Судья-эксперт охотничьего собаководства

 Дата публикации: 28.03.2011

Роль судьи-эксперта в деле охотничьего собаководства настолько ясна, что говорить о ней пространно просто нет необходимости. Экспертизные оценки экстерьера собак, суждения судей о полевой работе их — это основы, на которых строится вся племенная работа.

Поэтому к судьям-экспертам справедливо предъявляются высокие требования безупречного знания особенностей каждой породы, ее истории, ее состояния в настоящее время и, что очень важно, правильного понимания того, в каком направлении должно идти развитие породы.

Выставка охотничьих собакВыставка охотничьих собак

Однако одни профессиональные знания еще не создают ни настоящего судьи, ни настоящего эксперта.

Настоящего судью и эксперта создает сочетание знаний кинолога с моральной чистотой современного человека, выше всего ставящего интересы общественности.

Таких судей у нас большинство. Они ценят доверие, оказываемое охотничьими коллективами, в своей деятельности на ринге и в поле не раз являли образцы высокой требовательности к себе, принципиальности в выводах, неуклонного соблюдения существующих правил экспертиз, испытаний и состязаний.

Бесспорно, решение даже таких отличных судей не всегда и не всем приходятся по душе. Но именно безупречность нравственного облика судьи и эксперта не давала и не дает в этих случаях повода оспаривать их решения, выступать с протестами по их отчетам. Если же такие протесты и возникают, то общественность встает на защиту объективного судейства, не позволяя порочить честных экспертов и судей.

Но говоря о замечательном отряде наших судей и экспертов, приходится все же порой с горечью припоминать старую поговорку о семье, в которой не обходится без урода.

Всем известны пункты правил испытаний охотничьих собак, где записано, что председатель судейской комиссии и ее члены не имеют права судить собак, принадлежащих лично им, членам их семей и ближайшим родственникам, а также собак, являющихся потомками первого поколения их собственных питомцев и т. д.

Этика судейства требует, чтобы в случаях, предусмотренных этими пунктами правил, тот или иной судья не принимал участия в работе комиссии, уступая место запасному.

Не меньший вред общему нашему делу приносят и те судьи, которые допускают при испытаниях формализм, готовы ради скорейшего завершения работы допускать отклонения от правил, смотрят сквозь пальцы на заведомое облегчение условий испытаний.

Например, правила испытаний лаек по утке и по белке требуют, чтобы из-под каждой собаки была обязательно отстреляна одна утка и одна белка. Этот отстрел необходим, чтобы определить отношение собаки к убитой или подраненной дичи, а также для оценки подачи добытой птицы из водоема.

На практике же ясные и строгие требования правил выполняются не всегда. В секции лаек Московского общества охотников они в прошлом году откровенно игнорировались и при попустительстве судей.

Отдельные судьи из МОО столь же сознательно нарушают и правила испытания лаек по подсадному медведю. Полагается перед испытанием каждой собаки провести медведя по лесу не менее двухсот метров и привязать зверя на трос. Очередная собака пускается в поиск в 15- 20 метрах от следа зверя и не ближе 150 метров от самого медведя. При этих условиях собака должна, пересекая след, уверенно его причуять, молча дойти до зверя, затем броситься и дать хватку.

Эти требования в МОО подменяются упрощенными, более легкими. Медведь проводится для оставления следа всего лишь один раз для всех испытываемых собак, количество которых порой доходит до 25-30. Затем владельцы лаек по очереди подводят своих собак к следу и, держа их на поводке, проводят по следу 1-2 метра. На основании такого испытания судьи дают оценку отношения собаки к следу зверя. При напуске собаки на медведя судьи разрешают владельцам находиться около зверя, голосом и жестами натравливать собаку, заставляя ее озлобиться и сделать хватку.

Бесспорно, число врученных после подобных испытаний дипломов возрастает, но ценность таких дипломов сомнительна и, что еще хуже, дискредитируется сама идея полевых испытаний как средство наиболее полного выявления рабочих качеств собак.

В конечном же итоге все эти отклонения от правил, так же как нарушения этики судейства и экспертизы, в сумме своей не только отрицательно сказываются на авторитете судей и экспертов, но и ведут к промахам, к ошибкам в деле кровного собаководства.

Качество судейства на испытаниях или экспертизы на ринге, а также соблюдение судьями правил испытаний собак никто по-настоящему не контролирует — ни общественность, ни государственная охотничья инспекция, несмотря на то, что руководители последней подписывают и выдают присужденные судьям дипломы за полевую работу собак.

Естественно, что работники госохотинспекции сами всюду поспеть не могут, да и неверно было бы требовать от них всевидения и всезнания, Но разве настолько мала наша армия любителей-собаководов, чтобы нельзя было найти среди нее достаточно опытных и уважаемых людей, которые могут быть привлечены к контролю за судейством?

Речь идет, разумеется, не о том, чтобы над судьями поставить какую-то высшую инстанцию, которая бы на ринге вмешивалась в дела судейские. Нет, но вот контроль в виде просмотровой комиссии, как, скажем, это делается в футболе, гимнастике и всех других видах спорта, пожалуй, помог бы судьям.

Можно избрать и другую форму общественного контроля, не подрывая авторитета судьи. Эти комиссии, которые, не вмешиваясь в непосредственную работу судьи и эксперта, не вступая с ним в споры на ринге или в поле, могли бы оказать хорошую помощь уже только одним тем, что следили бы за неукоснительным соблюдением всех правил судейства, назначались бы для проверки представляемых отчетов, своим присутствием накрепко ограждали бы судейский коллектив от несправедливых нападок.

По-нашему, назрел вопрос и о повышении квалификации судей, и обмене опытом работы их. И этим, видимо, должен заняться Росохотсоюз.

Нам кажется, привлечение общественности для помощи судейству — дело назревшее и нужное. Хотелось бы знать, что думают об этом другие любители кровного собаководства.

Подготовка экспертов-судей охотничьего собаководства

Успехи охотников-собаководов Российской Федерации в собаководстве не раз демонстрировались на выставках и состязаниях охотничьих собак. Выведенный племенной материал высоких экстерьерных и рабочих качеств является залогом того, что в недалеком будущем каждый охотник будет иметь чистокровную, красивую и надежную в работе собаку.

Эти успехи не приходят сами собой. Они являются результатом напряженной работы обществ охотников, госохотинспекций и десятков тысяч охотников-собаководов.

Свыше 700 экспертов-судей Российской Федерации приложили немало труда и знаний к развитию охотничьего собаководства. Им мы в значительной степени обязаны тем, что имеем хороших охотничьих собак, что совершенствование пород продолжается.

Дальнейшее развитие охотничьего собаководства требует подготовки все большего количества 1 специалистов-кинологов, а также повседневного повышения их знаний и квалификации.

Общества охотников, государственные охотничьи инспекции многих областей, краев и автономных республик РФ уделяют большое внимание вопросам подготовки и повышения квалификации экспертов и судей. В 2001 году на рассмотрение квалификационной комиссии Главохоты РФ поступило более 140 представлений на первичное присвоение и на повышение званий экспертов и судей по охотничьим собакам.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...