Охота у кельтов

 Дата публикации: 02.01.2011

Племена кельтов, занимавшие еще во втором тысячелетии до н. э. большую часть Европы (между Роной и верхним Дунаем), охотились на зверей. Правда, у нас нет документальных доказательств, что добывали они животных с борзыми, но очень вероятно, что это было так. Возможно, в столь давнем периоде им служили не настоящие борзые, а травильные собаки, которым можно отвести место между борзыми и гончими. Дело травильных собак или гнать зверя, пока его не встретит скачущий на лошади охотник и не поразит своим оружием (стрелой, копьем), или травильные собаки должны гнать до тех пор, пока не возьмут сами обессилевшего зверя.

КельтыКельты

Более поздние сведения о кельтах дают уверенность, что у них были именно борзые, в почти наверное можно утверждать, что это были арабские борзые слюгги. В 5 и 4 в до н. э. территория, занятая кельтами, очень расширилась. Они заняли всю нынешнюю Францию, Испанию, Северную Италию, захватили и Британские острова. В начале 4 в. до н. э. кельтские племена завоевали и сожгли Рим и только через полвека римляне смогли оттеснить их на север. А вскоре, в начале 3 в. до н. э., часть кельтов пробилась в центр Малой Азии, образовав там государство Галатию, просуществовавшее около двух с половиной веков. Вот тут кельты (галлы) и встретились с арабами и взяли у них борзых слюгги. Не думаю, что это предположение слишком смело. Во всяком случае через кельтские племена, еще удерживавшие какую-то территорию в Юго-Восточной Европе, для борзых слюгги открылась дорога в Галлию.

Англичане получили борзых слюгги от кельтов. Но так как эта порода, созданная в странах с жарким климатом, очевидно, мало подходила к условиям Британских островов, они в течение веков сумели вывести от слюгги новую породу — грейхаунда, а позднее от этой крупной борзой более мелкую породу — виппета (происхождение виппета от грейхаунда не доказано).

Что касается континента, то на территории Галлии, где кельты сохранились под господством Рима, остались у них и слюгги, очевидно, еще долго служившие галлам на охоте.

Аррнан, описывая охотничьих собак кельтских племен, едва ли не первым в древней литературе говорит о собаках ловчих, называвшихся «вертрагами» и бывших, очевидно, настоящими борзыми. В «Трактате об охоте» (кннегетнке) Аррнан описал охоту с борзыми и вообще использование борзых у кельтов. Он разделяет отношение кельтов к охоте на две категории: люди небогатые видели цель скачки борзой за зайцем в поимке его, так как, попросту говоря, нуждались в лишнем куске мяса. Их борзые должны были бросаться за зайцем, поднявшимся со своей лежки самостоятельно или выгнанным охотниками из кустов, и во что бы то ни стало ловить его. Если зайцу удавалось как-либо скрыться в лесу — это для подобных охотников было неудачей.

Иное дело люди богатые. Для таких скачка борзых за зайцем была приятным, красивым зрелищем и больше всего они ценили именно красоту этой скачки. У богатых владельцев борзых были в широком употреблении состязания этих собак, имевшие чисто спортивный характер. Происходили такие состязания примерно так: два владельца собак ехали верхом на лошадях, ведя каждый по одной борзой, особый распорядитель приказывал пустить их в одно и то же время по выскочившему зайцу, отпустив его на известное расстояние. Если зайцев оказывалось мало в открытых местах, избранных для скачек, то применялись специальные загонщики, палками выгонявшие зайцев из кустов. Распорядитель строго следил за тем, чтобы владельцы борзых не пустили своих собак неодновременно или не дав зайцу отбежать положенное расстояние, или без его команды по маленькому (молодому) зайцу. Поимка зайца здесь была необязательна, так как главное заключалось в том. какая из собак сумеет проявить лучшую резвость и чья скачка покажется красивей. Если зайцу удавалось скрыться в лесу, это не считалось неудачей и не влияло на присуждение первенства одной из борзых.

Использование борзых в охотничьих и спортивных целях сохранялось у кельтов и у народов, пришедших им на смену, в течение многих веков. Особенно традиционно это было у таких прямых потомков кельтских племен, как баски в Испании, жители Уэльса в Англии и др.

Г. Д. Розен в «Очерке истории борзой собаки» (1891 г.) приводит сообщение Арриана о существовании у галльских и германских племен псовой охоты, сходной с нашей комплектной охотой в островных лесах (отъемах среди полей). Леса («острова»), где было обнаружено достаточное количество зверя — лисиц и зайцев — окружали охотники с борзыми верхом на лошадях. В лес пускали стаю гончих, которая выгоняла зверей из леса в открытые полевые угодья, где этих зайцев и лисиц   ловили  борзые   (вертрагн).  Эти  сведения   относятся к 1 в. н. э. В дальнейшем наступил какой-то период, когда этой сложной охоты в Западной Европе не было. Однако в эпоху феодализма охота с собаками на зверей стала значительно многолюдней и крупней. В это время было создано много пород. Г. Д. Розен называет некоторые из этих пород:

  1. Для охоты на волков и крупных копытных (оленей, кабанов) применялись «брудастые борзые» (т. е., очевидно, дирхаунды, ирландские ).
  2. Для ловли зайцев держали хортых (а вернее, это были английские грейхаунды ).
  3. К категории борзых (ловчих) собак относилась и порода маленькая итальянская, с которой травили кроликов (травят в Италии и по сей день).

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...