипом современного фермерского охотничьего хозяйства. Такое противоречие мне показалось любопытным и достойным исследования, тем более что устройство царских зверинцев и организация охоты в них будет интересна для охотников и охотничьих фермеров.

Царский зверинецЦарский зверинец

Сведения о царской охоте, быте и нравах России с древнейших времен и до начала 20 в., собранные по крупицам, донес до нас историк Николай Иванович Кутепов в превосходном издании Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси. Он же повествует о том, что основная причина организации царских зверинцев и охотничьи дворов — резкое оскудение крупной дичи в государстве российском начиная с 18 в., особенно вблизи столиц, а также необходимость успешной охоты высочайших особ.

В Петербурге и окрестностях начало устройству зверинцев было положено Петром 1. Одновременно с изданием указа о собирании диковинных уродцев в кунсткамере, Петр распорядился о привозе редких зверей и птиц. Размещены они были в специальных помещениях в Летнем саду. Но это был скорее зоологический, нежели охотничий, парк. Устройство зверинца в целях охоты начато в Царском Селе против каменных дворцовых палат не ранее 1718 г. В середине деревянного палисада окружностью до четырех верст, обнесенного глубоким и широким рвом, был сооружен каменный погреб, на нем насыпан большой холм, на котором поставили решетчатую галерею, а позднее, в начале царствования Елизаветы Петровны,- четырехбашенное здание ягдкамеры, названное Монбежем. Зал, павильоны и даже купол этого знаменитого теперь здания расписаны изображениями животных и украшены картинами из охотничьей жизни кисти художника Иоганна Грота. В этом зверинце содержали около сотни оленей разных видов, а также лосей, кабанов, диких коз , зайцев, павлинов, лебедей, журавлей, различные виды гусей и уток, цесарок, фазанов и других птиц. При зверинце размещалась псовая охота, состоящая из нескольких десятков борзых, гончих и легавых собак.

Сооружение еще более обширного зверинца. Позднее крупный зверинец, основанный князем Г.Г. Орловым, был устроен в Гатчине.

В 1737 г. императрица Анна Ивановна повелела завезти в Петергофский зверинец из Измайловского немецких оленей и маралов , 16 диких коз, 4 кабана, одного волка, 374 зайца, 68 диких уток и 16 больших морских птиц. Помимо ружейной охоты Анна часто развлекалась зрелищем травли зверей: медведей и волков, оленей и кабанов.

Охотничий зверинец, устроенный при Петре Великом в парке Екатерингофского дворца, предполагалось расширить до 33 верст в окружности. Он, по плану обер — егермейстера Артемия Петровича Волынского, должен был заменить все другие многочисленные зверинцы и зверовые дворы, находившиеся в Петербурге и окрестностях. Сметная стоимость устройства этого зверинца — 100 780 рублей. Работы начаты весной 1737 г., но вскоре прекращены, а олени, лоси и лани переселены в Петергоф.

При Павле 1 в Павловске содержали сибирских оленей и ослов. В Ораниенбаумском зверинце великий князь Петр Федорович, помимо американских оленей, разводил кабана. Здесь же была и псовая охота. В Дудергофе в 1770 г. императрица Екатерина 2 приказала построить фазанарий, в котором в 1778 г. находилось 159 фазанов. В сокольничем дворе Красного села, а также во многих Петербургских зверинцах, содержали ловчих соколов. Однако соколиная охота была наиболее развита в Москве на Семеновском потешном дворе, где количество соколов, кречетов и ястребов доходило до одной — трех сотен. Здесь же временами размещали медведей, рысей и других зверей.

Знаменитый Измайловский зверинец был основан еще при Алексее Михайловиче, но охотничья жизнь бурлила здесь при Петре 2 и Анне Ивановне. Известно, что Анна Ивановна в течение лета 1730 г. била из ружья в зверинце и окрестностях зайцев, оленей и тетеревов. Для охоты императрицы в окрестные поля и леса выпускались из зверинца различные звери. И это первое упоминание о выпуске фермерских зверей на волю под выстрел.

Сведений о размерах этого зверинца не сохранилось, однако он был огромным. Численность кабанов с 1740 г. превышала сотню, косуль меньше — от 16 до 63. Поголовье прочих зверей исчислялось единицами. В 1773 г. сделана попытка нормирования числа копытных: положено было содержать 100 кабанов и 320 оленей , а к июлю 1813 г. только 23 американских и 3 немецких. Отсюда животных периодически отправляли в специальных транспортных ящиках в петербургские зверинцы. Иногда транспорт состоял из 63 ямских подвод под конвоем десяти солдат московского гарнизона при капрале и офицере. В 1740 г., например, перевозили партию из 20 оленей немецких, 4 сибирских, 40 кабанов, 16 диких коз, 26 зайцев и 12 серых куропаток. Отсюда везли и битую дичь для высочайшего стола.

В окрестностях Москвы находились также несколько потешных дворов , где содержали крупных хищников и редких птиц и, в Преображенском, ланей. На потешных дворах охотники нередко выходили на медведя один на один с вилами или рогатиной. В Александровской слободе Владимирской губернии зверинец и охотный дом с сокольней и псарней из сотни собак завела великая княжна Елизавета Петровна.

В зверинцы и на охотные и потешные дворы живых зверей и птиц, по высочайшему повелению, доставляли из — за границы и едва ли не со всего государства российского, но более всего — из окрестных губерний. Нередко егеря и сами выезжали на отлов зверей и птиц. Под Петербургом, в Астрахани, Казани и Царицыне для передержки пойманных животных был построены специальные дворы. Из Астрахани лишь в 1737 — 1741 году отправили около тысячи птиц, преимущественно весной на стругах. В середине кораблей устраивался водоем, на котором птицы могли плавать во время долгого пути. Тем не менее, многие из них гибли. Серых куропаток отправляли отсюда по нескольку сот пар тоже на стругах, а из других мест — зимой на санях в коробах. Из Астрахани, или через нее, переправляли в Петербург и Москву оленей, сайгаков, косуль, кабанов, диких быков и зубров с Кавказа. Постоянным поставщиком копытных зверей, включая диких лошадей, была Украина и Воронежская губерния. Лосей, волков и лисиц ловили преимущественно в окрестностях Москвы, Петербурга и в новгородской, Смоленской и Казанской губерниях. Особенно проблематично было доставить пойманных зверей из Сибири, не поморив их в дороге.

Фактически в этот период в царской России была организована разветвленная служба по отлову и доставке животных в охотничьи зверинцы — прообраз Зоообъединения Главохоты, существовавшего в советское время. Хотелось бы также обратить внимание отечественных охотничьих чиновников-запретителей на то, что в зверинцы беспрепятственно завозили, содержали и разводили здесь множество видов диких животных, включая доставленных из — за рубежа американских и индийских оленей и лань.

При императорах Павле 1 и Александре 1, не интересовавшихся охотой, зверовые, сокольничьи и псовые охоты пришли в упадок, а немногие сохранившиеся зверинцы и зверовые дворы опустели.

Император Николай 1, напротив, был страстным охотником. Он, как пишет И. Кутепов, не любил охоты на вольного зверя — на волков, медведей или лосей, сопряженных с опасностью и требующих дальних поездок, но он очень любил охоту на оленей, отчасти также на мелкую дичь — зайцев, фазанов, куропаток. Живя в Гатчине в осенние месяцы, он, большей частью в октябре, охотился на оленей в Гатчинском зверинце. Здесь же и в Петергофском зверинце устраивали охоты для высочайших иностранных особ. не обходилось и без курьезов, которые случаются и в наши дни. Прусский принц, например, на одной из охот застрелил ручного медведя, позволявшего кормить себя сахаром и гладить. Частые охоты на оленей приводили к быстрому сокращению поголовья. Для его пополнения в Петергофском зверинце в 1829 г., например, было куплено сто оленей, видимо, северных, у крестьянина холмогорского уезда. Охота проводилась и в зверинце Петергофского Английского сада, где в 1834 г. содержали до 42 косуль и несколько оленей и лошаков. Эта зверовая охота просуществовала до 1846 г. Позади Английского сада был устроен ремиз, где охотились на выпущенных из капитально оборудованных садков и для размножения фазанов, серых куропаток и зайцев. Последних сотнями отлавливали в Валдайском уезде новгородской области, а фазанов, их яйца выписывали из — за границы, поскольку все усилия по разведению и акклиматизации этих птиц на месте были безуспешными. В 1835 г. около Петергофской охотничьей слободы был выстроен зверовой двор, где содержали привозимых хищников: медведей, волков и лисиц, которые иногда сбегали отсюда на волю.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...